Торговый Дом Библио-Глобус

Библио-Глобус в Челябинске Интернет магазин Поставщикам О компании

 
ИНФОРМАЦИЯ
Литературная афиша
Литературная гостиная им. И.Д. Сытина (клубные встречи)
Библио-новости
Книжный дайджест
Наши гости о нас
Активация клубной (дисконтной) карты new
Подарочная карта
Личный кабинет
Кабинет юридического лица
Персональное и корпоративное обслуживание
 



Благодарность
Президента РФ

Благодарность
Мэра Москвы


Посмотреть все награды >>


Библио-новости

Осознание жизнетворчества на этой грешной земле

Творение и интерпретация своего жизненного уклада, пришедшего в этот животворный мир – часто об этом не задумываются, но рождаемся мы именно для созидания. Каждый из нас пришел в этот мир для раскрытия своей гениальности и сотворения нового творческого витка в жизненной цикличности для следующих поколений, для обустройства земного уклада под покровительством Всевышнего, который создает наше мировоззрение и дает пищу для размышлений, осознания и совершенствования всего, что несовершенно. И так век за веком.

Всевышний – это мироздание, гений и творец, совершенствующий все, что находится в торможении и замедляет процесс обновления, чтобы перейти в другую фазу этого процесса; который прослеживает весь цикл нашего жития и выявляет рождение неординарных личностей. Так что нам остается только все «подчищать», с тем, чтобы соответствовать данному временному отрезку. Земное человечество из века в век отрабатывает открытую Всевышним гениальность, что способствует более совершенному обитанию на этой земле.

Творческое восприятие всего происходящего в природе и в нашей повседневной жизни происходит в каждом новом витке мироздания, в привычном жизненном творении и постоянном осознании творческих и духовных начал. Мы начинаем видеть эти прорывные начала и, в то же время, приобретать интеллектуальность. Каждая личность трактует происходящие изменения в своем собственном видении и с точки зрения наработанного интеллекта. Вот здесь и начинается настоящая «карусель» в трактовке будущего, где цифровизация становится двигателем мирового сообщества. И мы всё больше начинаем ощущать неадекватность нашего мышления и отсутствия диалога в разных сферах. Но такой диалог необходим, так как всегда открывает нам возможность сконцентрироваться на определенных направлениях нашей повседневной жизни.

Каждый автор, окунувшийся в новое мироздание и видя нашу повседневность, стремится понять, как описать происходящее и спрогнозировать наше будущее в новом терминологическом восприятии. Газета, журнал, книга и другое «писание» всегда воспринимались как инструмент для обогащения интеллекта. В настоящее время мы можем получить информацию в различной интерпретации уже в цифровом формате и на разных электронных носителях, что отрезвляет мышление и помогает решать различные жизненные проблемы. Это одна из разновидностей быстрого и оперативного реагирования на происходящее сегодня и завтра.

«Скользящая информация», которая теперь присутствует в нашей повседневной жизни, всех устраивает. Но мы, проходя свой жизненный путь, начинаем задумываться, а что и как будет происходить дальше. Возникает вопрос: что делать, чтобы не оказаться за чертой происходящего? Здесь и проявляется наша однополярность – она мешает нашим жизненным устоям. Мы уходим от привычного, когда газетные и журнальные статьи позволяли нам более осознанно рассматривать свои жизненные параметры и проектировать собственное будущее. К большому сожалению, во всем, что было перечислено в номенклатуре издаваемой печатной продукции, мы просели, и многое просто перестаем издавать. С одной стороны – печать существует, но она не дает той информации, которой мы раньше пользовались и находили в прочитанном зерно знаний, совершенствуя все, что было несовершенно. К сожалению, мы все меньше и меньше печатаем различного плана книги, особенно фундаментальные. С одной стороны, вроде бы, все есть и этого достаточно, а с другой, в большинстве своем, – все это вчерашний день. А где наш уважаемый писатель и его масштабные творения, которые так необходимы в наше время? И, разумеется, расширение взаимоотношений с читателем – интересные встречи с авторами книг, ушедшие на задний план из-за общемировых катаклизмов.

Печатная индустрия существует и сегодня, но она совершенно не консолидирована. Писатель, полиграфист, издатель и книгораспространитель разобщены – нет цельной гармонии в воспроизводстве интеллекта, так необходимого в этом постоянно преобразующемся мире. А ведь все участники этого процесса составляют единое целое и оказывают содействие каждому жителю России в поиске личной гениальности, которой наделен каждый – и убеленный сединами старец и жаждущий знаний юноша. Молодое поколение сегодня оказалось в самом сложном положении: колоссальный, наработанный веками интеллект часто просто недоступен для дальнейшего развития личности.

Перестроечный процесс затронул все слои нашей планеты – это цифровизация, сметающая все написанное пером, и цифра, в которую мы все больше и больше будем погружаться. Цифровизация в разных масштабах – это информационный обмен, но обычный человек в этом «сетевом океане» часто просто не находит информации для практического применения. Для этого нужны газеты, журналы, книги, в том числе, и антикварные – все традиционные носители знаний, необходимые каждой личности в нахождении своего предназначения в этом цифровом беспределе. Автор и печатная книга для многих – вчерашний день, наш век трактует свои условия. Но мы должны понимать, что этот путь ведет к обезличиванию человека и его сущности. Конечно, мы не можем вносить коррективы в общемировой процесс, не мы здесь хозяева, но надо приложить усилия, чтобы и цифровизация прошла, и чтобы мы не растеряли веками накопленный интеллект – залог нашего процветания и удержания России на высоте сегодня, завтра и в последующие годы. Для этого просто необходимо готовить наше будущее приспособленным к этим фундаментальным изменениям, что позволит оздоровить общество, и мы будем уверенно транслировать все лучшее, что необходимо человеку в его творческой жизни. Печатные и оцифрованные носители различной информации, без сомнения, будут способствовать удержанию интеллекта на достаточно высоком уровне, так как в этом «цифровом безумии» и трансформированном мире каждая личность должна найти свое предназначение и обеспечить достойное будущее следующим за нами поколениям.

Борис ЕСЕНЬКИН,
Президент НП «Гильдия книжников», генеральный директор ООО Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС», заслуженный работник культуры РФ




«Мыслящего человека узнают по священному благоговению перед жизнью». Ко дню рождения французского писателя Виктора Гюго (1802-1883).



«Это какая-то стихийная сила, и мне кажется, по его жилам течет не кровь, а терпкий сок дуба».
(Гюстав Флобер)


История создания одного из самых известных исторических романов Виктора Гюго началась с прогулок автора по улицам Парижа; писатель Нодье, скульптор Давид д’Анже и художник Делакруа составляли ему компанию. Приятели никак не могли миновать знаменитый Нотр-Дам, находящийся к тому времени в ужасающем состоянии. Закончилась Великая Французская революция, не пощадившая старинный готический собор, и городские власти уже решали вопрос о сносе храма. Большевикам было у кого поучиться могучим революционным преобразованиям: «Именно так в течение вот уже двухсот лет поступают с чудесными церквами средневековья. Их увечат как угодно - и изнутри и снаружи. Священник их перекрашивает, архитектор скоблит; потом приходит народ и разрушает их».

Как было не вмешаться? «Одна из главных целей моих — вдохновить нацию любовью к нашей архитектуре», - написал позже Гюго в предисловии к роману. Подготовка к написанию была очень серьезной: писатель-романтик скрупулезно изучает средневековые тексты, штудирует «Историю и исследование древностей города Парижа» Соваля (1654), «Обозрение древностей Парижа» Дю Бреля (1612) и другие исторические памятники. Невзирая на большое количество ярких персонажей, главным героем романа, несомненно, является Нотр-Дам, красоту и величие которого автор описывает с любовью и восхищением: «творение рук человеческих подобно творению бога, у которого оно заимствовало двойственный его характер: разнообразие и вечность». Какие бы коллизии не происходили в романе, сюжетная линия всегда приводит читателя к собору, управляющему поведением персонажей - «огромная каменная симфония» исподволь вершит судьбы людей и истории.

16 марта 1831 года роман вышел из печати и начал своё триумфальное шествие во времени: за первые полгода «Собор Парижской Богоматери» выдержал семь изданий. Главная задача произведения также увенчалась успехом: вся Европа озаботилась тем, чтобы сохранить памятники архитектуры для будущих поколений в их первоначальной красоте и целости.

... 15 апреля 2019 года храм был практически уничтожен пожаром: таков трагический удел святыни. Может, и в этот раз великий роман Виктора Гюго поможет возрождению Сердца Парижа?

Из книг и записок Виктора Гюго:

  • Любовь — это когда двое едины. Когда мужчина и женщина превращаются в ангела. Это — небо!
  • Меняйте ваши мнения, сохраняйте ваши принципы: меняйте листья, сохраняйте корни.
  • Будьте милосердны к несчастным, будьте снисходительны к счастливым. Будьте человеком прежде всего и больше всего. Не бойтесь слишком отяготить себя гуманностью.
  • Избегайте тех, кто старается подорвать вашу веру в себя. Эта черта свойственна мелким людям. Великий человек, наоборот, внушает вам чувство, что и вы сможете стать великим!
  • Есть зрелище более величественное, чем море, — это небо; есть зрелище более величественное, чем небо, — это глубь человеческой души.
  • Книги — это друзья, бесстрастные, но верные.
  • Творец книги — автор, творец ее судьбы — общество.
  • Кто читает, тот мыслит, а кто мыслит, тот рассуждает.
  • Изобретение книгопечатания — это величайшее историческое событие. В нём зародыш всех революций.
  • Всякого рода грубость тает, словно на огне, под влиянием ежедневного чтения хороших книг.
  • Разум человеческий владеет тремя ключами, открывающими все: цифрой, буквой, нотой. Знать, думать, мечтать. Все в этом.

Книги Виктора Гюго




«Что говорит великий писатель, то и становится исторической правдой». Ко дню рождения российской писательницы Людмилы Улицкой (род. 1943).



Отношение читателей к творчеству Людмилы Евгеньевны Улицкой очень неоднозначно: от великой любви до откровенного неприятия. Тем не менее, ее произведения всегда отражают истинное лицо нашей эпохи, являя нам зеркало, в котором каждый часто видит собственную душу - без прикрас. А если отражение не нравится - что ж...

Биолог по образованию, Улицкая всего два года отдала основной профессии: за перепечатку запрещённых текстов с работы «попросили». Но, что Бог ни делает, все к лучшему - впоследствии Улицкая заметила, что вряд ли стала бы писателем при иных, более благоприятных обстоятельствах. Далее вся ее жизнь так или иначе переплеталась с литературой - очерки, рецензии, пьески для детей, переводы стихов с... монгольского.

Может, и литературная известность Улицкой была не нужна? Почему так поздно пришла к ней всемирная слава? Уже на стыке двух эпох стали выходить рассказы в российских журналах, режиссер Владимир Грамматиков снял фильм «Сестрички Либерти» по сценарию Улицкой. Ей было пятьдесят, когда вышла первая книга «Бедные родственники» - правда, во Франции, на французском языке. Престижная премия «Русский Букер» до 2001 года присуждалась только писателям-мужчинам, «Казус Кукоцкого» Улицкой успешно разрушил эту «традицию».

С тех пор у писательницы вышло более 20 книг, появление каждой из которых становится событием на книжном рынке. В чем секрет неизменной популярности Улицкой? Может быть, в том, что в ее книгах читатель видит, как тонка в жизни грань между реальными событиями и метафизикой? Или в необычности характеров ее героев, а чаще - героинь?

Сама Улицкая признаётся: «Я отношусь к породе писателей, которые главным образом отталкиваются от жизни. Я писатель не конструирующий, а живущий. Не выстраиваю себе жёсткую схему, которую потом прописываю, а проживаю произведения. Иногда не получается, потому что выхожу совсем не туда, куда хотелось бы. Такой у меня способ жизни».

Из книг Людмилы Улицкой:

  • Литература — лучшее, что есть у человечества. Поэзия — это сердце литературы, высшая концентрация всего лучшего, что есть в мире и в человеке. Это единственная пища для души.
  • Счастье также необходимо высказать, как и горе.
  • Несправедливость есть одно из фундаментальных свойств самой жизни, и все, что можно сделать, это по мере сил осуществлять справедливость в доступных каждому рамках.
  • Нельзя красть, нельзя убивать — и нет обстоятельств, которые бы сделали зло добром.
  • Какой зазор между тем, что мы сами о себе думаем, что думают о нас окружающие и чем мы являемся на самом деле… Как прекрасно, когда эти три измерения более или менее совпадают, и как мучительно существование человека, когда этого совпадения нет.
  • Кто не постиг любви к жизни, не может постигнуть и любви к Богу.
  • Жизнь за пределами книжного пространства была какая-то оскорбительная, зато в книгах билась живая мысль, и чувство, и знание.
  • Хорошая книжка делает своё дело, даже если её некому прочитать.
  • Читая, мы растём, дорастая постепенно до всего лучшего, что можно выразить с помощью алфавита.

Книги Л.Улицкой




«Все-таки самый искренний разговор – это разговор с самим собой». 17 февраля родилась русская советская детская поэтесса, киносценарист, радиоведущая Агния Львовна Барто (1906-1981).



Вы никогда не замечали – у Агнии Барто почти совсем нет безымянных героев: «Наша Таня громко плачет», «Кто не знает Любочку» «Мы с Тамарой», - все ребята названы по именам, потому что иначе нельзя! К малышам и дошколятам (ее любимый возраст и лучшие, преданные читатели) поэтесса всегда относилась с уважением и любовью. За свою творческую жизнь она написала почти полтысячи стихов для детей, на первый взгляд, очень простеньких и безыскусных, без всякой лирики и «описательной части». Но это кажущаяся простота: короткие строчки сразу же запоминались, строфы цеплялись друг за друга ловким паровозиком и оставались в памяти на всю жизнь. Сомневаетесь? Начните читать любое стихотворение Барто с первой строки и убедитесь сами. Автор просто разговаривает с ребёнком понятным ему языком, а стихи получаются совершенными и сразу же узнаваемыми – даже любая, отдельно взятая строчка!

В трудные годы детские стихи помогали выжить, не только читателям, но и самой Барто: потеряв сына, она написала одно из самых своих трагических произведений – цикл «Звенигород» о послевоенном детском доме:

Здесь со всех концов страны
Собраны ребята:
В этот дом их в дни войны
Привезли когда-то...
После, чуть не целый год,
Дети рисовали
Сбитый черный самолет,
Дом среди развалин.

Пошли письма: от родителей, потерявших детей, от детей, надеющихся на невозможное. И Агния Барто помогала от всей своей израненной души: передача на радио «Найти человека», которую она вела, воссоединила 927 семей! Поиски часто строились на эпизодах, которые не забываются: в ярких вспышках цепкой детской памяти вырисовывались моменты из их счастливой жизни: игрушки, рисунок штор на окнах, бабушкина шкатулка на комоде, мамино праздничное платье...

Писем от детей и взрослых приходило огромное количество – вся квартира Агнии Львовны была завалена коробками и мешками с корреспонденцией.

«Мама все их читала, - вспоминает дочь писательницы. - Когда информации было достаточно, она сразу шла в официальные организации, оформляла заявки на розыск. В самых трудных, почти безнадежных случаях бралась за поиски сама».

… Говорят, что стихи Агнии Барто сегодня не очень-то и модны, а покупаем мы их детям чисто по традиции. Но, если попросят назвать нескольких детских писателей и поэтов, Барто точно будет в первой пятерке. И как хорошо, что у нас ещё остались традиции!

Из книг и дневников Агнии Барто:

  • Почти у каждого человека бывают в жизни минуты, когда он делает больше, чем может.
  • Если по законам зла преступника тянет на место преступления, то, вероятно, по законам добра человека, рисковавшего своей жизнью ради другого, влечет к тому, кого он спас.
  • Ну что мне делать, если
    Я сочиняю песни?
    Как только я встаю,
    Нечаянно пою!
    Время летит-удивительно быстро:
    Старятся кошки, взрослеют котята
    Так это, сядешь и поразмыслишь:
    Все это — правильно, но не понятно.
  • Я знаю, что надо придумать,
    Чтоб не было больше зимы.
    Чтоб вместо высоких сугробов
    Вокруг зеленели холмы.
    Смотрю я в стекляшку
    Зеленого цвета,
    И сразу зима
    Превращается в лето.
  • — О чем вы пишете стихи? — спросила меня одна из посетительниц.
    — О том, что меня волнует.
    Она удивилась:
    — Но вы же для детей пишете?
    — Но они-то меня и волнуют.

