Торговый Дом Библио-Глобус

Интернет магазин Наши магазины Поставщикам О компании

На главную Карта сайта Контакты
КНИГИ
Акции
Лидеры продаж
Скоро в продаже
Антиквариат и коллекционирование
Литературное обозрение
СОБЫТИЯ
График мероприятий
Клубы
Наши гости
Новости книжного рынка.
Новости культуры
УСЛУГИ
Услуги
Личный кабинет
Клубная карта
Подарочная карта
Кабинет библиотекаря new
VIP-обслуживание
ПАРТНЕРЫ
Гильдия книжников
Издательский дом «Библио-Глобус»
Информационные партнеры
Партнерские программы
КОМПАНИЯ
Вакансии
Пресс-служба
СМИ о нас
Карта магазина
Ваше мнение



Благодарность
Президента РФ

Внесен в Российскую
«Книгу рекордов и достижений»

Посмотреть все награды >>


Литературное обозрение

Сколько за всю историю человечества издано книг – миллиард или больше? Говорят, рукописи не горят и строки не исчезают… Но как найти нужное, желаемое в этом огромном книжном море? В «Библио-Глобусе» более 200 тысяч наименований книг, и мы расскажем о некоторых из них.
Алекс Громов, Ольга Шатохина

Владимир Торин. Амальгама 2. Тантамареска


Треть своей жизни человек проводит во сне. Но своей ли - почему такими необычными бывают сны, что мешает помнить их во всех подробностях? В новом увлекательном романе выстраивается необычная картина мира, где кроме людей обитают еще и те, кто может жить только в человеческом сне. «Таким образом мы даём жизнь друг другу. Вы живёте в своём мире, мы — в ваших снах». Название романа напоминает о нехитром развлечении, которое можно назвать символом всего происходящего на его страницах. «Тантамаресками в обычной городской жизни, которая для обитателей «Сосен» была чем-то далёким и давно забытым, называли смешные изображения людей, в которых были проделаны отверстия для головы. Любой желающий мог просунуть голову и сделать забавный снимок. Такие тантамарески обычно выставляли на свадьбах и днях рождения, чтобы веселящиеся гости примеряли свои головы к разным телам, изображённым на картинах».

Но всё непознанное, тем более, такое всеобъемлющее и могучее как сон, то это неминуемо попадет в поле интересов тех, кто представляет в мире власть, тайную или явную. И вот уже спецслужбы и ученые разных стран пытаются исследовать сны и влиять на них. Однако речь идет не просто о смелых исследованиях, но о вторжении в такие сферы, где каждый неловкий шаг способен погубить весь мир. «Люди, проводящие эксперименты, не понимают, что играют с огнём и каждое их вторжение в наш мир уносит сотни жизней наших собратьев, когда-то придумавших эту модель». Лихо закрученный сюжет, в котором красавица – агент таинственного Совета Десяти, с давних пор распространившего свое влияние из прекрасной Венеции во все концы света, сражается с лучшими бойцами и легко побеждает, переплетен с глубокими размышлениями о добре и зле, но прежде всего – о любви. Потому что только любовь способна повернуть вспять уже запущенный обратный отсчет до всеобщей катастрофы.



А. Б. Громов, С. Н. Табаи. Персия: история неоткрытой страны


Красочное подарочное издание со множеством иллюстраций посвящено истории Персидской державы, начиная с эпохи древних владык из династии Ахеменидов и до конца XIX века. Описаны становление Персидского царства и победоносные походы на Вавилон и Египет, деяния прославленных царей Кира Великого и Дария I. «На протяжении всего царствования Дария I Египет был спокоен, а жители весьма ценили этого властителя. В Демотической хронике сказано, что египтяне были послушны Дарию «из-за превосходности его сердца». Имя Дария I встречается на египетских памятниках чаще, чем имена всех остальных персидских царей, вместе взятых».

Подробно рассказывается о войнах с греческими полисами и вторжении войск Александра Македонского. Оно хоть и было разрушительным, но все же Персия смогла возродиться из пепла сожженного завоевателями Персеполя. При владыках из династии Сасанидов персы неоднократно наносили сокрушительные поражения прославленным римским легионам. «Персидская армия в правление Шапура дошла до земель нынешней Туркмении. Ормазд-Ардашир, сын Шапура, стал царем Армении. Также под властью шахиншаха были края до Бактрии, Согдианы и теперешнего Ташкента, а также юго-восточный берег Каспийского моря. Тем самым установились границы державы, называемой историками Сасанидским Ираном».

