Торговый Дом Библио-Глобус

Интернет магазин Наши магазины Поставщикам О компании

КНИГИ
Книги
Акции
Лидеры продаж
Скоро в продаже
Антиквариат и коллекционирование
Литературное обозрение
СОБЫТИЯ
График мероприятий
Литературная гостиная им. И.Д. Сытина
Наши гости
Новости культуры
УСЛУГИ
Активация клубной (дисконтной) карты new
Услуги
Личный кабинет
Клубная (дисконтная) карта
Подарочная карта
Кабинет юридического лица
Персональное и корпоративное обслуживание
ПАРТНЕРЫ
Гильдия книжников
Фонд «История Отечества»
КОМПАНИЯ
Вакансии
Наш дайджест
Пресс-служба
СМИ о нас
Карта магазина
Ваше мнение



Благодарность
Президента РФ

Внесен в Российскую
«Книгу рекордов и достижений»

Посмотреть все награды >>


Литературный календарь

Архив событий:

... ...

    

  21 марта
Три века английской поэзии

Три века английской поэзии

21 марта отмечается Всемирный день поэзии. По всему миру проходят поэтические вечера, домашние чтения и концерты, наполненные лирикой, романтикой и красотой возвышенного слова.

Русский человек при слове «поэт» первым делом обратиться в своей памяти к творчеству Пушкина, Лермонтова, Гумилева… Но этих имен не было бы без блистательных мастеров английской школы, великих романтиков, чья чувственность, бунтарство натуры и отрицание общественного мнения, каким бы суровым оно ни было, будоражило сердца поэтов русской школы.

Все началось на английских зеленых просторах. Кончились времена Шекспира, классицизм, подобно старой раковине, захлопнул створки, скрывая внутри самого себя истинные жемчужины жанрового творчества, и в мир пришел зефирно-возвышенный сентиментализм. Несгибаемые стены классицизма сменил полет человеческой души, и чувства, переживания вышли на первый план. Чувства не только личного или любовного характера, но и сочувствие, сопереживание общественным проблемам, трудностям и бедам.

В двадцатых годах восемнадцатого века Джеймс Томпсон обратился к временам года своими поэмами «Зима» и «Лето», воспев красоту природы, а следом за ним Томас Грей описал покой сельского кладбища. Поэтов сентиментализма объединяла тяга к природному покою и тема странствий души в поисках утешения.

На смену чистому воздушному сентиментализму приходит романтизм. Бунтарская ярость духа, поиски себя в мире, неприятие жестокости и поиск справедливости, любовные терзания и разбитые мечты – вот визитная карточка мятущейся души английского поэта.

И первыми из них были блистательный Уильям Вордсворт и трагический Сэмюэль Кольридж, известные нам как поэты Озерного края. «Озерная школа» стала колыбелью английского романтизма. Элегии Вордсворта были полны любви к прекрасным пейзажам, зеленым лугам и синему английскому небу. Кольридж был одним из первых властителей человеческих дум, предвестником мистической высокой готики, пик которой придется на эпоху правления королевы Виктории. «Озерная школа» выпустила в мир поэтов-реформаторов, мечтавших восстановить настоящую, истинную британскую поэзию, считавшуюся к тому времени искусственной, штампованной, элитарной. В своей поэзии мастера Озерного края встали на защиту поэтической правды и поэтической полноты, отказавшись от ложной красивости языка, от искусственного наполнения, не используя ничего кроме истинной красоты форм и настоящего содержания.

В поэзии Кольриджа фантастическая лирика неотделима от красоты окружающего мира, в котором он черпал вдохновение:

Сиянье зыбкое луны
И звезды дрожащий след
Колебала грудь волны,
Но сильнее падал свет
На белеющий утес,
Скрытый сумраком ветвей...
Так белел меж темных кос
Лоб возлюбленной моей...*


Нежное обращение к природе Уильяма Вордсворта навевает умиротворение и обращает человеческую душу к первозданному покою:

Поутру рано или в час, когда
Закат горит последним блеском света
И в сумрак вечера вся даль одета,
Взгляни, поэт задумчивый, тогда
На водопад, где бурная вода,
Как в логе лев, бушует. Нет предмета
Ужаснее! Дух страшный водомета
В венце из камня, кудри, борода
Струят потоки - воссидит над урной,
Скрывая днем свой облик. Он струит
По бархату лугов поток лазурный
Или, встречая на пути гранит
Обрушенный, обломки гор, гремит
И пенится чрез них волною бурной. **


Первое поколение «Озерного края» сменили те, что на долгие годы завладел юными душами, подчинив себе их стремления. Китс, Шелли, Блэйк… Байрон. Великие имена, перевернувшие представления Европы о жизни и литературе.

Джон Китс, при жизни не оцененный критиками, прожил жизнь в мучениях, непризнанный, гонимый и одинокий. Ценность его творчества смогли признать лишь после его смерти. И вместе с тем тонкая вязь его слов попадала в сердце тем, кто был готов открыться ему, кто понимал. Так Перси Биши Шелли в час своей смерти не имел при себе ничего, кроме томика стихов Китса.

Шепча про вечность, спит оно у шхер,
И вдруг, расколыхавшись, входит в гроты,
И топит их без жалости и счета,
И что-то шепчет, выйдя из пещер.
А то, бывает, тише не в пример,
Оберегает ракушки дремоту
На берегу, куда ее с излету
Последний шквал занес во весь карьер.