Книги Агнии Барто




«Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи». К 190-летию русского писателя Николая Лескова (1831 – 1895).



«Самый русский из русских писателей»
(Лев Толстой)


Рабочие, солдаты, священники, цыгане, прислуга, крестьяне, паломники, купцы – таков пестрый калейдоскоп героев произведений Николая Лескова. География их проживания – тоже самая разнообразная: от родного города Орла до столичных городов, азиатских степей и северных просторов. Пожалуй, никто лучше Лескова не смог так точно и тонко отразить особенности национальных характеров, в особенности, человека русского, в котором одном намешано столько, что и пером описать сложно.

Лесков наравне с Гоголем и Тургеневым считается основателем и родоначальником сказа – ему великолепно удавались народные прибаутки и шуточки, разговорная речь и интонации различных диалектов России.

«Левша»; а первоначально «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе» - самое известное произведение писателя, его визитная карточка. Опубликованное в 1881 году, оно не вызвало восторженных откликов критики и читателей, «Левшу» скорее встретили настороженно, не зная, как нужно реагировать: то ли это пасквиль на русский народ и представление его «существом низшего порядка», то ли, наоборот, как заметила газета «Голос», в сказе Лескова «русский человек затыкает за пояс иностранца». Объединил и правильно расставил акценты рецензент журнала «Вестник Европы»: «Вся сказка как будто предназначена на поддержку теории г. Аксакова о сверхъестественных способностях нашего народа, не нуждающегося в западной цивилизации, — и вместе с тем заключает в себе весьма злую и меткую сатиру на эту же самую теорию».

А сам Лесков ответствовал критикам-современникам так: «Еще несколько лиц поддержали, что в моих рассказах действительно трудно различать между добром и злом и что даже порою будто совсем не разберешь, кто вредит делу и кто ему помогает. Это относили к некоторому врожденному коварству моей натуры».

Не прибавило популярности автору и предисловие к рассказу, где он якобы признавался : «…Я записал эту легенду в Сестрорецке по тамошнему сказу от старого оружейника, тульского выходца, переселившегося на Сестру-реку ещё в царствование императора Александра Первого».

Позднее эту легенду литератор убрал, но…

«Коварства натуры» Лескова в советское время и вовсе не заметили: «Левша» благополучно вошел в школьную программу и продолжает оставаться там по сей день – это самое переиздаваемое и популярное произведение Николая Семёновича Лескова.

В скрижалях учебников по литературе с долей пафоса записано: «в своем произведении Н. С. Лесков показывает, что русская земля владеет мастерами своего дела. Эти по-настоящему талантливые люди являются лицом всей страны». И каких бы «достойных лиц» не представляли нам сегодня интернет и телевидение, именно это - чистая правда.

Из книг Н.С. Лескова:

  • Ко всякому отвратительному положению человек по возможности привыкает, и в каждом положении он сохраняет по возможности способность преследовать свои скудные радости. По обдуманным поступкам не узнаешь, каков человек, его выдают поступки необдуманные.
  • Жизнь, пройденная без служения широким интересам и задачам общества, не имеет оправдания.
  • В этом лишении себя маленьких удовольствий для пользы я впервые испытал то, что люди называют увлекательным словом — полное счастие, при котором ничего больше не хочешь.
  • Я не считаю хорошим и пригодным иностранные слова, если только их можно заменить чисто русскими или более обруселыми. Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи.
  • Не тот богаче других, кто имеет более дарового золота, а тот, кто лучше других умеет довольствоваться и пользоваться тем, что имеет.
  • Книга что жена, ее нельзя дать на подержание даже лучшему другу.

Сочинения Николая Лескова




«Какое счастье жить и летать в этом огромном мире»! 11 февраля родился детский писатель-натуралист Виталий Валентинович Бианки (1894–1959).



Виталий Бианки с самого раннего детства просто влюбился в лес и его многочисленных обитателей - от муравьев и синичек до зайцев и бурундуков. Юный натуралист всегда записывал свои наблюдения, тренируя, кроме остроты взгляда, и литературные навыки. Он, правда, пока и не думал о карьере писателя, и факультет естественных наук Петербургского университета стал вполне оправданным выбором Бианки.

…Ему досталось сложное время, когда было вовсе не до любования красотой природы – эпоха социальных перемен требовала прямо противоположных действий, убивая и разрушая на своем пути все живое и прекрасное. Жизнь бросала Бианки из одного омута в другой: попал на службу к колчаковцам, имел два ареста ЧК, три недели находился в тюремных застенках в качестве заложника, в итоге по иронии судьбы сбежал от нового ареста из … Сибири в Петроград.

Вроде бы, жизнь начала налаживаться, на горизонте забрезжило литературное признание: рассказы Бианки привели в восторг участников небольшого писательского кружка – Маршак, Чуковский и Житков помогли с публикацией первых книжек. Наконец, в 1928 году вышла знаменитейшая «Лесная газета», тут же попав, как сказали бы сегодня, в лидеры продаж.

Еще несколько раз «сыну личного дворянина, бывшему эсеру, активному участнику вооружённого восстания против советской власти» показывала зубы новая власть, грозила арестами и ссылками, но он никогда не прекращал писать, сохраняя удивительно позитивное отношение к действительности. Наверное, иначе и быть не могло: время, проведенное наедине с природой, делает любого человека немного ребенком, дарит лучезарный взгляд на жизнь и учит радоваться мелочам: «во мне живет некая жизнерадостная сила. Вижу: все, что у меня было и есть хорошего, светлого в жизни... — от этой силы. Благословенна она и во мне и в других — в людях, птицах, цветах и деревьях, в земле и в воде».

Из книг и дневников Виталия Бианки:

  • Я стремился писать таким образом, чтобы сказки были интересны и взрослым. Но сейчас осознал, что творил для взрослых, которые сохранили в душе ребенка».
  • Так приятно, так хорошо на душе становится, когда в тебя крепко верят и ждут от тебя только хорошего.
  • Кто дальше своего носа не видит, тот с носом и останется.
  • К самым таинственным, призрачным дверям всегда найдется простой вещественный ключ. Умей его только найти. Сокровища будут твои.
  • Вся жизнь — сказка. К чему ни начнешь прислушиваться — за самым обыкновенным, даже скучным, на первый взгляд, явлением скрываются удивительные вещи. Начнешь разбираться, а там — полно неизвестного: темные дебри маленьких и больших тайн.
  • Какая музыка гремит в лесу?! Слушая ее, можно подумать, что все звери и птицы и насекомые родились на свет певцами и музыкантами. Может быть, так оно и есть: музыку ведь все любят, и петь всем хочется…
  • Сказка станет правдой. Так радость никогда не переведется на земле.

Книги Виталия Бианки




«Нет времени у вдохновенья». 10 февраля родился русский поэт, писатель и переводчик Борис Пастернак (1890-1960).



За то, что дым сравнил с Лаокооном,
Кладбищенский воспел чертополох,
За то, что мир наполнил новым звоном
В пространстве новом отраженных строф, -
Он награжден каким-то вечным детством,
Той щедростью и зоркостью светил,
И вся земля была его наследством,
А он ее со всеми разделил.
(Анна Ахматова)


В фундаментальном издании «Советская культура», вышедшем в 1924 году, целый иконостас «наших» поэтов. Рядом с Блоком, Есениным, Брюсовым и Городецким - на самом почетном месте Борис Пастернак. Советская власть признала поэта и осыпала милостями: каждый год выходят новые поэтические сборники, он выступает на съездах писателей и даже командирован в Париж на Международной писательский конгресс - безоговорочное доверие. В 1934 Николай Бухарин на съезде писателей объявил Пастернака лучшим поэтом современности, полностью соответствующего духу времени и запросам нового читателя русской поэзии.

«Вечности заложник, у времени в плену» – основной признак творческого человека, Борис Пастернак это очень точно заметил. По крайней мере, в России…

В отчуждении Пастернак оказался сразу же после того, как заступился за арестованных мужа и сына Ахматовой в письме, адресованном Сталину. Имя поэта начало постепенно исчезать из памяти читателей. Нет, поэта не арестовали, не сослали в места не столь отдаленные, обвинив лишь в оторванности от реальной жизни и ошибочности принимаемых решений.

Но не было счастья, да несчастье помогло. Печатать его стихи, естественно, перестали, и, чтобы как-то жить, Пастернак начал осваивать переводы – великолепная практика и реализация исключительного таланта. Все мы знаем, что его переводы Шекспира давно вошли в классику как самостоятельные оригинальные произведения.
Борис Пастернак всегда стремился «от поэзии к прозе», трактуя этот переход очень необычно: «стихи — это необработанная, неосуществленная проза». Десять лет он писал свое самое масштабное полотно: «Доктор Живаго» весь, с первой до последней строки пронизан поэзией, сопровождён стихами из уст главного героя — Юрия Андреевича Живаго.

В конце 1958 года Пастернаку присудили Нобелевскую премию «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Началась вторая волна травли, даже не волна, а настоящее цунами: от исключения из Союза писателей до требования лишения Советского гражданства. Не было ни одной газеты или журнала, которые не озаботились бы плевком в сторону поверженного Пастернака. Он не роптал, по крайней мере, публично; отказался от Нобелевской премии и из страны не уехал: «Покинуть Родину для меня равносильно смерти. Я связан с Россией рождением, жизнью, работой».

Евгений Евтушенко позже очень точно заметил: «Пастернака природа задумала как счастливого человека. Потом спохватилась, не позволила стать слишком счастливым, но несчастным сделать так и не смогла». Да, не смогла – он не поддался испытаниям, оставшись навсегда Поэтом – «наследником всего мира, его природы, его истории, его культуры».

Великие строки великого поэта:

***
Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.
Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.
И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.

***
Нас всех друг другу посылает Бог.
На горе иль на радость — неизвестно.

***
Существовать не тяжело.
Жить — самое просто дело.
Зарделось солнце и взошло
И теплотой пошло по телу.

***
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела...
Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

***
Все нынешней весной особое,
Живее воробьёв шумиха.
Я даже выразить не пробую,
Как на душе светло и тихо.

***
Будущего недостаточно,
Старого, нового мало.
Надо, чтоб елкою святочной
Вечность средь комнаты стала.

***
Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Сочинения Бориса Пастернака




«Все, что я себе представляю, сбудется позже». 8 февраля родился французский писатель Жюль Верн (1828-1905).



Жюль Верн, создатель жанра фантастико-приключенческого романа, – наверное, самый читаемый французский автор, его книги стоят на втором месте по переводам на мировые языки (на первом – Агата Кристи). Полеты в космос и на Луну, телевидение и компьютеры, самолеты и вертолеты, дальнобойные пушки и даже транссибирская железная дорога – все это писатель предсказал и довольно подробно описал в своих книгах. «Литературное поприще, которое я избрал, было тогда ново. В занимательной форме фантастических путешествий я старался распространять современные научные знания. На этом и основана серия географических романов, ставшая для меня делом жизни», – замечал Жюль Верн, – «Успех моего первого романа, да и других, которые были написаны позже, обычно объясняют тем, что я в доступной форме сообщаю много научных сведений, мало кому известных. Во всяком случае, я всегда старался даже самые фантастические из моих романов делать возможно более правдоподобными и верными природе».

Герои Верна покоряют пустыни, глубины морей и океанов, леса и джунгли, открывают тайны космического пространства и погружаются в недра Земли. Почему же столь велика популярность романов, написанных полтора столетия назад? Разве может сравниться текстовая подача материала с приключениями, преподнесенными с экранов при помощи дорогостоящей компьютерной графики? И неужели юному читателю до сих пор любопытно то, что уже освоено, произошло во времени и является вполне обыденной действительностью? Конечно же, дело в другом: в писательском мастерстве, способности поражать воображение закрученностью интриги и, самое главное, рожденными фантазией Жюля Верна яркими героями, каждый из которых может влиять на ход событий, поворачивая историю в неведомое русло приключений.

В течение жизни литератор написал 65 романов, которые мы и сегодня считаем самостоятельными произведениями, но это не всегда соответствует действительности: львиная доля их вошла в цикл «Необыкновенные путешествия» семейного журнала Пьера-Жюля Этцеля, издателя, оказавшего огромное влияние на творчество Верна. Поставленную Этцелем задачу «обозначить все географические, геологические, физические и астрономические познания, накопленные современной наукой, и пересказать их в занимательной и живописной форме», создатель фантастических романов решал всегда талантливо и самозабвенно.

В России каждый новый роман Жюля Верна ожидали с нетерпением: они выходили сразу же после оригинальных французских изданий. Лев Толстой с восторгом отзывался о произведениях столь далекой от него тематики, читал романы детям и для полноты впечатлений рисовал замечательные иллюстрации: «Романы Жюля Верна превосходны. Я их читал совсем взрослым, и все-таки, помню, они меня восхищали. В построении интригующей, захватывающей фабулы он удивительный мастер». А увлеченный чтением Дмитрий Иванович Менделеев и вовсе записал Верна в «научные гении».

Конечно же, сегодня влияние писателя простерлось куда дальше рамок общепризнанной научной фантастики. Его произведения вдохновляли и вдохновляют огромное количество авторов многих жанров, не всегда пишущих в области фантастики и приключений. Как заметил Рэй Брэдбери, «Мы все так или иначе являемся детьми Жюля Верна».

Из книг и записей Жюля Верна:

  • Жить — означает не только удовлетворять материальные запросы организма, но главным образом сознавать свое человеческое достоинство.
  • Всякий человек, превосходящий других по интеллекту и нравственным качествам, помимо своей воли или желания отвечает за других.
  • Научные теории полны ошибок, но их полезно совершать, потому что в конце концов они ведут к истине.
  • Что бы я ни сочинял, что бы я ни выдумывал, всё это всегда будет ниже действительных возможностей человека. Настанет время, когда достижения науки превзойдут силу воображения.
  • Можно идти наперекор законам человеческим, но нельзя противиться законам природы.
  • Работа — это моя жизненная функция. Когда я не работаю, то не ощущаю в себе никакой жизни.
  • Как только я заканчиваю очередную книгу, я чувствую себя несчастным и не нахожу покоя до тех пор, пока не начну следующую.
  • Кто бы мог подумать, что не пройдет и какой-то сотни лет, как фантастикой окажутся не подводные корабли, созданные для уничтожения «себе подобных», что фантастичными станут слова о мирном море и об отсутствии угрозы уничтожения его обитателей.

Книги Жюля Верна




«Мысль дана человеку не для того, чтобы быть похороненной в его голове. Мысль дана для того, чтобы создавать вещи, полезные людям». 7 февраля родился английский писатель Чарльз Диккенс (1812 — 1870).



«Крупнейший писатель-романист XIX столетия. Его книги, проникнутые истинно христианским духом, принесли и будут продолжать приносить очень много добра человечеству».

(Л.Н.Толстой)


Почему Чарльз Диккенс всегда просто преклонялся перед работающими детьми, сочувствовал маленьким оборванцам, ставя их в своих произведениях гораздо выше богатых значительных лиц? Вечный друг писателя Джон Фостер говорил, что «все эти дети были в какой-то мере самим писателем». Двенадцатилетний Чарльз работал на фабрике по производству ваксы для обуви и жил в одиночестве в нищенской лачуге. И это ему ещё повезло - в это время его родители вместе с другими детьми сидели в долговой яме.

Обрывочное обучение закончилось уже в 15 лет, но честолюбивый Диккенс сумел прославиться, став амбициозным корреспондентом-газетчиком и составив себе имя яркими лондонскими репортажами. «Диккенс описывал Лондон как специальный корреспондент последующих поколений», - говорил современник молодого репортера Уолтер Бэджет. Как же после этого не попробовать себя на более масштабном поприще - литературном?

