Новости

Книги, о которых говорят. Фёдор Константинов «Стефан Цвейг» – первая биография Стефана Цвейга на русском языке

«Книга — это немой учитель человека»

Книги, о которых говорят. Фёдор Константинов «Стефан Цвейг» – первая биография Стефана Цвейга на русском языке

Знаменитая серия издательства «Жизнь замечательных людей», существующая с 1890 года – от изданий Флорентия Павленкова до современных томиков издательства «Молодая гвардия», представила читателям почти две тысячи литературных биографий «великих», выпущенных общим тиражом более ста миллионов экземпляров. Шестьдесят лет назад в серии ЖЗЛ вышла книга Стефана Цвейга «Бальзак», которую автор считал одним из лучших своих произведений - его романизированными биографиями великих исторических личностей зачитывалась вся Европа. А вот биографии самого Цвейга в серии ЖЗЛ до сей поры не существовало. Пробел восполнил Фёдор Константинов – писатель, историк литературы и публицист, родившийся на Сахалине и сделавший пропаганду творчества психолога страстей и величайшего мастера малой прозы Стефана Цвейга делом своей жизни. Помимо книги, составляет и ведет образовательные лекционные циклы, выступает с лекциями в университетах, библиотеках и учебных центрах России, Турции, Австрии, Израиля и других стран. Совсем недавно Фёдор Юрьевич рассказал о своей новой книге и в «Библио-Глобусе».

«Книга — это немой учитель человека»

… Все что происходит в нашей жизни, идет из семьи, из детства. Мальчик, который родился в небольшом селе на берегу моря, вряд ли мог предполагать, кто откроет ему дорогу в огромный мир литературы – кроме родителей, естественно. Федя Константинов всегда видел своего отца отдыхающим в кресле с книгой. Заслуженный водитель, вернувшись из рейса и отмыв руки от мазута и моторного масла, читал Джека Лондона, Жюля Верна, Стефана Цвейга. Мама всегда советовала подрастающему Фёдору читать произведения Цвейга, которых не было в школьной программе – «Нетерпение сердца», «Звездные часы человечества» – о благородстве человеческой души. Ни на ком другом так не настаивала – ни на Пушкине, ни на Гоголе, ни на Паустовском – на Цвейге. В семье витал дух преклонения перед творчеством известного австрийского драматурга.

«Судьба – самый гениальный поэт»

В СССР сочинения Цвейга всегда пользовались огромной популярностью, 12-томное собрание сочинений вышло ещё в 20–е годы, предисловие к нему написал Максим Горький, почитавший в своём друге «редкое и счастливое соединение таланта глубокого мыслителя с талантом первоклассного художника». В 1928 году Цвейг приезжал в Россию на торжественное празднование столетия Льва Толстого, которого всегда считал величайшим писателем в истории мировой литературы. Сам Цвейг был необыкновенно счастлив, когда узнал о выходе своего собрания сочинений в Советском Союзе.

… Каждая из написанных Цвейгом историй более всего похожа на талантливо сокращённое изложение большого романа, Среди близких друзей Цвейга были Томас Манн, Зигмунд Фрейд, Герберт Уэллс, Рихард Штраус, Максим Горький, Огюст Роден – целый пантеон всемирно известных личностей. В пронзительной автобиографической книге «Вчерашний мир» писатель признавался: «Я завоевал дружеское расположение некоторых из лучших людей нашего времени, наслаждался блистательнейшими зрелищами; мне было дано вкусить радость общения с вечными городами, бессмертными книгами и прекраснейшими пейзажами Земли. Я сохранил свободу, не зависел от службы и профессии, моя работа была мне в радость, и мало того – она доставляла радость другим!».

Язык Цвейга изыскан и неподражаем, преисполнен внутреннего достоинства, а сам писатель идеалистически верил, как бы не высокопарно это ни звучало, в торжество гуманизма в мире, разделяя почти все прогрессивные воззрения своей эпохи. Искренние верования в несбыточное сыграли с писателем злую шутку: к власти пришли фашисты, прежний мир очень быстро растворился под кислотным воздействием коричневой чумы. Еврей по происхождению, Цвейг стал чужим у себя на родине. В мае 1933 года в центре Вены был разложен огромный костёр, в котором публично сожгли книги неугодных новой власти авторов, среди которых оказались и сочинения Стефана Цвейга.

«Нет ничего более ужасного, чем одиночество среди людей», вынужденная эмиграция. 23 февраля 1942 года на фоне внешнего благополучия, но тяжкой внутренней неустроенности, на другом конце света, в Бразилии, Стефан Цвейг покончил с собой… В романе «Тени в раю» Эрих Мария Ремарк написал: «Если бы в тот вечер в Бразилии, когда Стефан Цвейг и его жена покончили жизнь самоубийством, они могли бы излить кому-нибудь душу хотя бы по телефону, несчастья, возможно, не произошло бы. Но Цвейг оказался на чужбине среди чужих людей».

«Человек ощущает смысл и цель собственной жизни, лишь когда сознаёт, что нужен другим».