Особое внимание уделено многовековой истории отношений между Персией и Россией. Ведь шах Аббас Великий был первым иноземным государем, отправившим официальное посольство к избранному на царство Михаилу Федоровичу Романову. Шах прислал в подарок русскому царю трон, богато украшенный золотом (общий вес золотой отделки – 13 кг) и драгоценными камнями. Этот престол и сейчас можно увидеть в Оружейной палате. Также в книге рассказывается о находящихся на территории современного Ирана памятниках Всемирного наследия ЮНЕСКО.



Сергей Дмитриев. Владимир Короленко и революционная смута в России. 1917-1921


Книга историка, поэта и издателя посвящена последним годам жизни известного писателя Владимира Короленко, которые совпали с разгаром революции, сокрушившей Российскую империю, и последующей Гражданской войны. Владимиру Галактионовичу в последние годы жизни выпало жить в Полтаве и увидеть воочию все катаклизмы и коллизии революционных потрясений. Сменяющие друг друга отнюдь не мирно разнообразные власти, красный и белый террор, голод и болезни – на этом фоне писателя старался, сколь возможно, вызволять людей из застенков, спасать погибающих детей.

Короленко стал инициатором создания Лиги спасения детей, благодаря которой удалось вывести множество малышей из разоренных революционными потрясениями столичных городов. Еще недавно там сияли витринами широкие проспекты, а теперь даже трамваи остановились, и лежал высокими грудами неубранный снег. «Железная дрожь пробежала по застывшим вагонам, к которым со стороны вокзала уже спешили десятки людей… Особенно тягостным снова оказались первые минуты встречи, когда из вагонов на перрон стали сходить с помощью взрослых дети и сбиваться тут же кучками — малыши рядом с подростками, мальчики рядом с девочками. Молчаливые и жалкие, одетые явно не по солнечной майской погоде, почти поголовно в осенней и зимней одежде, изрядно потрепанной и часто не по размеру, они еле держали в руках свои скорбные пожитки: у некоторых это были вещевые мешки с гремящей внутри железной посудой, у других — связки белья, у третьих — подушки, перевязанные и перекинутые через плечи ботинки или сапоги…».

И одновременно классик русской литературы сумел запечатлеть приметы этого трагического времени, не оставляя надежд на преодоление гибельного времени, на то, что народы сумеют соединиться в подлинно братский союз, сохранив при этом все свое разнообразие и самобытность.



Мохаммад Реза Юсефи. Рустам и Сухраб


Книга принадлежит перу известного детского писателя, автора множества рассказов, киносценариев и пьес, и основана на мотивах эпической поэмы Фирдоуси «Шахнаме». За основу взята история легендарного воина Рустама и его поединка с неузнанным собственным сыном. Согласно преданию, которое Фирдоуси отобразил в своей поэме, Рустам во время одного из странствий, взял в жены Тахминэ, дочь правителя враждебного княжества, но быть вместе им оказалось не суждено. Однако от этого союза родился сын, нареченный Сухрабом. Когда он вырос, то захотел узнать, кто его отец. И мать рассказала юноше о Рустаме, отдала браслет, который тот оставил ей.

Сухраб, разумеется, не раз слышал имя великого воина и теперь был потрясен новостью, что он сам – родной сын того самого прославленного героя. И решил немедленно отправиться в поход, чтобы встретиться с отцом. Юноша был уверен, что сообща им удастся навсегда прекратить войны, терзающие Иран и Туран. По своему простодушию он не успел задуматься, что появление туранского отряда у иранских рубежей будет воспринято как очередное нападение. «Увидев вражеских воинов, страж иранских границ по имени Хаджир вступил с ними в бой. Но Сухраб взял его в плен и сказал:— Если ты скажешь мне, как найти Рустама, я освобожу тебя.— Как только он узнает, что войско Турана напало на Иран, он сам придёт к тебе…».

Так и случилось. Сухраб еще расспрашивает всех о Рустаме, но тщетно. Началась битва, и только кони двух витязей, почуяв неладное, долго не желали нести их в бой. «Тем временем примчался на поле битвы и Рустам. Сухраб спросил его о Рустаме. Но Рустам подумал: «Он боится Рустама, лучше не признаваться, что я и есть Рустам»… Рустам и Сухраб сражались до самого заката и отложили бой на завтрашний день. Почувствовав на себе силу Сухраба, Рустам растерялся и сказал про себя: «Рустам, сын Дастана! Неужели тебя одолеет юноша, только что ступивший на поле брани?». И он наносит роковой удар, о котором будет жалеть до конца дней…

В красочно оформленной серии «Шахнаме» также изданы книги «Первый в мире царь», «Рузане – дочь пшеницы», «Дикие кони», «Имя и род любви», вдохновленные другими эпизодами из поэмы Фирдоуси.