Старая добрая Англия предстала перед читателем в искромётных «Записках Пиквикского клуба» и вызвала такой огромный читательский интерес, что издатели начали борьбу за право первой публикации будущих произведений начинающего писателя. Много ли можно назвать столь популярных авторов, увенчанных лаврами славы ещё при жизни? Признание достигло своих высот, когда портрет 27-летнего литератора, написанный его другом Дэниэлом Маклисом, был выставлен в Королевской академии художеств.

Да и в «гоголевской России» 1830-х годов Диккенс пришёлся ко двору: литературные критики сразу же обратили внимание на схожесть и внутреннее родство таланта этих двух писателей, замечая при этом: «Диккенс, меньшой брат нашего Гоголя». Достоевский просто боготворил Диккенса, признавая его благотворное влияние на собственное творчество: «Никто меня так не успокаивает и не радует, как этот мировой писатель».

Книги Диккенса выходили из печати ежегодно, их автор слыл весьма трудолюбивым и усидчивым писателем, и каждое сочинение по-новому отзывалась в сердцах читателей. «Рождественская песнь» - лучше Диккенса никто не писал об этом празднике, полном волшебства; «Домби и сын» - общепризнанно лучший роман великого англичанина, «Дэвид Копперфилд» - в некотором роде, эпизоды автобиографии писателя, так же, как и главный герой романа, переживший в детстве немало испытаний...

«Литература обязана быть верной народу, обязана страстно и ревностно ратовать за его прогресс, благоденствие и счастье». Что это - лозунг съезда писателей или расхожая фраза о роли книг в нашей жизни? Нет, это искреннее убеждение классика английской литературы Чарльза Диккенса, создавшего целую эпоху в развитии мировой культуры.

Мысли из книг и записей Чарльза Диккенса:

  • В этом мире пользу приносит каждый, кто облегчает бремя другого человека.
  • Бесполезно вспоминать прошлое, если эти воспоминания не могут помочь в настоящем.
  • Из всех изобретений и открытий в науке и искусствах, из всех великих последствий удивительного развития техники на первом месте стоит книгопечатание.
  • Люди не пишущие и не читающие, всегда имеют небольшую, обычно пустую комнату, которую они называют библиотекой.
  • Бывают такие книги, у которых самое лучшее — корешок и обложка.
  • Пускай моя родина судит меня по моим печатным трудам, а друзья мои пускай судят обо мне по собственному опыту.
  • Я никогда бы не смог достичь того, чего достиг, без привычки к пунктуальности и порядку, без прилежания и без решимости полностью сосредоточиться на одной цели.
  • Счастье ни с того ни с сего не улыбается. В какой-то мере мы должны помочь ему улыбнуться.

Книги Чарльза Диккенса




«Каждый день моей жизни был настоящим торжеством, великолепным духовным праздником». 170 лет со дня рождения российского просветителя И.Д. Сытина (1851-1934).



«Россия, необъятная Россия, только ты могла породить такую фигуру... и только в России он мог жить».

(Ал.Алтаев)


Когда-то Достоевский, определил различное отношение читателей к книге, отмечая три степени оценки. Одни читатели, интересуясь изданием, только читают текст, смотря на книгу, как на случайного, временного собеседника. Другие хотят обладать сокровищем и покупают книгу, чтобы всегда иметь под рукой. А вот третьи не только покупают, но и ухаживают за книгой, «переплетают и наряжают, как любимую женщину».

Путь каждой книги к читателю тоже состоит из трех ступенек: книгу нужно написать, доступно издать и, наконец, приблизить к читателю.

… В начале ХХ века имя Ивана Сытина гремело на всю Россию. В его издательском багаже – совокупный тираж в 500 миллионов книг, в 1914 году продукция Сытина составляла четверть всех книжных изданий России.

Знаменитый букварь Сытина находился на самом почетном месте в любой избе, так же, как и дешевые календари, детские книжки и сонники. Не в каждой семье умели читать, чаще разглядывали яркие картинки, приглашая для «семейного прочтения» грамотных односельчан. И это был настоящий праздник! Крестьяне, рабочие, малограмотные мещане стали первыми покупателями будущего издателя и книготорговца.

«Вот перед нами читательский эмбрион: деревенский человек, только что научившийся грамоте», - образно выражался Сытин, - «А вот эмбрион уже вылупился из яйца и купил первую книгу. А вот, наконец, он начинает ходить; робко, неуверенно, спотыкаясь и падая, плетется со страницы на страницу».

Он прекрасно знал крестьянский быт, поскольку сам вышел из бедной деревенской семьи, откуда попал в Москву, на учение к мелкому рыночному книжнику Шарапову. От лавочки на Лубянской площади до делового и дружеского общения чуть ли не со всеми величайшими русскими писателями, учеными, редакторами научных изданий – Сытин прошел огромный путь, который в сборнике «Полвека для книги» назван «длинной и многоцветной, радужной дугой восхождения».

Своему многолетнему девизу «дорогую книгу удешевить, а дешевую - улучшить», Иван Дмитриевич следовал всегда, сделав доступными для всех жителей России литературные произведения лучших писателей XIX века. Стоит вспомнить его грандиозный проект 1887 года – тиражом в 100 тысяч экземпляров вышло собрание сочинений Пушкина в 10 томах за… 80 копеек, разошедшееся всего за несколько дней!

В самом конце XIX века «Товарищество И.Д. Сытина» покупает газету «Русское слово», которая которая к 1917 году продавалась в количестве 1 миллион 200 тысяч экземпляров. Один из многочисленных журналов «медиамагната» выжил и до сих пор пользуется спросом: это известный альманах «Вокруг света».

После 1917 типографии Сытина национализировали. Самое удивительное, что предпринимателя не подвергли дальнейшим репрессиям, даже предложили возглавить Госиздат. Иван Дмитриевич отказался – по причине «малограмотности», но консультантом в ведомстве стал – у Вацлава Воровского.

Он получил квартиру на Тверской и персональную пенсию.

Такова судьба… Но основную задачу деятельности Сытина новая власть все-таки решила: «Наша задача широка, почти беспредельна: мы хотим ликвидировать безграмотность в России и сделать учебник и книгу всенародным достоянием».

Что почитать об Иване Дмитриевиче Сытине




«К моему несовершенному словесному искусству я прибавлю фотографическое изобретательство». 4 февраля родился Михаил Михайлович Пришвин— русский писатель и публицист (1873—1954).



«Лисичкин хлеб», «Кладовая солнца», «Лесные рассказы» – тоненькие милые книжечки нашего детства, очень светлый и ясный язык «певца русской природы» Михаила Пришвина. Писатель, по словам современников, совершенно уникально, с только ему присущим умением, соединял человека и природу простой сердечной мыслью. Максим Горький утверждал, что Пришвин обладал «совершенным умением придавать гибким сочетанием простых слов почти физическую ощутимость всему».

А как он любил фотографировать! Свою первую книгу «В краю непуганых птиц» Пришвин проиллюстрировал собственными фото, сделанными еще в 1906 году. Двадцать лет спустя литератор обзавелся собственной «Лейкой», не разлучаясь с тех пор с фотокамерой ни на минуту. Стал «фотографически думать», называя себя «художником света» – красиво, правда? Пришвин был отличным фотохудожником: «До того я увлёкся охотой с камерой, что сплю и все жду, поскорей бы опять светозарное утро».

Сохранились целые циклы художественных «фотозаписей» Пришвина: «Почки», «Капельки», «Весна света», «Паутинки» – замечательная макросъемка в сопровождении авторских комментариев; ежики, птицы и любимая собака Жулька; серии «неприродных» фотографий – информативные подробные репортажи. Стоит только посмотреть на снимки Пришвина о варварском разрушении Троице-Сергиевой лавры, уничтожении уникальных колоколов и звонниц – целая вселенская трагедия мира, запечатленная бесстрастным объективом. Ребятишки с недетскими глазами, усталые женщины, - почти семидесятилетний Михаил Пришвин ходил по подмосковным деревням, чтобы жены и матери смогли отправить снимки на фронт…

Свои мысли по поводу любимого занятия и некоторые аллегории писатель часто фиксировал в дневниковых записях: «Наша республика похожа на фотографическую тёмную комнату, в которую не пропускают ни одного луча со стороны, а внутри всё освещено красным фонариком».

Пришвин вовсе не был честолюбив, никогда не рассчитывал опубликовать собственные снимки, хотя они очень того заслуживали. «Певец природы» любовно склеивал для них конвертики из папиросной бумаги, собирал коробки из-под конфет и сигар, постепенно наполняя их негативами. Почти все фотоматериалы «выжили» и дошли до нашего времени в полной сохранности, так же как и фотолаборатория Пришвина – увеличитель, кюветы для фотохимии, рамки, запасные объективы, – все сохранила вдова писателя Валерия Дмитриевна для дома-музея писателя в подмосковном Дунино…

Размышления Михаила Пришвина о любимом увлечении:

  • Природа поступает со своими черновиками разумней, чем мы, писатели: мы их рвем и показываем личико. Природа все свои черновики хранит в живом виде, и благодаря этому я могу, занимаясь с усердием, рассмотреть, как соединилось лицо человека и все детали лица…
  • Проявляется изображение на пленке, и часто это происходит будто глаза открываются все шире и шире… Диво! Вышло совсем не так, как снимал. Откуда же это взялось? Раз уж сам не заметил, когда снимал, значит, оно само по себе и существует в «природе вещей»… и кажется тогда, что если бы удалось открыть какую-то завесу, то и будет видно, что есть красота на земле, и в ней заключается смысл.
  • Живопись в сравнении так же не свободна, как фотография относительно живописи, но в этой несвободе живописи заключается ее значительность, точно так же, как ценность фотографии в точной передаче мира.
  • Конечно, настоящий фотограф снял бы лучше меня, но настоящему специалисту и в голову никогда не придет смотреть на то, что я снимаю: он это никогда не увидит.
  • Охота с фотокамерой для меня всегда звучала чуть-чуть глуповато: за зверем охотиться, за птицей, за деньгами, за счастьем, – все понимаю, но за изображением… вот так охота! Но я выписывал себе карманный аппарат из Германии не для того, чтобы с ним охотиться, а попробовать ввести фотографии в свои рассказы и очерки, как изобразительный прием.

Книги Михаила Пришвина




«Единственное оружие, достойное человека — завтрашнего человека — это слово». Ко дню рождения русского писателя Евгения Замятина (1884—1937).



Он никогда не умел подстраиваться, льстить, быть удобным власти. Делать все в противовес, производить эксперименты над собственной судьбой – в этом был весь Замятин. Никогда не имел склонности к точным наукам – из чистого упрямства поступил на один из самых сложных факультетов Санкт-Петербургского политехнического института – кораблестроительный. Неоднократно попадал в ссылки за революционную и антивоенную пропаганду, а 1922 году его арестовали уже большевики как «скрытого, заядлого белогвардейца», даже не вспомнив о революционном прошлом будущего литератора.

Но сказочно везло! Царским правительством прямо из ссылки был командирован в Англию, где успешно применял свой инженерный талант при постройке российских ледоколов – «Святой Александр Невский» (позже переименованный в «Ленин»), «Святогор» (после революции - «Красин»), были спущены на воду при непосредственном участии Евгения Замятина. Как могла бы сложиться жизнь кораблестроителя, который просто обожал свою профессию? «Как Иванушка-дурачок в русских сказках, ледокол только притворяется неуклюжим, а если вы вытащите его из воды, если посмотрите на него в доке - вы увидите, что очертания его стального тела круглее, женственнее, чем у многих других кораблей» - с восторгом вспоминал инженер. Но именно те два года, прожитые в Великобритании, и послужили толчком к самореализации в большой литературе, Замятин всячески стремился понять и проанализировать проявления тоталитарного режима, зачатки которого он замечал: «Все улицы, все жилые дома — одинаковые», «Город большой, но скучный непроходимо... Тоска».

И в 1920 году рождается величайшая антиутопия XX века – «Мы». Будущее, 2500 год, Единое государство-город со стеклянными стенами. У граждан государства нет имен и права на индивидуальность, вместо имен – личные «нумера», каждую минуту жизни граждан контролируют «хранители»… Счастье и свобода несовместимы – основной постулат, выраженный Благодетелем государства. Какие параллели с описанным режимом могли быть проведены спустя три года после революции, после только что отгремевшей кровопролитной Гражданской войны? Тем не менее, к публикации в СССР роман допущен не был, а самого Замятина начали публично травить, особенно после выхода произведения в Чехии. «Мы» — отчаянно плохая, неоплодотворённая вещь, гнев её холоден и сух», ¬– отозвался о романе буревестник революции Максим Горький. «Вы – худший доносчик, ибо вы прежде всего доносите на себя: если «грамотные» люди читают меня, то в большей степени они читают вас», – писал о Замятине в 1922 году один из литературных критиков.

«Е. Замятин должен понять ту простую мысль, что страна строящегося социализма может обойтись без такого писателя», – разразилась гневной отповедью «Литературная газета». В 1931 году Евгений Замятин пишет письмо Сталину, замечая: «я знаю, что у меня есть очень неудобная привычка говорить не то, что в данный момент выгодно, а то, что мне кажется правдой», и просит разрешения уехать из СССР. Сталин милостиво позволил, сохранив литератору советское гражданство и даже удовлетворил просьбу Замятина о принятии его в члены Союза писателей СССР.

«Выехал за границу, где не опубликовал ничего значительного», – гласит статья в Литературной энциклопедии 1970 года. В Россию Замятин больше не вернулся...

Из сочинений Евгения Замятина:

  • Красота — в гармонии, в стиле, пусть это будет гармония безобразного — или красивого, гармония порока — или добродетели.
  • Дети — единственно смелые философы. И смелые философы — непременно дети.
  • Секундная скорость языка должна быть всегда немного меньше секундной скорости мысли, а уже никак не наоборот.
  • Если бы аэроплан откуда-нибудь из стратосферы падал вниз в течении двух месяцев, через два месяца — конец, но на третий — на четвертый день падения пассажиры бы уже привыкли, дамы стали бы мазать губы, мужчины — бриться... Так и весь мир теперь, привык падать, привык к катастрофе...
  • Настоящая литература может быть только там, где ее делают не исполнительные, благонадежные чиновники, но отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики.
  • Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: её прошлое.
  • Чтобы взволновать, художник должен говорить о великой цели, к которой идет человечество.

Книги Евгения Замятина




«Театр — это сила, соединяющая в себе одной все искусства». Ко дню рождения Антона Павловича Чехова (1860- 1904)



«И никого не играл театр так совершенно,
ни чьих художественных замыслов
не постиг так полно и глубоко
и не передал в такой красоте, как Чехова».

(Н.Эфрос)


Чехов и театр. Театр и Чехов: сложные, неоднозначно трактуемые исследователями творчества писателя взаимоотношения. В 1929 году в «Чеховском сборнике» один из биографов отметил некий парадокс: «с самого первого его дебюта и до конца дней его, от «Иванова» до «Вишневого сада», между Чеховым и театром продолжало оставаться неразрешенным какое-то роковое взаимное непонимание». А вот другое, не менее «доказательное», утверждение, написанное почти 30 лет спустя: «только любовь, глубокая и стойкая, могла породить такой интерес к жизни театра и его людям, какой был присущ Чехову от младых его ногтей до самой смерти».

В письме 1898 года Чехов ностальгически вспоминает: «Театр мне давал когда-то много хорошего… Прежде для меня не было большего наслаждения как сидеть в театре…». Когда же происходило это «прежде»?

… Страстным поклонником Мельпомены юный Чехов стал в 13 лет, когда посмотрел в таганрогском театре «Прекрасную Елену». Затем «заболевшие театром» братья Чеховы приходили в это священное место задолго до начала представления, чтобы достать лучшие места, по копейкам собирали деньги на билет на галерку. А что будут «представлять», вообще не имело значения: «Нам все было одинаково интересно», — вспоминал младший брат будущего писателя Иван Чехов.

Антон охотно участвовал в домашних любительских постановках своих товарищей по гимназии, тогда же стал сам сочинять пьесы, к сожалению, не сохранившиеся. На втором курсе Медицинского университета написал целую драму, сегодня она идет под названием «Платонов» («Пьеса без названия», «Безотцовщина»). Даже герои его самых первых (не драматических) произведений – провинциальные актеры и актрисы, вспомните «Бенефис», «Сапоги», «Комик» или таинственно пропавший водевиль «Недаром курица пела». «Будучи учеником VII класса, Антон Павлович написал ужасно смешной водевиль и прислал нам в Москву для прочтения. Куда девался водевиль – не знаю», – вспоминает другой брат писателя Михаил Чехов.