Фёдор Константинов до сих пор не может уяснить для себя, как получилось вместить в 450 страничек текста историю такой грандиозной личности как Стефан Цвейг. Писалась книга невероятно легко – всего десять месяцев, но до этого автор шесть лет собирал материалы, просиживая в библиотеках, слушал и читал лекции в Зальцбурге, Вене, перепроверял факты по нескольку раз, сверяясь с различными источниками. В паспорте у Фёдора Юрьевича всегда хранится маленькая фотография Стефана Цвейга. А сам он, кстати, даже внешне чем-то неуловимо похож на своего кумира: «я не позволил бы себе написать ни одного слова или предложения, если бы чувствовал, что Цвейг не был с этим согласен – только документальная правда, подкрепленная моим мнением как биографа». Писал биографию любимого писателя молодой автор по старинке, ручкой на бумаге – «сперва в руку пустить, вернуть в голову, и только потом сесть за компьютер, чтобы уже долго и неотрывно работать». Книга получилась легкой для прочтения, подобно произведениям австрийского драматурга; Федор Юрьевич и не скрывает, что ставил перед собой такую задачу – поймать технику Цвейга, его голос и манеру написания. Только о путешествии в СССР написано 80 страниц увлекательного текста, рассказывается о произведениях Цвейга, до сих пор не переведенных на русский язык и незнакомых массовому читателю, очень подробно – о причинах самоубийства писателя, скромно упоминаемых у остальных биографов. Оказывается, в Википедии даже дата смерти писателя неправильно указана…

Место Стефана Цвейга в современной литературе сегодня оценивается неоднозначно: многие исследователи отмечают его «вчерашнесть», мелодраматичность сюжетов и тайны, интересующие только невзыскательную читательскую публику. С таким суждением сложно согласиться, многомиллионным поклонникам таланта австрийского писателя гораздо ближе мнение известного германиста Юрия Архипова о том, что Стефан Цвейг «захватывает читателя с первых строк любой своей книги, щедро одаривая радостью узнавания и сопереживания до самых последних страниц».

Строки из книг Стефана Цвейга:

  • Сердце умеет забывать легко и быстро, если хочет забыть.
  • Мне лично приятнее понимать людей, чем осуждать их.
  • Человек ощущает смысл и цель собственной жизни, лишь когда сознаёт, что нужен другим.
  • Политика и разум редко следуют одним путем.
  • Хороша только полная правда. Полуправда ничего не стоит.
  • Страх хуже наказания, потому что наказание — всегда нечто определенное, и, будь оно тяжкое или легкое, оно все же лучше, чем нестерпимая неопределенность, чем жуткая бесконечность ожидания.
  • Силу удара знает лишь тот, кто принимает его, а не тот, кто его наносит; лишь испытавший страдание может измерить его.
  • Кто однажды обрел самого себя, тот уже ничего на этом свете утратить не может. И кто однажды понял человека в себе, тот понимает всех людей.
  • В самом худшем, что случается на свете, повинны не зло и жестокость, а почти всегда лишь слабость.
  • Как в политике одно меткое слово, одна острота часто воздействует решительнее целой демосфеновской речи, так и в литературе миниатюры зачастую живут дольше толстых романов.
  • Жизнь никогда не дает что-то бесплатно, и всему, что преподносится судьбой, тайно определена своя цена.
  • Разве можно объяснить, почему человек, который сам не умеет плавать, бросается с моста на помощь утопающему?
  • Очень легко считать себя великим человеком, если ваш мозг не отягощен ни малейшим подозрением, что на свете жили когда-то Рембрандт, Бетховен и Данте.
  • Книга — это памятник ушедшим в вечность умам. Это история, в которой жизнь течет, как кровь по венам. Это альфа и омега всякого знания, это начало начал каждой науки. Книга — это немой учитель человека.
  • Все услышанное и прочитанное скользит мимо, не оставляя следов, и только пережитое самим тобою открывает сердцу истинную природу чувства.

Книги Стефана Цвейга

Библио-новости
Новости книжного мира. Лев Толстой как зеркало русской цифровизации
Лев Николаевич Толстой – единственный из представителей литературного сообщества, который передал свои труды в безвозмездное пользование, один из самых плодовитых писателей мира, творчество которого уместилось в девяносто объемных томов
Библио-новости
Тысячи отравленных мышьяком книг изъяли из библиотеки Германии и приграничного французского города Страсбурга
В библиотеках хранятся сотни тысяч книг того периода.
Библио-новости
Книги, о которых говорят. Иеромонах Иоанн (Гуайта) «Монах в карантине. Сорок дней паломничества с короной»
«Моя естественная среда обитания состоит из книг, икон и черепашек». (Иеромонах Иоанн)
Библио-новости
«Забывают кого-то, нас нельзя разлюбить»
Ко дню рождения русского поэта Константина Ваншенкина (1925–2012)
Библио-новости
«Кто сказку прочитал, тому, надеюсь, ясно, что лучше выбрать путь тяжелый и опасный, но долга своего не забывать»
395 лет со дня рождения французского писателя Шарля Перро (1628–1703)
Библио-новости
Забытые имена. Ал. Алтаев
150 лет со дня рождения автора детских книг Маргариты Владимировны Ямщиковой (1872–1959)