Все игрушки войны: Антология


В книге собраны рассказы и повести современных авторов, посвященные как теме войны и мира, так и зыбкому состоянию между ними, неустойчивому равновесию, способному легко качнуться в одну или другую сторону. Причинно острого противостояния может стать что угодно от столкновения глобальных интересов до случайного непонимания. А если это произошло достаточно давно, то потом никто и вспомнить не сможет, что оказалось поводом для войны.

В рассказе «Добрая память» как раз и описана такая ситуация: маленькое селение на линии фронта, по обе стороны которого никто не помнит, из-за чего когда началась эта война. «А селение оказалось посредине, без энергии, без связи, без защитных стен или подземных убежищ, над ним пролетали самолеты, проезжали танки, проходили разрозненные отряды в форме разных армий, а оно все стояло и не желало вымирать…». И ведь не только о причинах войны никто не помнит, но о том, что представляет собой мирная жизнь, тоже все позабыли. Но вот к линии окопов выходит старик, который просит не стрелять всего один день. А потом приносит солдатам свежевыпеченный хлеб. «Принял команданте сверток обеими руками, как обычай местный велит, и удивился его неожиданной легкости и теплу, излучаемому изнутри. И словно чем-то знакомым повеяло, домашним и близким…».

«История флорентийской куклы» повествует о жизни Пиноккио Санчеса, армейского барабанщика, который во время похода упал с обрыва и остался калекой. Но потом в его судьбе произошли удивительные события, на которых основана всемирно известная сказка об ожившей деревянной кукле и красавице с голубыми волосами. «Ступая шаткими деревяшками со скрытым от глаз пружинным механизмом, он широко расставил руки, балансируя что было сил, но на его лице была широкая победная улыбка – Пиноккио Санчес снова мог ходить!».

Сборник продолжает серию «Terraart» - фантастика нон-фикшн, где реальные факты тесно связывают полет фантазии с невыдуманной жизнью. Повесть «Выбор союзников» посвящена Первой мировой войне и ее предыстории. В художественный текст органично вплетены фрагменты подлинных документов и газетных статей того времени. «Война – это для варваров» раскрывает такой вариант истории, в котором Александр Македонский так и не смог захватить великий город Персеполь и его несметные богатства. «И лишь в центре остался одинокий плоский камень, на котором лежал пергамент с надписью золотыми чернилами. - «Война - это для варваров», - прочел Каллисфен». В рассказе «Сын своей сабли» описан захватывающий жизненный путь легендарного Надир-шаха, который из нищеты и безвестности сумел взойти на престол Персидского царства и завоевать огромные богатства. Единственное, чего ему не хватило, это мудрости, чтобы своевременно отложить оружие…



Дональд Рейфилд. Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет


В обширном фолианте английского исследователя описана историю этой страны с древних времен – тех самых, когда появилось название Иберия. У иберийцев, как и у многих народов мира, были и свои прародители, свои «Рем и Ромул», предания и легенды о которых дошли до наших дней. «Когда Грузия переходит из легенд в историю, появляются уже две, а может быть, и три отдельных страны. Первая, Иберия, – это ядро будущего объединенного государства (сегодняшние Картли и Кахетия), то есть страна к востоку от горы Лихи, которая отделяет реки, впадающие в Каспийское море (Кура), от рек, впадающих в Черное море (Риони и Чорох). Вторая страна – Колхида, Черноморское побережье от Трабзона до сегодняшней Гудауты: ее границы с Иберией до сих пор проходят около горы Лихи. Третьей страной можно считать Сванетию, древнюю Суанию, которая две-три тысячи лет назад была гораздо больше, чем сегодня, и простиралась до побережья. Сванетия тогда подчинялась то Колхиде, то Иберии (то их сюзеренам); временами она могла быть поделена на части или существовать автономно. Греческие географы и сам факт того, что в сванском языке до сих пор существуют идиомы о мачтах и парусах, свидетельствуют, что раньше сваны были приморским народом, возможно заселявшим устье Кодора».