«Серьёзные» отношения с театром долго не складывались: пьеса «Иванов» провалилась в театре Корша, «Леший» и «Дядя Ваня» не собирали и половины зала в театре госпожи Абрамовой. Довершил трагедию полный провал «Чайки» в Александринском театре.

«Беллетристика — покойное и святое дело. Повествовательная форма — это законная жена, а драматическая — эффектная, шумная, наглая и утомительная любовница», – сокрушался в безысходности Чехов.

Художественный театр стал крёстным отцом Чехова-драматурга. Актеры-интеллигенты, разительно отличавшиеся от провинциальных лицедеев, великолепная режиссура и поиск новых сценических форм заставили Чехова уверовать в собственные силы. «Три сёстры», «Дядя Ваня». «Чайка», «Три сёстры», «Дядя Ваня», «Вишневый сад» вызывали всеобщий восторг театральной публики: «Спектакль, на котором снова присутствовал А. П.Чехов, превратился опять в одно общее восторженное чествование писателя публикой. Поставлена была «Чайка», и автора вызывали в антрактах множество раз. От дирекции и труппы «Художественно-общедоступного» театра ему поднесен был лавровый венок». Владимир Иванович Немирович-Данченко окрестил Чехова «горячим апологетом» и «настоящим поэтом театра». Созидательным союзом Чехова-драматурга и Московского Художественного театра открылась новая яркая страница в самой истории русского и мирового театрального искусства.

А.П.Чехов о театре:

  • Пусть на сцене всё будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни.
  • Искусство дает крылья и уносит далеко - далеко!
  • Нельзя ставить на сцене заряженное ружьё, если никто не имеет в виду выстрелить из него. Нельзя обещать.
  • Не надо так много играть, не надо совсем играть, надо так, как в жизни.
  • Жаль русский театр… у наших гг. актеров все есть, но не хватает одного только: воспитанности, интеллигентности, или, если позволите так выразиться, джентльменства в хорошем смысле этого слова.
  • Все, что только есть в природе самого страшного, самого горького, самого кислого и самого ослепительного, драматургами уже перебрано и на сцену перенесено. Герои и героини бросаются в пропасти, топятся, стреляются, вешаются, заболевают водобоязнью… Умирают они обыкновенно от таких ужасных болезней, каких нет даже в самых полных медицинских учебниках.
  • Надо всеми силами стараться, чтобы сцена из бакалейных рук перешла в литературные руки, иначе театр пропадет.
  • Художественный театр, – это лучшие страницы той книги, какая будет когда-либо написана о современном русском театре.
  • Сцена станет искусством лишь в будущем, теперь она лишь борьба за будущее.

Книги А.П.Чехова




«С художника многое спросится». Памяти народного артиста СССР Василия Семеновича Ланового (1934-2021)

Ушла целая эпоха… Невозможно поверить, что Василия Ланового уже нет с нами. На таких людях держится мир, образы его героев невозможно отделить от уникальной личности их творца, вклад актера в культуру России не имеет цены. Ланового называют великим актером, образцовым интеллектуалом, совестью нации, гордостью страны. Разве можно с этим поспорить?

«Моя жизнь стоит на четырех китах. Первый – работа. Она приносит мне радость и боль, но никогда – безразличие, разочарование в ней. Второй – семья, ее здоровье. Третий – обстановка в семье, в мире. И четвертый – друзья», – таким было кредо жизни Ланового, которому он никогда не изменял.

Всего лишь год назад Василий Семенович подвел свой творческий итог, выпустив второе издание книги «Летят за днями дни…», в которой ответил на вопросы зрителей, поделился мыслями о работе актера в театре, в кино, на телевидении, рассказал о многих факторах, формирующих личность настоящего художника. Он никогда не хотел и не просил себе другой судьбы, всегда проживая жизнь набело, был благодарен провидению, приведшему его в профессию, где актер сыграл сотни судеб, каждая из которых на время становилась отрезком собственной жизни.

В конце книги, завершая собственное «жизнеописание», актер пророчески заметил: «Что до будущего, так его нам не дано предугадать, поэтому не стоит пытаться это делать. Пускай свою жирную точку поставит жизнь. И опять же – Александр Сергеевич Пушкин: “…пируйте же, пока мы тут!”». Каждым днем, каждой минутой своей жизни Василий Семенович подтверждал «неслучайность выбора», павшего на него, преданность искусству, близким людям, обществу и Родине. Итог его творчества не будет подведен никогда – светлый образ Актера навсегда останется в наших сердцах.

Василий Лановой о себе, о жизни и профессии (из книги «Летят за днями дни…»):

  • Движение вперед тогда только возможно, когда это движение не по накатанной тропе, а в новое, – открытие и прокладывание новых троп. Иначе не будет открытий, это уже не будет творчеством. Искусство всегда должно быть открытием – в себе, в роли, в жизни.
  • Современный герой немыслим без гражданского пафоса. Если образ строить только на основе накопленного опыта и общих соображений, то он не найдет хорошего отзвука в зрительном зале.
  • Весь масштаб создаваемых актером образов определяется прежде всего масштабностью самой его личности.
  • Нельзя лгать, нельзя в угоду сиюминутной выгоде приспосабливаться, лукавить.
  • Уж если судьбой было предначертано нам явиться в этот мир, то надо постараться жить по-крупному, во всяком случае, честно, чтобы ни о чем потом не пришлось ни сожалеть, ни раскаиваться.
  • Когда к тебе подходит человек и признается, что спектакль или фильм помог ему выстоять в трудную минуту жизни, уберег от неверного шага, тогда забываешь все мучения, в которых рождался спектакль и твой в нем образ, все перегрузки и волнения.

Что почитать о Василии Лановом




«История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». 180 лет со дня рождения историка и преподавателя Василия Ключевского (1841—1911)

«Ключевский – добрый гений, домашний
дух-покровитель русской культуры,
с которым не страшны никакие бедствия,
никакие испытания».

(Осип Мандельштам)


Василий Осипович Ключевский – историк, профессор, уникальная личность, всю жизнь сопровождаемая легендами и анекдотами, преподаватель «от Бога», личный враг Павла Милюкова, которого он с удовольствием «завалил» на защите докторской диссертации, ибо «наука от этого только выиграет». Скромнейший человек, передвигавшийся по Москве на убогой конке, но отказавшийся принять в подарок богатую коляску с лошадьми: «Помилуйте, разве мне это к лицу?.. Разве не смешон был бы я в такой коляске?! Ворона в павлиньих перьях...».

Тридцать лет ушло у историка на подготовку и написание своего основного труда, известного сегодня каждому школьнику под названием «Курс русской истории», охвативший временной период развития русского государства с VIII века до 1861 года. И здесь ученый проявил свой собственный, индивидуальный взгляд на наше прошлое, применив особый «социологический» метод. Ключевский исследовал исторический процесс во взаимодействии целого комплекса факторов, рассматривая все ключевые моменты в разрезе географии, экономики, политики и демографии. Интересно и то, что близкую ему современность (весьма богатую событиями) Ключевский описывать не пожелал, считая, что события после 1861 года – область чистой публицистики, которую профессор терпеть не мог. Когда к великому ученому обратились с предложением написать книгу о жизни и государственных достижениях Александра III, он отказался – очень мало времени прошло, а для историка это совсем немаловажный фактор.

С 1879 года Ключевский возглавлял историческую кафедру Московского университета, приняв бразды правления от своего научного руководителя — профессора Сергея Михайловича Соловьева. О лекциях Ключевского ходили легенды по всей студенческой Москве: он так рассказывал об истории России, что многие слушатели приходили на занятия «нелегально», не по расписанию, занимая места в аудитории с самого раннего утра. Их, правда, никто не выгонял, все любопытствующие как-то размещались… Знаменитый лектор несколько лет подряд обучал истории сына императора – Великого Князя Георгия Александровича.

Ключевский никогда не был просто «узким специалистом»: прекрасно разбираясь в истории, он самозабвенно любил русский язык, утверждая, что «мудрено пишут только о том, чего не понимают». Литература и искусство тоже находили применение и в лекциях и в письменных трудах мастера, избранного почетным академиком Петербургской академии наук по разряду изящной словесности. В дополнение ко всем уникальным особенностям собственной личности, Василий Осипович имел феноменальную память. Как-то, поднимаясь на кафедру, он случайно рассыпал заготовленный на отдельных листах сложнейший лекционный материал. Присутствовавшая на лекции жена Ключевского успокоила студентов: «Не волнуйтесь, он все помнит наизусть». Ключевский не ошибся ни в чем, не пропустил ни единого слова – слушатели сверялись по собранным листочкам. «Я так и умру, как моллюск, приросший к кафедре…», – говаривал мудрый педагог.

Именем Ключевского названы улицы во многих, даже совсем небольших городах России, его имя носят библиотеки и школы, даже малая планета под номером 4560; президиум Российской академии наук присуждает Премию им. В. О. Ключевского за работы в области отечественной истории.

А вот в Москве улицы Василия Осиповича Ключевского нет…

Мысли из книг Василия Ключевского:

  • Тайна искусства писать – уметь быть первым читателем своего сочинения.
  • В нашем настоящем слишком много прошедшего; желательно было бы, чтобы вокруг нас было поменьше истории.
  • Почему люди так любят изучать свое прошлое, свою историю? Вероятно, потому же, почему человек, споткнувшись с разбега, любит, поднявшись, оглянуться на место своего падения.
  • Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий.
  • Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни тяжко было его унижение, но пробьёт урочный час, он соберёт свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу.
  • Романистов часто называют психологами. Но у них разные дела. Романист, изображая чужие души, рисует свою; психолог, наблюдая свою душу, думает, что он изучает чужие.
  • Поэзия разлита в обществе, как кислород в воздухе, и мы не чувствуем ее только потому, что ежеминутно ею живем, как не ощущаем кислорода потому, что ежеминутно им дышим.
  • Высшая задача таланта — своим произведением дать людям понять смысл и цену жизни.
  • Люди напряженно преследуют свои интересы, но книг не читают. Почему? Книги ли так неинтересны или интересы так некнижны?
  • Нет ничего враждебнее культуре, чем цивилизация.

Книги В.О.Ключевского




«Все великие писатели и мыслители потому и были велики, что об основах говорили». 195 лет со дня рождения русского писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина (1826 – 1889)



«Обличать умеет каждый газетчик, но открыто
презирать умел один Салтыков.
Две трети читателей не любили его,
но верили ему все. Никто не сомневался
в искренности его презрения».

(А.П.Чехов)


«Отечественные записки»… Один из самых первых «толстых» литературных журналов, голос общественной мысли России, проводник прогресса. С «Отечественных записок» началась и литературная деятельность Михаила Салтыкова-Щедрина – 21-летний юноша опубликовал в журнале повесть «Противоречия», а позже – «Запутанное дело».

Будучи уже зрелым человеком, Михаил Евграфович занялся литературой вплотную. По переезду в Петербург он принял приглашение Николая Некрасова стать соредактором известнейшего во всей России журнала, где и проработал редактором в течение 16 лет. Писатель не только правил рукописи, вел переписку с авторами, общался с цензурой – свои самые известные произведения он создал именно в этот период. «История одного города», «Сказки», «Господа Головлевы», «Благонамеренные речи» – работа в редакции позволяла постоянно общаться с читателями, быть «на острие времени», живо реагировать на происходящее. Но самое главное – это служба литературе, которую Салтыков-Щедрин любил страстно, отдавая все ей весь пыл своего горячего сердца.

Ему удалось окружить себя целой плеядой талантливых пишущих людей второй половины XIX века. В журнале Салтыкова-Щедрина публиковались Глеб Успенский, Александр Островский, Владимир Гаршин, Дмитрий Мамин-Сибиряк; поэты Алексей Плещеев, Семен Надсон, Петр Якубович, печатались первые переводы Виктора Гюго, Альфонса Доде, Эмиля Золя.

Литературный критик Павел Анненков вспоминает слова Салтыкова-Щедрина: «Наиболее талантливые люди шли в «Отечественные записки» как в свой дом, несмотря на мою нелюдимость и отсутствие обворожительных манер. Мне — доверяли, моему такту и смыслу и никто не роптал, ежели я изменял и исправлял. В «Отечественных записках» бывали слабые вещи, но глупых — не бывало... Я Вам скажу прямо: большинство новых литературных деятелей, участвовавшее в других журналах, только о том и думало, чтобы в «Отечественные записки» попасть. Вот Вам характеристика журнала, и позволяю себе думать, что в этой характеристике я занимал свое место».

К сожалению, Салтыков-Щедрин стал последним главредом «Отечественных записок». Журнал притесняли постоянно, цезура свирепствовала, но в 1864 году печатный орган был закрыт навсегда по личному распоряжению начальника Главного управления по делам печати. В вину ставилось вредное направление мысли, пропаганда «теорий, находившихся в противоречии с основными началами государственного и общественного строя», «распространение вредных мыслей», ничего нового… Катастрофа, обрушившая все начинания, да, собственно, и саму жизнь великого русского сатирика, умевшего говорить и доносить до читателя опаснейшую правду: «...С тех пор, как у меня душу запечатали, нет ни охоты, ни повода работать».

Из прокламации о закрытии «Отечественных записок»: «Это был почти единственный орган русской печати, в котором сквозь дым и копоть цензуры светилась искра понимания задач русской жизни во всём их объёме. За это он должен был погибнуть и погиб».

Из сочинений М.Е.Салтыкова-Щедрина:

  • Когда и какой бюрократ не был убежден, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?
  • Это еще ничего, что в Европе за наш рубль дают один полтинник, — будет хуже, если за наш рубль станут давать в морду.
  • Взятка уничтожает преграды и сокращает расстояния, она делает сердце чиновника доступным для обывательских невзгод.
  • Система моя очень проста: никогда ничего прямо не дозволять и никогда ничего прямо не запрещать.
  • Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные.
  • Цель издания законов двоякая: одни издаются для вящего народов и стран устроения, другие — для того, чтобы законодатели не коснели в праздности.
  • Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.

Книги М.Е.Салтыкова-Щедрина




Борис Есенькин: культура помогает совершенствовать все, что несовершенно

Живительный процесс, происходящий в мире, позволит и нам более скрупулезно подойти к осознанию действительности и найти ту спасительную зацепку, которая удержит нас в нашем стремлении найти желанную тропу. Успех – это результат наших титанических усилий и способностей.

Достичь его мы сможем тогда, когда будем действительно готовы. Безусловно, следует помнить, что именно мышлением обусловлены все наши действия. Наши поступки не будут мудрее, чем наши мысли. Наше процветание как нации зависит от личного финансового благосостояния каждого человека. Время течет, многое меняется, и в этом веке очень многое теряется и не находит своего воплощения в будущем. Культура – это базис каждой страны во все времена. Мы проходим сложный путь в осмыслении цифровизации, этот фундамент в наших жизненных устоях является в настоящее время основополагающим перестроечным процессом, и очень многое может остаться за занавесом, а истина – она рядом. Главное, что проявляется в наших действиях – это наша культура, которая прошла через века и оставила глубокий след в каждом из нас.

В настоящее время мы говорим о настоящем и будущем нашего культурного монолита («Быть или не быть? Вот в чем вопрос», У. Шекспир). В своих размышлениях мы, анализируя все происходящее, приходим к выводу, что культура в разной ее интерпретации, является основным базисом любой страны. А у нас, к большому сожалению, писатель, издатель, распространитель печатного и электронного слова находятся в забвении. Они, вроде бы есть, но это не культура, а обыкновенный бизнес. Если брать начальный этап от первопечатника Ивана Федорова, когда Россия почувствовала значимость печатной индустрии: Л.Н. Толстой, Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев и т.д., которые стали первопроходцами в обустройстве мировоззрения российского гражданина, выросшего на их произведениях, что обустроило Россию как государство с высоким культурным уровнем. Писатель – это творец в культурном обустройстве матушки-России. Так что, отвергать творцов нашего настоящего и будущего?… Все в жизни происходит через писательский взгляд, фиксирующий все происходящее; писатель участвует в построении личности через разные информационные источники, что помогает нам вписаться в этот тревожный мир через свой культурный жизненный срез.