Сюда, трудом ослабившие зренье!
Обширность моря даст глазам покой.
И вы, о жертвы жизни городской,
Оглохшие от мелкой дребедени,
Задумайтесь под мерный шум морской,
Пока сирен не различите пенья!***


Что до самого Перси Биши Шелли, его чуткая, робкая натура не могла противиться романтическому стремлению Байрона к одиночеству и бесконечной борьбе с обществом, потому он слепо следовал за ним в путешествиях по Европе, но в своей собственной поэзии остался самобытным, без подражания или стремления угодить. Жизнь его быстро и страшно оборвалась, при неизвестных обстоятельствах, но в веках остались строки, полные светлой и пронзительной любви:

Гляди, гляди - не отвращай свой взгляд!
Читай любовь в моих глазах влюбленных,
Лучи в них отраженные горят,
Лучи твоих очей непобежденных.

О, говори! Твой голос - вздох мечты,
Моей души восторженное эхо.
В мой взор взглянув, себя в нем видишь ты,
Мне голос твой - ответная утеха…****


Великий Байрон. Его жизнь была недолгой, но за тридцать шесть лет он стал властителем дум эпохи. «Паломничество Чайльд-Гарольда» изменило представление о литературе в целом, а его стихи цитировались, заучивались наизусть, переводились… Байрон много странствовал, принимал участие в политической жизни многих стран – и умер в Греции, ввязавшись в войну за независимость. Свободу он ценил больше всех иных ценностей. Без него не было Пушкина и Лермонтова: вдохновленные им, они переводили его стихи, подражали ему, и на примере шепота души Байрона создавали свое: вечное, незыблемое, исконно-русское.

Должно бы сердце стать глухим
И чувства прежние забыть,
Но, пусть никем я не любим,
Хочу любить!

Мой листопад шуршит листвой.
Все меньше листьев в вышине.
Недуг и камень гробовой
Остались мне…*****


В двадцатом веке английская поэзия приходит в упадок. Мир вступил в эпоху научно-технического прогресса и стал решать иные задачи. Англия не получила свой Серебряный век, в отличие от России, но иные вопросы, иные ценности не дали слову замолчать надолго. Два течения зародилось одновременно – георгинанцы и имажисты.

Георгианцы отказались от викторианских традиций, от философских, религиозных и любовных форм стиха, в их поэзии зазвучали реалистичные мотивы.

Имажисты воспевали человеческий дух, задавленных механизмами изменившегося мира, утратившего гармонию и покой с природой. Несмотря на разногласия между представителями обоих направлений, объединяла их непримиримая враждебность буржуазной цивилизации.

Одним из самых первых представителей «современной поэтической драмы» был георгианец Уильям Батлер Йейтс. Его творчество, пропитанное георгианскими идеями, тем не менее не исключало романтических и мистических мотивов, и вдохновение он находил во всем, что окружало его. Пейзажи Англии, поиск покоя и вечные строки его предшественников ярко отзывались в его творчестве.

Владей небесной я парчой
Из золота и серебра,
Рассветной и ночной парчой
Из дымки, мглы и серебра,
Перед тобой бы расстелил, —
Но у меня одни мечты.
Свои мечты я расстелил;
Не растопчи мои мечты.******


Среди имажистов же ярче всего горела звезда Тома Эрнеста Хьюма, поскольку этот человек не только оставил за собой большое поэтическое наследие, но и основал в 1908 году «Клуб поэтов», дав таким образом множеству поэтов нового жанра возможность собираться вместе, читать стихи и находить единомышленников. Хьюм много сделал для английской литературы и как никто чувствовал изменения времени и грядущие катастрофические перемены, находившие отражение в его лирике.

Вступил я беззаботно в дол лесистый.
Там пахло время гиацинтами,
И красота душистым покрывалом
Меня душила, пеленала,
Пока, недвижный, ослабевший, не был взят я в плен
Ее послушным евнухом, чье имя — восхищенье.
Теперь же я бреду к реке последней,
Объят стыдом, как будто бы мешком,
Подобно турку любопытному, что пойман у сераля.*******


Таковы были мэтры поэзии, мастера слова без которых русская поэзия – и мировая поэзия в целом – никогда не получила бы той мощи, той силы и той надежды, которую несли в своей душе английские поэты. Их неукротимый дух, тяга к свободе и ярость сердца, способного любить без всяких границ оставила несравнимый ни с чем след в истории, перекинув мост через время, от прошлого к будущему, дав возможность найти утешение, радость, покой.


Примечания:

* С. Кольридж – Льюти, или черкесская любовная песня
**У. Вордсфорт – Водопад
***Д. Китс – Море
****П. Шелли – К...
*****Дж. Н. Г. Байрон – Сегодня мне исполнилось тридцать шесть лет.
******У. Йейтс – Он мечтает о парче небес
*******Т. Э. Хьюм – Новообращенный





2019 OOO Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС»

телефон: 8(495) 781-1900;
e-mail: mail@biblio-globus.ru

Адрес: Мясницкая ул., д. 6/3, стр. 1.
Проезд до станций метро: "Лубянка",
"Кузнецкий мост", "Китай-город".

карта проезда

Часы работы:

Будни: 9.00 - 22.00
Суббота: 10.00 - 21.00
Воскресенье: 10.00 - 21.00
Без перерыва.

карта магазина
Справки о наличии книг:
8(495) 781-1900

Интернет-магазин:
www.bgshop.ru