В книге рассказывается о том, как Грузия вошла в состав Российской империи, уделено внимание революции и развернувшейся советизации этой территории, роли Лаврентия Берии и развернувшемуся «Большому террору». В июне 1937 года, воспользовавшись тем обстоятельством, что отправившийся в Германию писатель и драматург Григол Робакидзе не вернулся обратно, Берия, арестовав двенадцать грузинских писателей, собрал остальных на встречу. На ней он заявил им: «У некоторых из вас есть необъявленные связи с врагами народа…. Фамилии пропускаю». В течение последующей ночи заседавших писателей провоцировали, чтобы те доносили друг на друга и сознавались в идеологических преступлениях. Во время заседания застрелился поэт Паоло Яшвили.

В завершающей части издании дается подробная хронология и библиография.



Андрей Щербак-Жуков. Поэты должны путешествовать


Нужно ли поэтам и прозаикам участвовать в литературных фестивалях, в чем важность этих форумов, больших и малых? Известный поэт, прозаик и публицист в своей новой книге пишет, что в современных условиях фестивали приняли на себя ту роль, которую раньше исполняли памятные многим «толстые журналы». Из каждого свежего номера заинтересованные литераторы и книголюбы узнавали о новостях писательского мира, как столичных, так и региональных. Однако сейчас некогда прославленные журналы то вовсе не доходят до регионов, то по разным причинам не могут отобразить многогранную литературную жизнь. А фестивали, позволяя увидеться прозаикам и стихотворцам, дают и возможность узнать, что где происходит.

Книжные ярмарки, встречи, конференции могут иметь разный формат, от события всемирного масштаба наподобие Франкфуртской книжной ярмарки, ведущей свой отсчет со времен Гуттенберга, до небольших форумов где-то в карельской или еще какой глуши. Там все участники помещаются за одним столом, а в перерывах между чтением стихов с удовольствием ныряют в ближайшее озеро. Или даже одну из великих рек. «В Лаишеве вручили Всероссийские премии имени Державина. Читали стихи на солнцепеке, произносили красивые слова. И, кто сумел и успел, поспешили искупаться в Каме. Она здесь так широка, что некоторые географы утверждают, что не она впадает в Волгу, а Волга – в нее… Хорошо бы внести купание в великих реках России в программу литературных фестивалей. А поэтам и филологам спорить о том, какая река величественнее, а не о том, какой поэт важнее для истории. Впрочем, как все поэты равно важны для культуры, так и все реки – для природы. Никого не нужно забывать».

В книге собрано множество колоритных зарисовок, метких наблюдений, авторских размышлений, посвященных всевозможным литературным событиям в России и за рубежом.



Велимир Хлебников. Степь отпоет. Стихотворения и поэмы. Драматические произведения. Сверхповести и проза


В фундаментальный, объемом почти 900 страниц, том вошли двести стихотворений, поэмы и драматические произведения, статьи и автобиографические материалы. Среди них: «Гибель Атлантиды», «Марина Мнишек», «Ночь перед Советами», «Октябрь на Неве», «О расширении пределов русской словесности», «О пользе изучения сказок», «Письмо двум японцам», «Воззвание Председателей земного шара». На иранском острове Ашур-Аде, расположенном в юго-восточной части Каспийского моря, поэт хотел устроить резиденцию Председателей Земного Шара. Хлебников в те первые послереволюционные годы мечтал об общечеловеческом единении, которое, как ему казалось, непременно должно прийти на смену братоубийственной войне. Подробные рассказы об иранской земле он услышал еще в Баку, где, подобно многим, искал спасения от ужасов Гражданской войны. Тогда он нашел пристанище в семье художника Евгения Самородова. Брат Евгения – Борис – раньше был моряком на Каспии, и Хлебников часами слушал его рассказы о Персии, о прекрасном острове Ашур-Аде, расположенном в юго-восточной части Каспийского моря. На этом острове, как повествовал Борис, даже в декабре земля покрыта цветами.

В то время происходили события, связанные с возникновением Гилянской республики и походом красной Персармии. Хлебников сумел присоединиться к этому походу, ради исполнения мечты попасть в Персию. «Видите, персы, вот я иду / По Синвату к вам. / Мост ветров подо мной…», - писал он. В мае 1921 года, пытаясь соединить древние местные восточные традиции и новые революционные веяния, Хлебников написал «Новруз труда»: «…Трубачи идут в поход,/ Трубят трубам в рыжий рот./ Городские очи радуя/ Золотым письмом полотен…». Спустя пару месяцев поэт сочинил «Дуб Персии», в котором были следующие строки: «Под скатертью запутанных корней/ Пустым кувшином/ Поднимает дуб столетние цветы/ С пещерой для отшельников». Наиболее полное из издававшихся собраний сочинений позволяет оценить многогранный и яркий талант одного из самых необычных и не понятых при жизни русских поэтов первой трети ХХ века.