К большому сожалению, XXI век вывернул личность в этом хаотичном движении, где трудно сориентироваться и скоординировать свое жизненное пространство, так как ему не на что опереться. Уничтожены домашние устои, нарушена система ответственности за происходящее: родовые связи и многое другое, что выбивает человека из привычного культурологического ритма и многое другое, что позволяет личности быть на уровне происходящего. И, разумеется, теряется интеллект в разговорной речи и во взаимоотношениях. Надеюсь, что мы это осознаем, и не будем двигаться в сторону опустошения себя и своего разума. Культура и все, что с ней связано, должны непременно войти в наш интеллект, и мы не должны «шарахаться» туда-сюда, нужно обозначить, что любая рукопись – это начало чего-то, как животворное русло, для совершенствования себя и окружающего мира.

Писатель – это творец, открывающий разные горизонты в движении личности. Издатель – воспроизводитель интеллекта посредством печати и электронного контента, сопровождающих рукопись. Это естественный процесс - еще не интеллект, а процедура по переработке данной информации и доведения ее до читателя. Человек – интеллект, производство, а с ним и интеллектуальная составляющая – культура. Культура помогает нам совершенствовать все, что несовершенно сегодня и не вписывается в данный срез эпохи и времени.

И в этом плане хочу обратить Ваше внимание, что 25 декабря Президентским Указом был утверждён Перечень дополнительных мер государственной поддержки организаций, специализирующихся на реализации книжной продукции… являющихся субъектами малого и среднего предпринимательства, в качестве социальных предприятий (http://www.unkniga.ru/news/11657-biblioteki-i-knizhnye-magaziny-vklyucheny-v-prezidentskiy-perechen.html )

Книга и Культура – это панацея от всего.

Время – это полет. Творчество на все времена. Писатель – поводырь общества.


Борис ЕСЕНЬКИН,
Президент НП «Гильдия книжников», генеральный директор ООО Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС», заслуженный работник культуры РФ

По материалам сайта «ДистриПресс» http://distpress.ru/mneniya-ekspertov-intervyu/291941-kultura-pomogaet-sovershenstvovat-vse-chto-nesovershenno.html




История «книжной» баллады. Ко дню рождения Владимира Высоцкого (1938-1980).



Далёкие семидесятые, знаменитая на весь Союз Рижская киностудия. Для съёмок историко-приключенческого фильма «Стрелы Робин Гуда» режиссёр Сергей Тарасов пригласил известного актёра и поэта Владимира Высоцкого - на роль шута. Режиссёр вообще очень рассчитывал на Высоцкого: вся канва фильма выстраивалась на балладах, которые поэт должен был написать в стилизации средневековых романтических баллад. «Я попросил его написать баллады на общечеловеческие темы – о любви, о ненависти, о времени, чтобы не было там никакой политики», - вспоминал Сергей Тарасов. Он понимал, о чем просил.

Высоцкий и написал, а также сделал записи шести великолепных баллад в собственном исполнении, среди которых и наша «книжная» - под названием «Баллада о борьбе». Черновые записи звучали во время съёмок - «Впечатление – мороз по коже...».

Роль с Высоцким не состоялась: самое вероятное, что не утвердили в высших инстанциях. Ещё один удар ожидал съемочную группу уже после того, как фильм смонтировали - ни одну балладу Высоцкого в фильм не допустили - из-за «чужеродности теме картины».

Сергей Тарасов спас единственную озвученную копию фильма, которая подлежала уничтожению - тайком вынес ее с киностудии... Он чувствовал, что сохранённый им фильм пригодится: к 50-летию Владимира Семёновича Высоцкого первоначальный вариант фильма без купюр был показан по центральному телевидению.

Владимир Высоцкий «Баллада о борьбе»:

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв,
Изнывая от мелких своих катастроф...

Детям вечно досаден
Их возраст и быт —
И дрались мы до ссадин,
До смертных обид,
Но одежды латали
Нам матери в срок,
Мы же книги глотали,
Пьянея от строк.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой сладко от фраз,
И кружил наши головы запах борьбы,
Со страниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь
Мы, не знавшие войн,
За воинственный клич
Принимавшие вой, —
Тайну слова «приказ»,
Назначенье границ,
Смысл атаки и лязг
Боевых колесниц.

А в кипящих котлах прежних боен и смут
Столько пищи для маленьких наших мозгов!
Мы на роли предателей, трусов, иуд
В детских играх своих назначали врагов.

И злодея следам
Не давали остыть,
И прекраснейших дам
Обещали любить;
И, друзей успокоив
И ближних любя,
Мы на роли героев
Вводили себя.

Только в грёзы нельзя насовсем убежать:
Краткий век у забав — столько боли вокруг!
Попытайся ладони у мёртвых разжать
И оружье принять из натруженных рук.

Испытай, завладев
Ещё тёплым мечом
И доспехи надев, —
Что почём, что почём!
Разберись, кто ты: трус
Иль избранник судьбы,
И попробуй на вкус
Настоящей борьбы.

И когда рядом рухнет израненный друг
И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
И когда ты без кожи останешься вдруг
Оттого, что убили его — не тебя, —

Ты поймёшь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забрал —
Это смерти оскал!
Ложь и зло — погляди,
Как их лица грубы,
И всегда позади
Вороньё и гробы!
Если мяса с ножа
Ты не ел ни куска,
Если руки сложа
Наблюдал свысока,
И в борьбу не вступил
С подлецом, с палачом, —
Значит, в жизни ты был
Ни при чём, ни при чём!

Если путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал что почём, —
Значит, нужные книги ты в детстве читал!

Сочинения Владимира Высоцкого



«Так вот каков истории урок. Меняется не сущность, только дата». Ко дню рождения английского поэта Джорджа Гордона Байрона (1788-1824).



Ему в окно стучатся розы,
Струится вкрадчивый аккорд…
Он не изменит гордой позы,
Поклонник Байрона, — он горд.

(Марина Цветаева)


Первая половина XIX века ознаменовалась настоящим помешательством - личность английского поэта вызывала у прогрессивной романтически настроенной молодежи Европы и России восторг и непременное желание подражать, хотя бы внешне. «Чайльд Гарольды» множились, произрастая даже в далеких русских провинциях, поражая местных барышень демонстрацией разочарованности в жизни и мрачными взорами. «Вот с этого-то времени и начали появляться у нас толпами маленькие великие люди с печатию проклятия на челе, с отчаянием в душе, с разочарованием в сердце, с глубоким презрением к "ничтожной толпе”», — уничижительно заклеймил подражателей литературный критик Виссарион Белинский.

Комплексы, комплексы... Куда было деваться от насмешек хромому юному лорду, к тому же страдавшему излишней полнотой? Правильно, высокомерный и презрительный взгляд ставил надёжную защиту от самых злобных недоброжелателей. Но многочисленные портреты, изображающие черноволосого красавца, не лгут. «Я был обязан говорить всякому своё имя, так как никто не мог узнать ни моего лица, ни моей фигуры», - радостно писал студент Кембриджского университета Джордж Байрон, приведший себя в порядок продолжительными упражнениями, плаванием и верховой ездой.

1812 год. «Однажды утром я проснулся и увидал себя знаменитым» - для самого автора долго оставалась загадкой внезапная популярность его героя «бездельника, развращенного ленью», вне всякого сомнения - alter ego самого Байрона. Две первые песни «Чайльд-Гарольда» только за один день продали в количестве 14000 экземпляров - огромный по тем временам тираж!

Поэт долго не расставался со своим героем, в течение нескольких лет дописывая новые песни «Паломничества». «Теперь я предоставляю Чайльд-Гарольду продолжать свою жизнь таким, каков он есть. Было бы приятнее и, конечно, легче изобразить более привлекательный характер. Было бы легко притушить его недостатки, заставить его больше делать и меньше говорить, но он предназначался отнюдь не для того, чтобы служить примером. Скорее следовало бы учиться на нем тому, что ранняя развращенность сердца и пренебрежение моралью ведут к пресыщенности прошлыми наслаждениями и разочарованию в новых».

Строфы из поэмы «Паломничество Чайльд-Гарольда»:

***
Любовь растет иль вянет. Лишь застой
Несвойствен ей. Иль в пепел обратится,
Иль станет путеводною звездой,
Которой вечен свет, как вечен мира строй.

***
У каждого своя печаль на свете,
И слабый мнит, что
Зло нам ставит сети.

***
Мне ничего не жаль в былом,
Не страшен бурный путь,
Но жаль, что, бросив отчий дом,
Мне не о ком вздохнуть.

***
Замечу кстати: бегство от людей -
Не ненависть еще и не презренье.
Нет, это бегство в глубь души своей,
Чтоб не засохли корни в небреженье.

***
Я там в себе не замыкаюсь. Там
Я часть Природы, я - её созданье.
Мне ненавистны улиц шум и гам,
Но моря гул, но льдистых гор блистанье!

***
Что в старости быстрее всяких бед
Нам сеть морщин врезает в лоб надменный?
Сознание, что близких больше нет,
Что ты, как я, один во всей вселенной.

Книги Джорджа Байрона



«Писатель не должен думать о критике, так же как солдат о госпитале». Ко дню рождения Стендаля, французского писателя, основоположника психологического романа (1783-1842).



Мари-Анри Бейль, он же Котоне, он же Сальвиати, он же Лизио, он же Висконтини, он же Фредерик Стендаль - таможенник, офицер кавалерии, продавец скобяных изделий... Именно так именовал себя писатель, известный сегодня каждому как великолепный романист, а в начале XIX века - только как автор книг о достопримечательностях Италии, которую беззаветно любил (кстати, слово «турист» придумал и ввёл в широкое обращение именно Стендаль). Зачем же столько лишних псевдонимов? Многие литературные критики считали, что таким образом Стендаль пытался скрыться от ненужной ему известности - но зачем же тогда вообще писать? Да и скрыться от литературной славы ему все же не удалось...

Современники не приняли и не оценили творческие порывы писателя - его романы пришлись не ко времени: написанные несколько суховатым стилем, его тексты весьма отличались от романтических сочинений Жорж Санд, Гюго, Шатобриана. Настроенных на лирический лад читателей (а, особенно, читательниц) отвращала от книг Стендаля его несколько нарочитые ироничность, насмешливость и скептицизм. Критики не считали произведения Стендаля стоящими внимания («Красное и чёрное» в том числе), а самого автора даже не включали в списки французских писателей.

Свободная от всяческих догм, в том числе и моральных, яркая индивидуальность всегда была идеалом Стендаля, считавшего Наполеона истинным образцом своей небесспорной догмы. Писатель даже разработал своеобразное учение, названное им «эгоизмом» или «бейлизмом», положив в его основу следование интересам личности, применяя окружающее общество единственно как театр для ее самореализации. При этом источником любого жизненного опыта Стендаль считал только чувства и собственный внутренний мир - «наблюдение за поведением человеческого сердца».

По-настоящему Стендаля открыл для читающей публики Оноре де Бальзак, посвятивший ему известный «Этюд о Бейле»: «Г-н Бейль, с его простой, наивной и неприкрашенной манерой рассказывать, рискует показаться неясным. Достоинства, которые нужно бы изучать, могут остаться незамеченными», - писал восхищенный автор Бальзак.

Автор «Пармской обители» и «Красного и чёрного» всегда называл литературную известность лотереей: если повезёт, попадёшь на гребень славы. Позволим себе не согласиться с этим утверждением?

Из книг Стендаля:

  • Участь глубокой старости зависит от того, на что потрачена молодость.
  • Удовольствия каждого человека различны и часто противоположны; этим объясняется, почему то, что для одного индивидуума — красота, для другого — безобразие.
  • Ничтожество литературы есть симптом состояния цивилизации.
  • Любовь — единственная страсть, которая оплачивается той же монетой, какую сама чеканит.
  • Все можно познать, только не самого себя.
  • Любовь - это соревнование в том, кто принесет друг другу больше радости.
  • Великий человек подобен орлу: чем выше он взлетел, тем меньше доступен взору; за свое величие он наказан душевным одиночеством.
  • Грустный вид совершенно не соответствует хорошему тону, надо иметь вид не грустный, а скучающий. А если у вас грустный вид, значит, вам чего-то недостает, вы в чем-то не сумели добиться успеха. Это значит выставлять себя в невыгодном свете. И, наоборот, если вы скучаете, тогда в невыгодном положении оказывается тот, кто напрасно пытался вам понравиться.

Сочинения Стендаля



«Мой дух с рожденья, в ранней мгле, презрел запрет лететь спеша, - теперь, идя по всей земле, куда ж идешь, моя душа»? Ко дню рождения американского писателя и поэта Эдгара Аллана По (1809-1849).



«В Эдгаре По есть именно одна черта,
которая отличает его решительно
от всех других писателей и составляет
резкую его особенность: это сила воображения».


(Ф.М.Достоевский)


Эдгар По всегда осознавал собственную необычность и неординарность: «с детства я не был таким, как другие. Не видел так, как видели все». «Колумб новых областей в человеческой душе, он первый сознательно задался мыслью ввести уродство в область красоты и, с лукавством мудрого мага, создал поэзию ужаса, установил художественную, полную волнующих намеков связь между человеческой душой и неодушевленными предметами, пророчески почувствовал настроение наших дней и в подавляющих мрачностью красок картинах изобразил чудовищные - неизбежные для души - последствия механического миросозерцания» – писал лучший переводчик стихов «этого прирожденного аристократа литературы» Константин Бальмонт.

Великолепный мастер новеллы, Эдгар По создавал свои короткие шедевры по нескольким, одинаково интересным читателю жанрам: психологические новеллы («Черный кот», «Лигейя», «Овальный портрет»), научно-фантастические («Сфинкс», «История с воздушным шаром»), юмористические («Тысяча вторая сказка Шехерезады», «Очки», «Без дыхания»), самые известные и хрестоматийные – логические («Золотой жук», «Похищенное письмо», «Убийство на улице Морг»).

Сыщик Огюст Дюпен гордо возглавил отряд гениальных детективов – мисс Марпл, Эркюль Пуаро, Шерлок Холмс и Эраст Фандорин лишь продолжили развитие эпохи литературы криминального жанра. Рассказы сделали автора всемирно известным, но именно Эдгар По явил миру чистое поэтическое творчество, наиболее полно выразив и свой характер, и свои жизненные устремления, надежды и тревоги. Трудно поверить, но в поэтическом багаже По всего около сорока стихотворений – их немного, но все они по достоинству оценены и (что совсем немаловажно) имеют замечательные переводы. Стихи «безумного Эдгара» вдохновляли и находили отражение в творчестве Блока, Бальмонта, Брюсова, Анненского, Мережковского, многих русских и европейских символистов.

Визитная карточка Эдгара По – романтическое стихотворение «Ворон», наверное, главная вершина его поэтического творчества. Когда в 1844 году автор принес рукопись в журнал Grahams Magazine, стихотворение не стали даже читать, подав опустившемуся от пьянства По пятнадцать долларов «на бедность». Через год творение приняли к публикации в American Review, и вскоре «Ворон» обрел мировую славу:

Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore»!

Обрушившаяся популярность не принесла автору никакого дохода, но, видимо, такова участь почти всех талантливых людей: «Денег у меня не прибавилось. Сейчас я не богаче, чем был в самые скудные времена, — разве что надеждами, но их в оборот не пустишь».

Математическая скрупулезность, рациональность в выстраивании сюжетов, просчет эффекта от своих произведений являлись не менее важной составляющей творчества представителя американского романтизма. А вот свою трагическую судьбу Эдгару Аллану По выстроить не удалось, несмотря на множество попыток… Но это уже совсем другая история.

