Библио-новости

«Никогда не обижай живое существо, пусть это букашка или бабочка. Люби и уважай их жизнь, они созданы, как и ты сам, для жизни и радости»

Ко дню рождения Саши Чёрного, поэта Серебряного века, прозаика, сатирика, журналиста (1880-1932)

«Никогда не обижай живое существо, пусть это букашка или бабочка. Люби и уважай их жизнь, они созданы, как и ты сам, для жизни и радости»

«Он хоть взрослый, но совсем такой, как вы:
Любит сказки, солнце, елки, —
То прилежнее он пчелки,
То ленивее совы».
(Саша Чёрный, «Детям»)

Писать стихи для детей Саша Чёрный начал еще в 1911 году, в Петербурге. Корней Чуковский, прочитав его книжки «Тук-Тук» и «Живая азбука», первым разглядел в Саше Черном замечательного детского писателя: «Уже по первым его попыткам я не мог не увидеть, что из него должен выработаться незаурядный поэт для детворы. Сам стиль его творчества, насыщенный юмором, богатый четкими, конкретными образами, тяготеющий к сюжетной новелле, обеспечивал ему успех у детей. Этому успеху немало способствовал его редкостный талант заражаться ребячьими чувствами, начисто отрешаясь от психики взрослых». И действительно, ничего взрослого в его стихах не было: так говорят дети, фантазируя и придумывая уж совсем несусветные события и приключения:

Каждый вечер перед сном
Прячу голову в подушку:
Из подушки лезет гном
И везет на тачке хрюшку,
А за хрюшкою дракон,
Длинный, словно макарона…
За драконом — красный слон,
На слоне сидит ворона,
На вороне — стрекоза,
На стрекозке — тетя Даша…
Чуть прижму рукой глаза —
И сейчас же все запляшут!

С детьми Саша Чёрный никогда не заигрывал, сразу же находя общий язык и принимая всерьез. Все тот же Корней Чуковский вспоминал, как менялось поведение гордого и замкнутого писателя, всегда чуждавшегося публичности, когда его окружали дети. «Сын культуры, издерганный и хмурый» тут же преображался: «Он сидел в лодке, взятой, очевидно, напрокат. Лодка была полна малышей, лет семи или немного постарше, которых он только что прокатил до моста и обратно, и теперь его ждали другие, столпившиеся неподалеку на сваях: «Саша, сюда, сюда!» Он бережно высадил одних пассажиров и, наполнив свою лодку другими, тотчас же пустился в новый рейс. По лицу его я не мог не заметить, что здесь, на природе, среди детей, он совершенно другой. Волосы у него растрепались, плечи молодо выпрямились, трудно было поверить, что этот беззаботный гребец еще так недавно твердил в отчаянно-горьких стихах, что его —

...так и тянет из окошка
Брякнуть вниз о мостовую одичалой головой...».

Попав на чужбину и оставшись без читательской аудитории, Саша Чёрный с увлечением начал писать для детей, которые понимали его, а он понимал их: «Хотелось бы все-таки для детей еще что-нибудь состряпать: они тут совсем отвыкают от русского языка, детских книг мало, а для них писать еще и можно и нужно». Детских произведений во время эмиграции он написал великое множество: «Дневник фокса Микки», «Несерьёзные рассказы», «Кошачья санатория», «Солдатские сказки». Собачьи мемуары быстро стали классикой жанра, приобрели любовь не только детишек, но и взрослых читателей: как было не восхищаться наблюдениями милейшего, наивного и незадачливого Микки, рассказывающего о своей жизни в окружении непонятных и непредсказуемых людей?

«Фокс Микки, первая собака, умеющая писать», пишет не абы что, а ведет настоящий литературный дневник, записи его адресованы читателю из человеческого мира. А ведь с миром людей очень трудно договориться, это известно каждой собаке, поэтому записки Микки так эмоциональны и наполнены разнообразными чувствами – от радостного удивления до крайнего возмущения. Двухлетний умудренный жизнью пёс с большим снисхождением относится к своей хозяйке – девочке Зине, она объект его постоянной заботы, поскольку натворить может все что угодно: «Запеленала меня в салфетку, уткнула в колени и делает мне замшевой притиралкой маникюр. Молчу и вздыхаю. Разве девочка что-нибудь путное придумает?»