Марта Таро. Серьги с алмазными бантами


Даже в мирное время случаются неожиданные повороты судьбы, а в этом захватывающем романе драматические события в жизни главных героев приходят на самый сложный период Отечественной войны 1812 года – после Бородинского сражения и получения известия о том, что Москва занята армией Наполеона. Юные княжны сестры Черкасские, живущие с тетушкой в одной из южных губерний, узнают, что их единственный брат и опекун, князь Алексей, погиб под Бородино.

Эту новость сообщает им родственник, давно стремившийся единолично завладеть всеми богатствами семьи. В свое время Алексей запретил коварному дяде даже переступать порог дома, где живут его сестры, но теперь беззащитные девушки оказываются в полной власти негодяя. Старшая из сестер – Елена – решает просить защиты у императора Александра I и немедленно отправляется в путь, даже не задумываясь, сколь тяжелым и опасным окажется далекое путешествие поздней осенью по воюющей стране. Единственная драгоценность, которую она берет с собой, - серьги, когда-то подаренные бабушкой. «Два огромных густо-синих овальных сапфира в филигранной оправе крепились к дужке алмазными бантами. Этими серьгами Елена ещё в детстве любовалась на старом портрете, а теперь они перешли к ней. Княжна засмеялась от счастья и бросилась на шею Анастасии Илларионовне».

Сейчас о тех безмятежных временах, полных радости и веселья, почти ничто не напоминает. Измученная холодом и постоянной усталостью Елена встречает офицера-кавалергарда Александра Василевского. И узнает, что дорога в Санкт-Петербург перекрыта - на этом направлении идут бои, русская армия теснит французов обратно на уже разоренную нашествием Смоленскую дорогу. В силах Василевского только помочь княжне добраться до ближайшего имения, принадлежащего ее семье. Повинуясь стремительно вспыхнувшему чувству, Елена и Александр дают друг другу слово, но их путь к новой встрече и счастью окажется долгим.



Александр Львов. От «Спартака» до сборной. Судьбы, трагедии, скандалы


Издание рассказывает не только о футбольных баталиях, но и о людях, чья жизнь так или иначе связана с этим видом спорта, об известных футболистах и болельщиках из числа знаменитостей. Так, Никита Высоцкий рассказал историю создания его отцом песни, посвященной легендарному вратарю Льву Яшину. «Что касается Яшина, то с ним Владимир Семенович был знаком. И написал песню после проводов Льва Ивановича из большого футбола. Как-то отец признался, что хотел спеть ее для великого вратаря по телевидению, но почему-то не получилось…». По словам Никиты Высоцкого, у его отца, не было конкретной любимой команды. «Но он просто не мог быть равнодушным к футболу, в котором все решает борьба, противостояние характеров - тем, чем была наполнена вся его жизнь. И скорее всего, просто болел за друзей».

Михаил Ефремов, угодивший в милицию за исполнение спартаковской кричалки, рассказал, как его отец, Олег Николаевич Ефремов, проводя с ним воспитательную работу, заявил, что «у нас во МХТе почти все за «Спартак» болеют. Это традиция от таких корифеев перешла, как Яшин, Станицын, Кторов…». Одна из глав посвящена несбывшимся футбольным мечтам Патрисии Каас, которой автор книги подарил «сувенир» - футбольный мяч. В книге приводятся и истории футбольных наемников, неожиданные истории из авторского ретроблокнота, рассказы о героях футбольного закулисья.




2017 OOO Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС»

телефон: 8(495) 781-1900;
8(495) 781-1925
e-mail: mail@biblio-globus.ru

Адрес: Мясницкая ул., д. 6/3, стр. 1.
Проезд до станций метро: "Лубянка",
"Кузнецкий мост", "Китай-город".

карта проезда

Часы работы:

Будни: 9.00 - 22.00
Суббота: 10.00 - 21.00
Воскресенье: 10.00 - 21.00
Без перерыва.

карта магазина
Справки о наличии книг:
8(495) 781-1900
8(495) 781-1925

Интернет-магазин:
www.bgshop.ru
Прием заказов на курьерскую доставку и самовывоз
С 10.00-19.00
телефон Call-центра интернет-магазина:
(495) 781-19-12 доб. (2307; 2348)