Из книг Эдгара Аллана По:

  • Нет одиночества страшнее, чем одиночество в толпе...
  • Те, кто видит сны наяву в ясный день, всегда идут гораздо дальше тех, кто видит сны только засыпая по ночам.
  • По-настоящему человек счастлив: он всё время живёт ожиданием счастья, которое вот-вот наступит.
  • Невежество — это счастье, но для полноты счастья оно должно быть таким глубоким, чтобы не подозревать о себе самом.
  • О, счастье заключается не в познании, а в приобретении знания! В вечном познании — вечное блаженство; но знать все — адская мука.
  • Истина не всегда обитает на дне колодца. В насущных вопросах она, по-моему, скорее лежит на поверхности. Мы ищем ее на дне ущелий, а она поджидает нас на горных вершинах.
  • Есть много близких меж собой явлений,
    Двуликих свойств (о, где их только нет!).
    Жизнь — двойственность таких соединений,
    Как вещь и тень, материя и свет.
  • Я счастлив был — в мечтах! — Люблю я слово
    «Мечта»! В ее стоцветной ворожбе,
    Как в мутной, зыбкой, призрачной борьбе
    С реальностью видений, той, что вещий
    Бред создает, — прекраснейшие вещи
    Любви и рая есть, что мне сродни,
    Но чем не дарят юношества дни!
  • Минута истинного счастья,
    Что знала падшая душа,
    Прозренье гордости и власти,
    Уже прошла.
    Сказал о власти я? Неужто
    О ней я чаял? Да! Увы,
    Виденья юности минувшей,
    Ушли и вы.

Книги Эдгара По



«Жизнь пошумит, пошумит, а правда останется...». 22 января родился детский писатель Аркадий Гайдар (1904-1941).



«Всесоюзный вожатый» - так называл Аркадия Гайдара Самуил Маршак. Оба эти слова вряд ли понятны тем, кому сейчас меньше тридцати - нет ни Союза, ни пионервожатых. Некому вести за собой, служить примером, учить добру и любви к Родине. Высокие слова, надоевшие лозунги? Ничуть не бывало: когда на экраны СССР в 1940 году из вышел фильм по сценарию Аркадия Гайдара «Тимур и его команда», а потом и замечательная одноименная повесть (да-да, именно в таком порядке), ребята всей огромной страны помогали старикам и семьям фронтовиков, и все это совершенно искренне, не напоказ! А что мы знаем о самом авторе, кроме того, что он «в шестнадцать лет полком командовал»?

... Аркадия Голикова можно назвать потомственным большевиком - его родители хранили и передавали запрещённую литературу, постоянно находясь по угрозой ареста, помогали партии РСДРП. Пролетариями при этом они не были - отец преподавал в училище, мать - и вообще потомственная дворянка, родственница Михаила Лермонтова. Семья, где все дети сызмальства умели и любили читать; самой любимой книжкой маленького Аркаши стал сборник Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки», который он постоянно перечитывал.

Наверное, события грозных лет лучше всего выявляют зрелую личность, формируют тот стержень, который впоследствии невозможно сломать. В партию Аркадия приняли в тринадцать лет. Череда войн: 14-летний адъютант в коммунистическом батальоне, начальник команды связистов, курсы красных командиров. Кавказ, Воронеж, Тамбов, Сибирь. Такая блестящая военная карьера закончилась, когда юноше исполнилось всего двадцать. За злоупотребление служебным положением (излишняя жестокость к врагам революции) его исключили из партии, лишили должности, и - отставка.

Чем ещё мог бы заниматься бывший профессиональный военный, страстно любивший литературу? Аркадий Голиков начал работать журналистом - эта профессия как никакая другая «разрабатывает перо» и учит переносить свои мысли на бумагу. В 1925 году в литературных кругах появилось новое имя - Аркадий Гайдар. Аудиторию Гайдар выбрал себе самую лучшую, отзывчивую и благодарную: «Я пишу главным образом для юношества. Лучший мой читатель – 10-15 лет. Этого читателя я люблю, и мне кажется, что я понимаю его». «Школа», «Военная тайна», «Голубая чашка», «Судьба барабанщика» принесли Гайдару, кроме любви детей, всесоюзную известность - его даже наградили орденом «Знак Почета» за «выдающиеся успехи и достижения в развитии советской художественной литературы».

Режиссер фильма «Тимур и его команда» Александр Разумный вспоминал: : «Дальнейшего развития тимуровского движения не предвидели. Все мы, кроме, пожалуй, Аркадия Гайдара. Когда в кратчайший срок мы окончательно смонтировали фильм и показали его писателю, он с мягкой, только ему свойственной детской улыбкой сказал: «Это только начало! Вот если ребята не заиграют в Тимура, если мы не увидим его последователей в наших дворах, считайте — всё пропало!». Не пропало! А книгу с тех пор перевели на 75 языков мира, и в России «Тимур» до сих пор издаётся и читается.

В чем же состоит феномен такого «долгожительства»?

Из детских книг А. Гайдара:

  • Вот оно, большое человеческое счастье, когда ничего не нужно объяснять, говорить, оправдываться и когда люди уже сами все знают и все понимают.
  • Словарь – такая книга, которую можно перечитывать без конца – все равно всего не запомнишь.
  • Будь спокоен! Ты о людях всегда думал, и они тебе отплатят тем же.
  • Жизнь пошумит, пошумит. а правда останется... Были и раньше бунты, была пугачевщина, был пятый год, так же разрушались, сжигались усадьбы. Проходило время, и, как птица Феникс из пепла, волзникало разрушенное, собиралось разрознененое.
  • Вера в свое дело, в человеческий разум и торжество не небесного, а земного, нашего царства- справедливого труда. А главное- вера в свои руки и только в собственные силы, с помощью которых мы этого достигнем.
  • Трудящийся- он и есть труженик, а капитал- это явление совсем обратное.

Книги Аркадия Гайдара



«Мне кажется, чтобы быть совершенно счастливым, надо стремиться к чему-то, что выше тебя». 18 января родился автор повестей о Винни-Пухе английский писатель Алан Милн (1882—1956).



Удивительна история нечаянной сопричастности будущего писателя к творцам литературы: преподавателем частной школы, где учился юный Алан Милн, был … Герберт Уэллс. Знаменитейший автор цикла сказочных произведений о Питере Пэне Джеймс Барри пригласил Милна в команду игроков в крикет, где уже играли Артур Конан Дойл, Джером К. Джером, Редьярд Киплинг. Разве можно после этого утверждать, что страсть к писательству возникла совершенно случайно?

Милн очень хотел прославиться и заработать себе имя на литературном поприще: он много писал – романы, повести, рассказы, пьесы, эссе, стихотворения. Не каждый сегодня сможет вспомнить навскидку хоть одно название из его обширного авторского наследия. Кстати, начинающий писатель был весьма самокритичен: после выхода первой книги «Влюблённые в Лондоне» выкупил у издательства все права на нее, чтобы избежать дальнейшего тиражирования – много ли таких примеров найдется в истории литературы?

Плюшевый медвежонок Винни-Пух – вот кто прославил Милна и одновременно погубил его карьеру «серьезного» литератора! «Я, собственно, ничего не придумывал, мне оставалось только записывать» – истории про мишку рождались экспромтом во время игр с любимым сыном Кристофером Робином. Медвежонок Тедди имеется в каждой английской семье, где растут дети, но у малыша Кристофера появился медведь Винни с опилками в голове – добрая ручная медведица Виннипег из Лондонского зоопарка послужила прообразом милого сказочного персонажа. Друзья Винни тоже не случайны, это любимые игрушки Кристофера Робина – поросенок Пятачок, ослик Иа, кенгуру Кенга, Тигра, смирно стоящие на полочке в ожидании очередных приключений. А вот Кролика и Совы у мальчика не было, именно по этой причине они стали в книжке реальными «живыми» героями. Все игрушки Алан Милн впоследствии подарил Нью-Йоркской публичной библиотеке, где они выставлены для всеобщего обозрения, и к ним происходит настоящее паломничество – ежегодно более 750 тысяч человек любуются на Винни-Пуха и его друзей.

Популярность сказки в СССР была совершенно невероятной: в шестидесятые годы ее блестяще перевел Борис Заходер, а уже в 1969 году на экраны вышла первая часть рисованного мультфильма Федора Хитрука в озвучке Евгения Леонова, Ии Саввиной, Эраста Гарина – вспоминайте, каких персонажей они озвучили? Версия отечественного мультфильма оказалась совсем не похожей на диснеевскую – наш медведь умный, с этим не поспоришь, хотя и редкий балбес. Все остальные герои – тоже очень «русские», а вот места кенгуру и тигру не нашлось, не вписались эти ребята в российские реалии. И Кристофер Робин, главный персонаж Милна, куда-то исчез…

Цитаты из книги А.Милна «Винни Пух и все-все-все»:

  • Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик!
  • Ты не забывай, что у меня в голове опилки. Длинные слова меня только огорчают.
  • Если нам когда-нибудь придется расстаться, сохрани меня в своем сердце, и я останусь с тобой навсегда.
  • — Не вижу в этом большого смысла, — сказал Кролик.
    — Нет, — сказал Пух скромно, — его тут нет. Но он собирался тут быть, когда я начал говорить. Очевидно, с ним что-то случилось по дороге.
  • Не очень-то вежливо уходить из гостей сразу, как только ты наелся.
  • — Я думал, думал и наконец все понял. Это неправильные пчёлы!
    — Да ну?
    — Совершенно неправильные! И они, наверно, делают неправильный мёд...
  • Что значит «я»? «Я» бывают разные!
  • У одних в голове что-то есть, у других — нет, и тут уж ничего не попишешь.
  • Самый лучший способ писать стихи — позволять вещам становиться туда, куда они хотят.
  • Какой толк в таких потрясающих вещах, как потопы и наводнения, если тебе не с кем даже о них поговорить?
  • В конце концов, грех жаловаться. У меня есть друзья. Только вчера кто-то разговаривал со мной. А на прошлой неделе или неделей раньше Кролик наткнулся на меня и сказал: «Тьфу ты, опять он!» Это и есть дружеское общение.

Книги Алана Милна



«Мы живем, под собою не чуя страны». 130 лет со дня рождения русского поэта Осипа Мандельштама (1891-1938).



Мандельштам был великий русский поэт для узенького интеллигентского круга.
Он станет народным только в тот неизбежный час, когда весь народ станет интеллигенцией.

(Николай Чуковский)


… Из русских поэтов он более всего любил Пушкина, Баратынского и Батюшкова. Он и похож был на своего кумира Александра Сергеевича, даже на маскарад как-то заявился в гриме «под Пушкина» – в костюме стиля начала XIX века, в цилиндре и с баками. Эстетика предреволюционной России – акмеизм, начало литературной деятельности Мандельштама, гармоничность и многослойность его стихов, гармония рифмы, сложные мозаичные образы, обнажающие чувства поэта.

Его сборник стихов «Камень», вышедший в 1913 году, несомненно, лучший среди всех, написанных поэтами-акмеистами. Самый светлый и трогательный период творчества Мандельштама, оборвался, как и у многих поэтов и писателей, растворяясь в страшных событиях 1917 года. Но, в отличие от многих, Мандельштам революцию приветствовал, – грозное, но великое время нашло свое отражение в его стихах:

Прославим, братья, сумерки свободы,
Великий сумеречный год…
Прославим власти роковое бремя,
Которое в слезах народный вождь берет.


Идеалы революции никак не вписывались в официальную идеологию власти, полностью отторгаемую Мандельштамом – он изначально не мог выжить и приспособиться к жестоким реалиям времени, хотя и пытался, был в почете, даже попал в список видных советских литераторов, составленный Кагановичем для Сталина.

Когда в 1933 году Осип Эмильевич прочел эпиграмму «Горец» Борису Пастернаку, тот ужаснулся: «Это не поэзия. Это шестнадцать строк самоубийства», попросив более никогда и никому этого не читать, а тем более – не записывать:

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.


Но от «горца» скрыться невозможно, и такие обиды им не прощались. Надеяться было не на что… 14 мая 1934 года Мандельштама арестовали, правда, вынеся неожиданно мягкий приговор – ссылку вместе с женой, даже не лагерь. Сталин наложил резолюцию «Изолировать, но сохранить» – причина такой «доброжелательности» к судьбе поэта осталась неизвестной.

До 1937 года Мандельштам живет в Воронеже, в крайней нищете – удивительно, но стихи этого периода поистине великолепны, «Воронежские тетради» по отзывам Анны Ахматовой «…вещи неизреченной красоты и мощи».

После возвращения в Москву семья Мандельштамов живет «как в страшном сне», который оборвался в 1938 году – вторичный арест по доносу, неизбывная «контрреволюционная деятельность», пять лет исправительных лагерей, Колыма. Совершенно ослабленный физически поэт не выдержал и полугода…

Бунтарский дух Мандельштама остался несломленным, он прекрасно осознавал и принимал свое предназначение: «Раз за поэзию убивают, значит, ей воздают должный почет и уважение, значит, она власть».

Строки из стихов О.Мандельштама:

Дано мне тело — что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?
За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?
Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.
На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло…

***
А русскому стиху так свойственно величье,
Где вешний поцелуй и щебетанье птичье.

***
Все подлинное тихо и неброско,
Не в замке, а в зеленом шалаше.
А это ведь и вправду так непросто —
Большую радость вырастить в душе…

***
Жил Александр Герцович,
Еврейский музыкант,
Он Шуберта наверчивал,
Как чистый бриллиант,
И всласть, с утра до вечера,
Заученную вхруст,
Одну сонату вечную
Играл он наизусть…

***
Смутно-дышащими листьями
Черный ветер шелестит,
И трепещущая ласточка
В темном небе круг чертит.
Тихо спорят в сердце ласковом
Умирающем моем
Наступающие сумерки
С догорающим лучом.
А над лесом вечереющим
Встала полная луна.
Отчего так мало музыки
И такая тишина.

Книги Осипа Мандельштама



«Независимость не дается кем-то, независимым человек становится сам, если всему вопреки способен творить добро». 110 лет со дня рождения русского советского писателя Анатолия Рыбакова (1911-1998).



Анатолий Рыбаков всю жизнь писал историю – историю своего поколения, строившего светлое будущее и свято верившего в него, прошедшего горнило лагерей и ссылок, сражавшегося на фронтах Великой Отечественной. Он и сам был не сторонним наблюдателем, стоящим на берегу этого мощного потока. Ему было всего двадцать два, когда за «контрреволюционную агитацию и пропаганду» исключенный из МИИТа юноша отправился в ссылку…

Война помогла снять судимость, и уже в 1948 году на свет появился «Кортик» ¬– приключенческая повесть времен гражданской войны. Когда только начинал писать – стал аскетом, никуда не выезжал, ни с кем не общался: «писать я не умел, но упорства хватало: вариантов было много, несколько раз перерабатывал уже готовую рукопись». Ведь Рыбаков не был профессиональным писателем, оттачивая стиль и форму, он преследовал единственную цель – стать интересным и нужным для будущего читателя.

О новом авторе заговорили, он «попал в обойму», а создание книг на производственную тему «Екатерина Воронина», «Водители», «Лето в Сосняках» только укрепило его позиции на литературном фронте.

Еще в шестидесятых Рыбаков приступил к написанию своей главной книги – «Дети Арбата», увидевшей свет только в 1987-м. Помочь в публикации романа несколько раз пытался Александр Твардовский, говоривший своему другу: «Вы нашли свой золотой клад. Этот клад — ваша собственная жизнь. И то, что вы, пренебрегая своей славой известного беллетриста, своим материальным положением, пишете такую книгу, без надежды на скорое её опубликование, пишете всю правду, подтверждает, что вы настоящий писатель».

В многочисленных интервью автор признавался: «Это реквием моему поколению… Я писал «Дети Арбата», потому что не мог не писать, а они двадцать лет пролежали в столе. Я вообще не рассчитывал напечатать их при жизни. «Прах и пепел» я также писал, не заботясь, будут ли читать эту книгу или нет, - мне важно было закончить историю моих героев. Все мои книги – это рассказ о поколении, к которому я принадлежу, о детях революции, переживших крушение идеалов в конце 20-х годов. Эти молодые ребята превратились в лагерную пыль в 30-х или погибли в 40-х на фронтах Отечественной войны. Мое поколение истреблено. Безымянные могилы моих сверстников разбросаны от Колымы до Берлина. С ними ушли в небытие их надежды и стремления».

