Библио-новости

«Я будущность свою измерил обширностью души своей»

Ко дню рождения русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова (1814-1841)

«Я будущность свою измерил обширностью души своей»

Как его только не называют наши современники: и «соседом по Олимпу» рядом с Пушкиным, и второй по значимости поэтической величиной – и опять после Пушкина… После?

Начало 1837 года – убит Пушкин. «Лермонтов сделался его эхом и тем приобрел себе громкую известность, написав энергические стихи на смерть Пушкина, но себе навлек он большую беду, так как упрекал в них вельмож, стоявших около трона, за то, что могли допустить столь печальное событие», – заметил в своей книге «Знакомство с русскими поэтами» современник великих русских поэтов писатель Андрей Николаевич Муравьев.

Листочки со стихотворением 23-летнего Михаила Лермонтова «На смерть поэта» десятками тысяч расходились по рукам, производя в обществе настоящую бурю, стихотворение учили наизусть и пересказывали ближним. Вряд ли когда-либо в России стихи производили столь сильное впечатление, разве только вышедшая двадцать лет назад бессмертная поэма Грибоедова могла соперничать с пламенными строками Лермонтова. Молодой гусар, изливший «горечь сердечную на бумагу», жестоко поплатился за свой триумф – арест, суд, ссылка на Кавказ прапорщиком в Нижегородский драгунский полк… Бабушка Лермонтова Елизавета Алексеевна, страстно любившая внука, горько сетовала на судьбу, упрекая прежде всего себя: «И зачем это я на беду свою еще брала Мерзлякова, чтобы учить Мишу литературе; вот до чего он довел его». (Мерзляков А.Ф. – русский поэт, литературный критик, переводчик, доктор философии, дававший частные уроки юному Лермонтову на дому – прим. авт.).

Но деятельная энергичная Елизавета Алексеевна и здесь не оставила своего питомца без опеки: благодаря ее хлопотам, прапорщику Лермонтову вернули чин корнета и перевели в Лейб-гвардии Гусарский его величества полк. Несколько месяцев пребывания на Кавказе сделали молодого поэта другим человеком: светское общество, совсем недавно так манившее в свои сети, полностью утратило былую привлекательность; подступила черная меланхолия, наложившая особый отпечаток на его стихотворные строки. Кавказские впечатления подняли на поверхность юношеские грезы – в течение десяти лет создавал поэт свою восхитительную романтическую балладу «Демон» – с 1829 по 1839 год. Пятнадцатилетний Михаил учился в университетском Благородном пансионе, когда в его юной голове сложился замысел поэмы об Ангеле и Демоне, влюбленных в прекрасную монахиню – сюжет вполне в духе начала XIX века. Шло время, вместе со взрослением поэта менялась и поэма: образы героев, диалоги и сюжет становились более сложными, из условного места действия герои перенеслись во вполне конкретную Грузию со своим бытом, традициями, именами и этникой. Поэма получает и второе название – «Восточная повесть».

По возвращении из ссылки Лермонтов – один из самых популярных литераторов в России, его произведения идут нарасхват, в каждом номере «Отечественных записок» публикуются новые стихи и проза. Преисполненный вдохновением поэт «принят с большим участием в столице, как преемник славы Пушкина, которому принес себя в жертву». Но судьба делает очередной поворот, причем, все в ту же сторону: 25-летний поэт после дуэльного поединка снова отправляется на Кавказ, но уже не в подобие увеселительной прогулки, как ранее, а на передовую. Император Николай I даже озаботился выпустить личный приказ, чтобы Лермонтова с передовой не отпускали и задействовали в военных операциях. Поручик Лермонтов на военной службе оказался одним из лучших: «везде первый подвергался выстрелам хищников и во всех делах оказывал самоотвержение и распорядительность выше всякой похвалы».

Тогда же, в 1840 году, вышло первое отдельное издание романа «Герой нашего времени», задуманного еще в первое пребывание на Кавказе, но получившего завершенность только два года спустя. Образ главного героя критики и читатели тут же соединили с личностью самого автора, с чем Лермонтов вовсе не согласился: «Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии».

Ему было всего двадцать шесть, когда он был убит у подножия горы Машук – находящийся в самом начале своего творческого пути, но уже известный русский поэт и национальный гений Михаил Юрьевич Лермонтов. Он ведь совсем мало печатался при жизни, был очень строг и придирчив к каждому слову, каждой строфе – целых десять лет ушло только на составление небольшого сборника стихов. Короткая яркая жизнь, так много вместившая в себя: «этой жизни суждено было проблеснуть блестящим метеоритом, оставить после себя длинную струю света и благоухания и исчезнуть во всей красе своей... какие поэтические тайны унес он с собой в могилу? Кто разгадает их?».

Александр Блок, составляя рецензию на книгу о жизни и творчестве Лермонтова, сочувствуя автору, сетовал: «Почвы для исследования Лермонтова нет - биография нищенская. Остаётся "провидеть" Лермонтова». Да, биографию поэта можно кратко изложить всего на одной страничке, но его творчество предоставляет огромный простор для исследования личности Михаила Лермонтова – настолько просты и возвышенны его стихи, тонко обрисованы характеры героев, естественны и оригинальны живописные полотна.

Нам остается только, затаив дух, восхищаться его ранним гением: не каждому дано даже в более солидном возрасте прочувствовать и отразить насущные потребности духовной жизни общества, стать символом своего времени.

Не смейся над моей пророческой тоскою;
Я знал: удар судьбы меня не обойдет;
Я знал, что голова, любимая тобою,
С твоей груди на плаху перейдет;
Я говорил тебе: ни счастия, ни славы
Мне в мире не найти; настанет час кровавый,
И я паду, и хитрая вражда
С улыбкой очернит мой недоцветший гений;
И я погибну без следа
Моих надежд, моих мучений,
Но я без страха жду довременный конец.
Давно пора мне мир увидеть новый;
Пускай толпа растопчет мой венец:
Венец певца, венец терновый!..
Пускай! я им не дорожил.

Сочинения Михаила Юрьевича Лермонтова

Библио-новости
«Вся жизнь существует один миг. Вот именно тот, который происходит сейчас. Это и есть бесценное сокровище»
Виктору Пелевину – 60!
Библио-новости
«Книги, как и люди, не переходят из класса в класс без экзамена»
135 лет со дня рождения Самуила Яковлевича Маршака – поэта, драматурга, переводчика (1887-1964)
Библио-новости
Дмитрий Мамин-Сибиряк: «Общество умных людей — самая лучшая школа»
170 лет со дня рождения писателя (1852-1912)
Библио-новости
В магазине «Библио-Глобус» прошел круглый стол, посвященный организации «Клуба семейного чтения и детской книги»
Мероприятие 24 ноября открыл президент торгового дома «Библио-Глобус», президент Гильдии книжников Борис Семенович Есенькин
Библио-новости
Книги, о которых говорят. Евгений Водолазкин «Чагин»
Писатель Евгений Водолазкин – своего рода уникум, явление в литературной среде неповторимое и даже немного странное