Веселая и одновременная грустная книжка для детей и взрослых. А не сам ли Саша Чёрный скрывается под образом милой собачки? В сборнике «Детский остров» поэт эпично сравнивает себя с псом Барбосом, объясняя маленьким читателям, кто такой поэт:

Беззаботный и беспечный, как Барбос,
Весел он под каждым кровом,
И играет звонким словом,
И во все сует свой нос.

И автор, и Микки в своем творчестве работают в различных жанрах: оба пишут стихи и прозу, оба беззаветно любят детей и животных, оба наивны и любопытны… Благодаря «Дневнику…» семейство Саши Чёрного смогло приобрести участок земли в местечке Ла Фавьер на самом берегу Средиземного моря – вырученных от издания средств вполне хватило. И до самого последнего дня рядом с поэтом находился его любимый и преданный пес – фокстерьер Микки.

Строки из дневника фокса Микки:

  • Вы любите чердаки? Я – очень. Люди складывают на чердаках самые интересные вещи, а по комнатам расставляют скучные столы и дурацкие комоды.
  • Что важнее всего в жизни? Еда. Нечего притворяться! У нас полон дом людей. Они разговаривают, читают, плачут, смеются – а потом садятся есть.
  • Надо записать все свои огорчения, а то потом забуду.
  • Сегодня на балкон попал кусочек солнца: я на него улёгся, а оно из-под меня ушло.
  • Что ни говори — руки иногда вещь полезная.
  • Это же бессовестно — все для людей: и газеты, и скачки, и карты. И ничего для собак.
  • И зачем девочке так много учиться? Все равно вырастет, острижет волосы и будет на кушетке по целым дням валяться. Уж я эту породу знаю.
  • Когда щенок устроит совсем-совсем маленькую лужицу на полу – его тычут в неё носом; когда же то же самое сделает Зинин младший братишка, пелёнку вешают на веревочку, а его целуют в пятку… Тыкать, так всех!
  • У кухарки есть затрёпанная книга – «Сонник». Она часто перелистывает её пухлыми пальцами и всё вычитывает по складам про какого-то жениха. Подумаешь, кто на такой сковородке женится?
  • Затопили камин. Смотрю на огонь. А что такое огонь – никому не известно.
  • Зачем вообще варить и жарить? Я недавно попробовал кусочек сырого мяса (упал на кухне на пол – я имел полное право его съесть!)… Уверяю вас, оно было гораздо вкусней всех этих шипящих на сковородке котлет…
  • Жадные сухопутные люди не знают уже, что и придумать. Мало им берега, леса, поля, шоссе. Летать им надо! Сели на бензинную этажерку… И полетели. Даже смотреть страшно.
  • Дамы всё переодеваются и переодеваются. Потом раздеваются, потом опять переодеваются. Купаться не очень любят. Попробует большим пальцем правой ноги воду, присядет, побрызгает на себя водой и лежит на берегу, как индюшка в гастрономической витрине.
  • В доме никого нет. Во все щели дует собачий ветер (почему собачий?). Врывается из-под двери, сквозь оконные щелочки, сквозь каминную дыру, и так пищит, и так скулит, и так подвывает, точно его мама была собакой. Ни морды, ни глотки, ни живота, ни зада у него нет. Чем он дует – понять не могу…
  • Попала бы моя книжка в лапки какой-нибудь девочке в зеленом платьице… Села бы она у камина с моим сочинением, читала бы, перелистывала бы и улыбалась. И в каждом доме, где только есть маленькие ножки с бантиками и без бантиков, знали бы мое имя: Микки!

Сочинения Саши Чёрного

Библио-новости
«Я в своих героях растворялся...»
95 лет со дня рождения Эльдара Рязанова, кинорежиссера, кинодраматурга, писателя (1927-2015)
Библио-новости
Капсула времени
В книжном магазине «Библио-Глобус» состоялась презентация романа Марины Голубицкой «Два писателя, или Ключи от чердака»
Библио-новости
«Из нас как из дерева — и дубина, и икона». «Окаянные дни» Ивана Бунина
Ко дню рождения писателя (1870-1953)
Библио-новости
Иван Тургенев: «Я рад, что эта книга вышла; мне кажется, что она останется моей лептой, внесенной в сокровищницу русской литературы»
Ко дню рождения И.С. Тургенева (1818 – 1883) и 170-летию выхода из печати книги «Записки охотника»
Библио-новости
Виктория Токарева: «Чтение – это пассивное творчество»
К 85-летию со дня рождения русской писательницы Виктории Токаревой (род.1937)