Сегодня нам кажется, что творчество Анатолия Рыбакова невозможно объять в памяти, но за пятьдесят лет творчества он написал всего шесть повестей и девять романов – вроде бы, совсем немного. Зато изданы они в 52 странах мира общим тиражом 20 миллионов экземпляров, почти все произведения экранизированы.

А вездесущие американцы разместили портрет Рыбакова на обложке журнала Time, до этого из русских писателей такой «чести» удостоился лишь Солженицын…

Из книг Анатолия Рыбакова:

  • Жизнь – как море. Для себя жить захочешь – будешь как одинокий рыбак в негодной лодчонке: к мелководью жаться, на один и тот же берег смотреть да затыкать пробоины рваными штанами. А будешь жить для народа – на большом корабле поплывешь, на широкий простор выйдешь. Никакие бури не страшны, весь мир перед тобой!
  • Мания величия – это когда мания есть, а величия нет.
  • Идеалисты иногда превращаются в святых, но чаще – в тиранов и охранителей тиранства.
  • Все можно забыть: оскорбления, обиды, несправедливости, но унижения не забывает ни один человек, это в человеческой натуре.
  • Не падайте духом, не ожесточайтесь сердцем, за плохим всегда приходит хорошее.
  • Дело не в том, в какую ситуацию попадает человек, — это часто от него не зависит. Дело в том, как человек выходит из этой ситуации, — это всегда зависит только от него.
  • Незаменимых у нас нет: сегодня я, завтра ты. Хотя если вдуматься, то эти слова бессмысленны. Если в библиотеке нет Пушкина, я могу заменить его Толстым, но это будет Толстой, а не Пушкин.
  • Изо всех изобретений человека книга – самое великое, изо всех людей на земле писатель – явление самое удивительное. Мы знаем Николая Первого и Бенкендорфа только потому, что они имели честь жить в одно время с Александром Сергеевичем Пушкиным. Что бы знали об истории человечества без Библии? О Франции без Бальзака, Стендаля, Мопассана? Слово — единственное, что живет вечно.

Книги Анатолия Рыбакова



Русский биографический институт обнародовал список "Людей десятилетия"

Русский биографический институт, из года в год определяющий "Людей года", обнародовал список "Памятных людей десятилетия". В нем 43 фамилии - политиков, врачей, ученых, музыкантов, общественных деятелей. Первый вопрос, который мы задали Святославу Рыбасу, председателю Совета директоров института, - по каким критериям оценивались кандидаты в перечень лучших людей десятилетия?

- Критерии были простыми: общественная польза, принесенная нашим героем, патриотизм, уважение к истории, - говорит Святослав Юрьевич. - Мне кажется, было невозможно не включить в список Антона Губанкова, директора Департамента культуры Минобороны, великолепного организатора и уникального человека, военного историка Александра Бондаренко, автора военной энциклопедии и томов Истории родов войск, советских и имперских. Нашего современного Сытина - Бориса Есенькина, создателя уникального "Библио-Глобуса".

А академик, конструктор ракетной техники - и поэт! - Юрий Соломонов?

А кто принимал решения по включению в список?

Святослав Рыбас: Главным экспертным блоком стали сотрудники Института экономических стратегий РАН, ученые, культурологи, журналисты, писатели, сотрудники аппарата правительства. Мы проводили опросы на наших сайтах, подключали экспертов уровня Игоря Юргенса, Александра Агеева, Виктора Федорова, директора РГБ, из военных привлекали генерала Махмута Гареева - когда тот был жив, из иерархов Церкви - митрополита Климента...

В списке много достойных людей из числа деятелей культуры, образования - Валерия Гергиева, Виктора Захарченко, худрука Кубанского казачьего хора, Михаила Эскиндарова, ректора Финансового университета. Но, например, совсем нет спорта. Того же футбола.

Святослав Рыбас: Культуры много не бывает. Культура, образование, наука - высшие этажи нашего бытования. Смыслообразующие. Что касается спорта, то мы не забываем наших фигуристок, гимнасток, шахматистов, лыжников, борцов и еще многих, многих других. Но как выбрать из них всего нескольких? А у футбола, как всегда, все впереди.

Вы успели учесть и новейшее время, родившее новых героев, людей, прежде не столь заметных…

Святослав Рыбас: Новейшее время - это новые вызовы: пандемия, "гибридная" война, переустройство мира под воздействием социальных сетей, цифровизации, искусственного интеллекта … Потому мы включили врачей и организаторов борьбы государства с пандемией - Анну Попову, Дениса Проценко, Валерия Вечорко, других героев "красной зоны", как вы сказали, прежде не столь заметных.

"Когда страна прикажет стать героем…"

Святослав Рыбас: Да, у нас героем становится любой. Так что, оглядываемся, оцениваем, прогнозируем. Вспоминаем ушедших. Как говорил Тютчев, Россию всегда спасала ее история - то есть люди, исполняющие свое историческое предназначение.


РУССКИЙ БИОГРАФИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ НАЗЫВАЕТ "ПАМЯТНЫХ ЛЮДЕЙ ДЕСЯТИЛЕТИЯ (2010 - 2020)"


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  • Путин Владимир Владимирович, президент России.
РЕЛИГИОЗНЫЕ ДЕЯТЕЛИ
  • Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл.
НАУКА
  • Алферов Жорес Иванович (1930 - 2019), академик РАН, Нобелевский лауреат, вице-президент РАН (1991 - 2017).
  • Соломонов Юрий Семенович, академик РАН, конструктор ракетной техники военного назначения.
  • Фортов Владимир Евгеньевич (1946 - 2020), академик РАН, президент Российской академии наук (2013 - 2017).
  • Чучалин Александр Григорьевич академик РАН, директор НИИ пульмонологии (1990-2017).
КУЛЬТУРА
  • Антонова Ирина Александровна (1922 - 2020), директор, президент Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.
  • Гергиев Валерий Абисалович, художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра (Санкт-Петербург).
  • Губанков Антон Николаевич (1965 - 2016), директор департамента культуры Министерства обороны РФ.
  • Захарченко Виктор Гаврилович, художественный руководитель Кубанского казачьего хора".
  • Лермонтов Михаил Юрьевич, культуролог, президент ассоциации "Лермонтовское наследие".
  • Мединский Владимир Ростиславович, министр культуры Российской Федерации (2012 - 2020), председатель Российского военно-исторического общества.
  • Михалков Никита Сергеевич, кинорежиссер, президент Российского фонда культуры, председатель Союза кинематографистов.
  • Пиотровский Михаил Борисович, академик РАН, директор Государственного Эрмитажа.
  • Соломин Юрий Мефодьевич, художественный руководитель Малого театра.
ЗДРАВООХРАНЕНИЕ
  • Бокерия Лео Антонович, академик РАН, директор (1994-2019), президент НМИЦ ССХ им. А. Н. Бакулева, президент Общероссийской общественной организации "Лига здоровья нации".
  • Гинцбург Александр Леонидович, академик РАН, директор Центра эпидемиологии и микробиологии имени Николая Гамалеи.
  • Голикова Татьяна Алексеевна, заместитель председателя правительства РФ.
  • Затевахин Игорь Иванович, академик РАН, президент Российского общества хирургов.
  • Попова Анна Юрьевна, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - Главный государственный санитарный врач Российской Федерации.
ОБРАЗОВАНИЕ
  • Васильева Ольга Юрьевна, министр образования и науки, министр образования РФ (2016 - 2020).
  • Иванова Валентина Николаевна, ректор, президент Московского государственного университента технологий и управления им. К. Г. Разумовского (Казачьего университета).
  • Садовничий Виктор Антонович, ректор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.
  • Левитская Алина Афакоевна, ректор Северо-Кавказского федерального университета (2012 - 2019).
  • Эскиндаров Михаил Абдурахманович, ректор Финансового университета при правительстве РФ.
ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ
  • Шойгу Сергей Кужугетович, министр обороны РФ.
ЛИТЕРАТУРА
  • Проханов Александр Андреевич, писатель.
  • Распутин Валентин Григорьевич (1937 - 2015), писатель.
ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ
  • Бондаренко Александр Юльевич, военный историк-исследователь ("Сытинская военная энциклопедия", Истории родов войск, ЖЗЛ).
  • Звягинцев Александр Григорьевич, писатель, автор цикла книг, фильмов, спектаклей о Нюрнбергском процессе ("Суд народов").
ПЕЧАТНАЯ ИНДУСТРИЯ
  • Есенькин Борис Семенович, президент Гильдии книжников президент торгового дома "Библио-Глобус".
  • Юркин Валентин Федорович, генеральный директор издательства "Молодая гвардия"
ЕВРАЗИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО
  • Мансуров Таир Аймухаметович, член Коллегии (Министр) по энергетике и инфраструктуре Евразийской экономической комиссии (2014-2016), Генеральный Секретарь ЕврАзЭС (2007-2014).
РУКОВОДСТВО РЕГИОНОВ
  • Артамонов Анатолий Дмитриевич, губернатор Калужской области (2000 - 2020).
  • Кадыров Рамазан Ахматович, глава Чеченской Республики.
  • Савченко Евгений Степанович, губернатор Белгородской области (1993 - 2020).
  • Собянин Сергей Семенович, мэр Москвы.
ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  • Глинка Елена Петровна (Доктор Лиза), (1962 - 2016), врач, исполнительный директор международной общественной благотворительной организации "Справедливая помощь".
  • Кирилл (Покровский), митрополит Ставропольский и Невинномысский, председатель Синодального комитета по взаимодействию с казачеством.
  • Кобзон Иосиф Давыдович (1937 - 2018), народный артист СССР, президент Землячества донбассовцев Москвы.
  • Лиханов Альберт Анатольевич, председатель Российского Детского фонда.
МЕДИЦИНА
  • Проценко Денис Николаевич, главный врач ГБУЗ "Городская клиническая больница № 40
  • Вечорко Валерий Иванович "Городская клиническая больница № 15 имени О. М. Филатова"


Источник: https://rg.ru/2020/12/19/russkij-biograficheskij-institut-obnarodoval-spisok-liudej-desiatiletiia.html




Борис Есенькин: печатной индустрии – быть!

В качестве комментария к проекту Министерства культуры Российской Федерации по реализации Концепции развития творческих (креативных индустрий) предлагаем.

Первое и главное.

Представляя профессиональное сообщество, «Гильдия книжников» полагает, что печатная индустрия является неотъемлемой частью культурной политики России со следующими составляющими:
- автор;
- печатные издания;
- электронные издания;
- СМИ;
- полиграфия,
- книгоиздание;
- книжные магазины;
- библиотеки и т.д.

Считаем целесообразным включить в проект представленной Концепции понятие «печатная индустрия», которая обеспечит накопление и сохранение знаний в информационном поле и установление правил, приемлемых для всех ветвей культурной индустрии Российской Федерации.

Подчеркиваем необходимость закрепления в новой Концепции понятий «субъект печатной индустрии», «объект печатной индустрии» со своими статусами и функциями и четкого обозначения роли государства как регулятора деятельности каждого из субъектов.

Сегодня обществом не до конца осмыслены и соотнесены понятия «культура» и «индустрия». Разнообразные общественные слушания и заседания демонстрируют непонимание и отрицание культуры как единого целого, объединяющего различные направления культурной индустрии: театр, музыка, кино, музеи, вокальное искусство, хореография, издательства, книжные магазины, библиотеки, печатные издания, полиграфия, народные промыслы (Гжель, Палех, Павловский Посад, вологодские кружева, керамика и фарфор, чугунное литьё и т.д.).

Мы убеждены, что книга – часть культурной индустрии, основа общечеловеческого достояния, творец нашей гениальности и индивидуальности, ориентир в условиях постоянных изменений и глобализации. Книга – связующее звено между ПРОШЛЫМ, НАСТОЯЩИМ И БУДУЩИМ. Составляющие печатной индустрии – автор, издатель, книгораспространитель, книга, электронное издание, полиграфия – являются базисом и неотъемлемой частью культуры.

Также мы считаем, что библиотеки должны находиться в едином ведомственном подчинении, что позволит создать комплексный механизм регулирования их деятельности, предоставит каждому читателю доступ к информации и мировым знаниям, и в перспективе обеспечит сохранение культурного наследия и мощное развитие культурной индустрии России.

Согласно поручению Президента РФ Владимира Путина от 21 декабря 2017 года на заседании Совета по культуре и искусству, мы считаем необходимым пересмотреть отношение к культуре и «серьезным образом обновить государственную гуманитарную политику».

Действующие «Основы законодательства о культуре» (1992) и «Основы государственной культурной политики» (Указ Президента РФ от 24.12.2014 N 808) и «Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года» (Распоряжение Правительства РФ от 29.02.2016 N 326-р) не отражают все изменения, произошедшие в культурной индустрии России, а новые версии законопроекта «О культуре в Российской Федерации», разработанные в начале нулевых и в 2011 годах, были отложены.

Уверены, что начинать упорядочение законодательства необходимо с подготовки и издания Терминологического словаря (Глоссария) печатной индустрии, что позволит получить инструмент для профессионального общения на едином культурологическом языке.

Законодательная фиксация статуса печатной индустрии как значимого культурного и социального феномена позволит сохранить культурное наследие России и интеллектуальный потенциал, станет гарантом государственной Доктрины информационной безопасности.

Считаем обязательным законодательное закрепление Системы стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу (СИБИД) в качестве обязательного инструмента для всех участников печатной индустрии.

Унификация информационного обмена на основе международного стандарта ONIX и обязательное выполнение СИБИД будет способствовать более динамичному развитию взаимодействия в едином формате между участниками печатной индустрии как в России, так и со странами СНГ и ЕАЭС и других содружеств.

Кроме того, считаем необходимым доработать единый стандарт обмена данными в печатной индустрии на базе международного стандартизированного формата электронного обмена информацией об издательской продукции ONIX (Online Information exchange). ONIX разработан и поддерживается международной компанией «EDItEUR» и в настоящее время используется более чем в 20-ти странах. НП «Гильдия книжников» является единственным представителем России в Международном руководящем комитете ONIX.

«Кровеносная система» каждой индустрии – авторское право – также является основой печатной индустрии, следовательно, нуждается в эффективной модели, прежде всего, в отношении регистрации и защиты авторского права во всей индустрии.

Предлагаем создать на базе филиала ИТАР-ТАСС «Российская книжная палата» и Всероссийского института научной и технической информации Российской академии наук (ВИНИТИ РАН) общенациональный информационный сервис. Российская книжная палата должна стать гарантом в сохранении бумажной книги и электронного контента для выстраивания единого информационного пространства России, что позволит создать единую информационно-товарную площадку с государственным участием в вопросах регистрации страхования и наследования объектов интеллектуальной собственности как печатной продукции, так и электронного контента.

Считаем необходимым создать единую информационную индустриальную площадку культурной индустрии, что позволит объединить различные информационные источники и создать единый информационный центр, включая библиотеки.

Участники печатной культурной индустрии должны взаимодействовать в едином информационном поле посредством системы личных кабинетов субъектов интеллектуальной собственности (авторов/ правообладателей).

Время так скоротечно, что мы уже не успеваем встроиться в этот бегущий ритм и все наши попытки упираются в разноголосицу, так как каждый по-своему воспринимает этот ритм.

Самое страшное, что мы друг друга не слышим, многие придерживаются устоявшихся точек зрения на происходящее, а некоторые – уже с учетом цифровизации процессов мыслят другими параметрами. Такая разноголосица создает непонимание общего видения на происходящее. Оно у всех находится в своем представлении, так как не выстроена логистика в происходящем, и самое главное – не обозначены стратегические направления: куда мы движемся и что предстоит преодолеть, чтобы в едином восприятии обозначить самые точные векторы в развитии и преодолении этой разноголосицы!

Кроме того, в обществе в целом не обозначены стратегические точки для нашего совершенствования – а отсюда и развал всего наработанного в Советском Союзе, все переходные временные отрезки сыграли отрицательную роль в понимании - куда мы движемся и что нас ждет в этом «дремучем лесу».

Много различных декларативных заявлений было обозначено с разных трибун, но это так и осталось озвучено, но не осмыслено и не взято на вооружение (т.е. нет разработки: это построение современного общества на базе современных цифровых технологий или это голый капитализм?).

Мне думается, что мы, трезво оценивая все происходящее, непременно задумаемся о том, что нас ждёт в ближайшем будущем.

Уверены, что объединение усилий по разработке представленного проекта Концепции развития творческих (креативных индустрий) будет способствовать совершенствованию интеллектуального потенциала России и усилению позиций в мировом сообществе.


Б.С. Есенькин,
президент НП «Гильдия книжников», заслуженный работник культуры РФ

По материалам сайта «ДистриПресс» http://distpress.ru/mneniya-ekspertov-intervyu/291641-boris-esenkin-pechatnoj-industrii-byt.html




ФИЛОСОФСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О НАШЕМ БУДУЩЕМ

Вопреки всему прогрессивному и животворящему, мы продолжаем копаться в прошлом… Руководители тратят мегаватты харизмы, чтобы направить исполнительное звено на переосмысление в этом застывшем пространстве. Мир двигается ужасающе, и мы до конца не осознаем ни трагизм происходящего, ни наше собственное мироощущение. Требуется осознать и спрогнозировать физически конкретизацию фактических действий, а не иллюзорных мечтаний о будущем, когда мы до сих пор уповаем на что-то, что давно превратилось в ничто.

Конечно, мы стоим на развале в происходящем: быть или не быть – вот в чем вопрос… Любые идеологии и фантастические предложения всегда держатся на осмыслении и прагматизме и на человеческой упертости в разных экономических сферах. Смысл простой и понятный – визуализация всех процессов, задействованных в определенных операциях, автоматизированная система трансляции нашего будущего из настоящего. Мы должны преодолеть угрожающее противоречие между отчаянной потребностью современного человека в смысле и тем эрзацем смыслов, которые способны предложить господствующие системы управления, основанные на страхах угнетенного эго…

Нельзя ничего изменить, сражаясь с существующей реальностью. Чтобы что-то изменить, предлагается создать новую модель, которая сделает существующую безнадежно устаревшей.

Настало время, когда требуется скрупулезное изучение всего происходящего на примере выдающихся организаций современности, анализируя их развитие с позиции существующих теорий эволюции организационной культуры. Требуется просто преуспеть в том, что становится смыслом в преобразованиях, что, казалось бы, улучшить уже просто невозможно. Из детального описания повседневных управленческих практик и организационных процессов становится понятно, что выйти на следующий виток организационного развития невозможно при помощи деклараций о ценностях.

Важно, чтобы наши представления об организациях не ограничивались бы только нынешним мировоззрением и понятием о содеянном – это огромный труд. Тысячи и тысячи лет люди жили на грани голода и в страхе перед эпидемиями, в полной власти климатических изменений, но за два века мы обрели невиданные прежде богатства и недосягаемую ранее продолжительность жизни. Прогресс произошел не вследствие усилий отдельных индивидов, а в результате совместного труда людей в организациях.

Последние десятилетия некоммерческие организации во всем мире ускоренными темпами создают рабочие места, намного опережая в этом коммерческие организации, но мы все более разочаровываемся в работе и устройстве современных организаций. Многочисленные опросы неизменно свидетельствуют: для тех, кто трудится у подножия пирамиды, работа чаще сопряжена с гнетущим страхом и унылой рутиной, нежели с жаждой творчества, превращая коллективный труд в нечто жалкое и бессмысленное.

И это касается не только подножия пирамиды. За красивым фасадом и бравадой лидеров могущественных корпораций скрывается то же безмолвное страдание. Часто лихорадочная активность, внутреннее разочарование, «демонстрация мускулов», интриги и внутрикорпоративная борьба становятся аренами борьбы наших «эго», равнодушных к глубинным чаяниям человечества. Даже те, кто работает в правительственных учреждениях и некоммерческих организациях, тоже нередко лишены энтузиазма в отношении своей работы. Учителя, врачи и медсестры массово отказываются от своего призвания и лишены возможности проявлять сердечную заботу о пациентах.

Все это тревожные симптомы, которые усугубляют наши жизненные устои, в свою очередь происходят в наших человеческих взаимоотношениях, что еще в большей мере прослеживается в расслоении общества.

Не будет преувеличением утверждать, что само выживание множества видов, экосистем и всего человечества зависит от нашей способности подняться на более высокую форму сознания, чтобы научиться сотрудничать на новом уровне и приняться за оздоровление наших отношений с внешним миром.

Интуитивно мы чувствуем, что менеджмент устарел. Мы видим, что его традиции и установленный порядок в XXI веке выглядит нелепо. Поэтому от дремучих персонажей комиксов о Дилберте или эпизодов из сериала «Офис» нас тут же передергивает.

В нынешнем состоянии дел решение текущих проблем организаций зачастую усугубляют, а не снимают их. Большинство организаций проходит через множество раундов реорганизации, централизации и децентрализации, через внедрение новых информационных технологий. Но впечатление таково, что существующий способ управления практически исчерпал себя, а все традиционные рецепты зачастую оказываются частью проблемы, а не ее решением.

Мы стремимся к чему-то большему, к принципиально новым и лучшим способам организации…. Но действительно ли такое возможно или это несбыточные мечты…

Мы подразумеваем, если в организации потенциал сотрудника будет полностью раскрыт, то как это должно выглядеть? Как вдохнуть в них жизнь? Все, что необходимо – это вера. Загвоздка в том, что мы не совсем понимаем, как это сделать, как принимать решение? Иерархическая пирамида уже воспринимается как нечто устаревшее, но чем ее заменить? Как прийти в новый формат во взаимоотношениях с руководителями, когда мы едины в достижении поставленной цели? Можно ли решать эти вопросы без интриг и политиканства, как во всем, что мы делаем, руководствоваться важнейшей целью и при этом не давать волю цинизму, которым нередко пронизаны велеречивые программы?

В общем, требуется некая концепция в обустройстве тех изменений, которые грядут.

Величайшую опасность во времена нестабильности представляет не сама нестабильность, а действия в соответствии с логикой вчерашнего дня.

Мы играем в опасные и авантюрные игры с будущим, уповая, что с помощью новых технологий сможем залечить раны, которые современность продолжает наносить планете. Нынешний финансовый кризис может оказаться всего лишь одним из первых толчков, предвещающих грядущее…

Многое предстоит пропустить через себя, переход на более высокую форму сознания зависит от нашей способности осознать настоящее.

Ни одна проблема не решается на том уровне сознания, на котором она возникает.

На каждом этапе мироощущения происходит грандиозный скачок вперед к новому мировоззрению, чтобы заново изобрести принципы организации совместного труда. Сегодня налицо все признаки того, что очередная смена образа мышления уже не за горами. Многие ученые – психологи, философы и антропологи анализируют пути развития человеческого сознания к переходу в другое, оцифрованное пространство. На этой ступени мы обуздаем эгоизм и начнется поиск более самобытных здоровых и целостных форм бытия. Перспективная форма – более современная модель сотрудничества в организационных процессах и принципах управления. Если признать, что эволюции человека присуща направленность, то мы получаем нечто исключительное – перед нами прообраз будущего России, обеспечивающего жизнеспособность нового типа.

Так что все впереди, творческий потенциал пока трудно шевелим, а преобразования коснутся практически всех направлений финансово-хозяйственной деятельности.

Источник: http://rospisatel.ru/esenkin-bud.html




«Радость не в том, что твоя работа пользуется успехом, радость – когда работаешь». 12 января родился американский писатель Джек Лондон (1876-1916).



«Нам, именно нам, русским, вечно мятущимся, вечно бродящим, всегда обиженным и часто самоотверженным стихийно и стремящимся в таинственное будущее,— может быть, страшное, может быть, великое,— нам особенно дорог Джек Лондон».

(А.Куприн)


Америка, Сан-Франциско, последняя четверть XIX века. После знаменитой Золотой лихорадки город превращался в крупнейший промышленный центр Америки, жизнь бурлила, разражаясь экономическими кризисами, смахивая на самое дно неудачников, не умеющих приспосабливаться к новым реалиям. Джек Лондон родился в семье, в которой приходилось мечтать о сытном обеде и хорошей одежде. С восьми лет – работа, работа и работа, чтобы помочь семье: продажа газет, уборка городского парка, в выходной – расстановка кеглей в кегельбане. Но Джек учился, находя время и для чтения книг, благо, Оклендская библиотека была под боком.

Изматывающая однообразная работа на консервной фабрике постепенно превращала парнишку в «рабочую скотину», но (наконец-то!) явила себя буйная кровь матери-авантюристки – четырнадцатилетний Джек покупает шлюпку и начинает… пиратствовать в открытом океане. Нет-нет, не грабить проходящие суда, всего лишь воровать чужой улов устриц.

И мечта, которая всегда была рядом – стать великим писателем. Публичная библиотека Окленда не была забыта, ее служащая Айна Кулбрит приберегала для «морского пирата» лучшие книжные новинки. Запершись ото всех в каюте, Джек поглощал романы Золя, Мелвилла и Киплинга, не переставая восхищаться и даже заучивая наизусть большие куски текстов.

Сколько всего произошло в его короткой сорокалетней жизни… Матрос на шхуне, кочегар за 30 долларов месяц, старатель на Аляске, корреспондент на русско-японской войне; чтение лекций в Гарварде и Йельском университете, попытка путешествия вокруг земного шара на яхте,– хватило бы на десяток обычных размеренных жизней.

Все многочисленные приключения не пропали даром, красочно вплетаясь в канву сюжетов романов, повестей и рассказов писателя. Джек Лондон мог писать сутками напролет, забывая о сне и отдыхе, – трудиться он умел, а уж любимому занятию отдавался целиком, без остатка! К концу бурной жизни в творческом багаже – двадцать романов, двести рассказов, три пьесы, публицистика. Много это или мало? К примеру, для Советского Союза, где творчество Лондона пришлось весьма «ко двору» – второе место по популярности среди зарубежных писателей (после Андерсена), миллионные тиражи не только отдельных произведений, но и собраний сочинений, кино- и телефильмы «Белый клык», «Мексиканец», «Сердца трех», «Кража», «Мартин Иден»… Тогда, да и сейчас писателя воспринимают прежде всего как великолепного мастера приключенческой литературы, певца сильных духом людей, первооткрывателей и первопроходцев. Книги продолжают издаваться, входят в школьный список внеклассного чтения, продаются, но как-то … по-инерции. Интересно - почему?

Из книг Джека Лондона:

  • Человек должен жить, а не существовать. Я не собираюсь тратить свои дни на то, чтобы продлить их. Лучше я потрачу отпущенное мне время на жизнь.
  • Красота — абсолютна. Человеческая жизнь, вся жизнь покоряется красоте. Красота уже существовала во Вселенной до человека. Красота останется во Вселенной, когда человек погибнет, но не наоборот.
  • Если ты утаил правду, скрыл её, если ты не поднялся с места и не выступил на собрании, если выступил, не сказав всей правды, — ты изменил правде.
  • Жизнь всегда даёт человеку меньше, чем он от неё требует.
  • Не зная никакого бога, я сделал человека предметом своего поклонения. Конечно, я успел узнать, как низко он может пасть. Но это лишь увеличивает моё уважение к нему, ибо позволяет оценить те высоты, которых он достиг.
  • Тайна приоткрылась ему. Вот что, оказывается, делали великие писатели и замечательные поэты. Вот почему они стали титанами. Они умели выразить то, что думали, чувствовали, видели.

Сочинения Джека Лондона



«Жизнь обладает одним чудесным свойством: она, как хлеб, не приедается». Ко дню рождения русского писателя Даниила Гранина. (1919-2017).



«Для него нет никаких преград перед тем, чтобы выразить свое мнение. И он находит идеальную форму воплощения этих мыслей – литературу».

(О. Басилашвили)


Даниил Александрович Гранин — настоящий классик русской литературы, гуманист, солдат, прошедший Вторую Мировую войну, общественный деятель, лауреат государственных и литературных премий.

Жизнь Даниила Александровича Гранина охватила почти век, совсем непростой: несколько эпох, война, хрущевская оттепель, светлые шестидесятые, непонятная перестройка, уничтожение СССР, и, наконец, наша с вами современность. Три высочайших творческих пика было у писателя: появление романов «Искатели» и «Иду на грозу», выход «Блокадной книги» и появление повести «Зубр» в восьмидесятых.

Его называли совестью эпохи и хранителем времени; о чем бы не писал Даниил Гранин - об ученых и исследователях или о войне (обе темы были ему одинаковы близки), в центре повествования всегда находились проблемы нравственного выбора, морали и человеческого взаимопонимания.

Он очень любил людей, всех, о ком рассказывал в своих произведениях- научных работников, инженеров; умел описать их неимоверно сложную для понимания обычных людей работу так, что читатель оказывался «внутри» самого процесса исследования и, казалось, становился в один ряд с учеными, спорил с ними, сам предлагал решение неразрешимой задачи.

Великая Отечественная, «Блокадная книга», созданная совместно с Алесем Адамовичем, национальная трагедия не снаружи, а изнутри, не коллективная память, а глубоко личная, страшная, незабываемая - почти двести рассказов уцелевших ленинградцев. «Вроде бы книга посвящена воспоминаниям о голоде и холоде, о страшных смертях, но это не книга смерти, а книга жизни», - писали авторы. Оба они тяжело заболели после окончания трёхлетнего кропотливого труда о нечеловеческом облике фашизма. Непарадная получилась книга, цензура ее запретила - не принято было в 70-е писать о мародёрстве в осажденном городе...

Сегодня о Гранине много говорят и пишут, иногда обвиняя в подтасовке фактов о войне, внесении поправок в собственную биографию. Пусть эти «исследования» останутся на совести авторов, для нас Даниил Александрович Гранин был и останется личностью, которой веришь - сразу и навсегда.

Из книг Даниила Гранина:

  • Что такое любовь - для меня наглядно изобразил Шагал в своей картине " Прогулка". Веришь, что, когда человек влюблен, он способен на все, для него нет ничего невозможного!
  • Сколько может выдержать человек? Гораздо больше, чем ему кажется. Человек может много, может всё и ещё столько же.
  • Уверен, что человек рождается со способностью откликаться на чужую боль. Думаю, что это врожденное, данное нам вместе с инстинктами, с душой. Но если это чувство не употребляется, не упражняется, оно слабеет и атрофируется.
  • Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты.
  • Жизнь — это прежде всего любовь. Научиться можно только тому, что любишь, и понять можно только то, что любишь.
  • Пока тебя любят — все переносимо. Мудрей этой мудрости никто никогда не выдумает.
  • Одно из самых сладких чувств при чтении — это момент узнавания — Боже мой, это же и про меня, и я это чувствовал, и я так думал, об этом плакал!
  • Какая трудная штука жизнь, если заниматься ею всерьез!


Книги Даниила Гранина



«Я слышу печальные звуки, которых не слышит никто…» 85 лет со дня рождения русского поэта Николая Рубцова (1936-1971).



«Бог явил нам радость и чистоту в виде стихов Рубцова… Такой чистоты, такой одухотворенности, такого молитвенного отношения к миру – у кого еще искать?».

(Федор Абрамов)


Певец своей «тихой родины» - вологодчины, в шестидесятые он всегда оставался в тени московских витий-эстрадников и поэтов-трибунов, выступающих со сцены Политеха и на площади Маяковского, покорявших высоким поэтическим штилем миллионы сердец.

«Чудный изныв русской души по Родине вслед за Есениным пропел Рубцов. Но не повторил, а извлек в небывалых доселе звуке и чувстве, в которых радость и боль, близкое и далекое, небесное и земное существуют настолько слитно, будто это одно и то же есть!», - писатель Валентин Распутин наиболее тонко прочувствовал светлую душу поэта.

Рубцов крайне редко писал о себе - обычное послевоенное детство, сиротство, детский дом, юношеское стремление стать моряком и постоянные творческие позывы. Юный кочегар рыболовного траулера писал милые иронические стихи:

Я весь в мазуте, весь в тавоте,
зато работаю в тралфлоте!


- так радовался он в одном из стихотворений «морского цикла», впечатляясь новой жизнью и неизведанными приключениями.
И Рубцов поверил в свой талант!

Далее - Ленинград, работа и учеба в вечерней школе, вхождение в круг молодых ленинградских поэтов и первый творческий успех. К тому времени, когда 26-летний Николай Рубцов подал заявление в Литературный институт, он уже был состоявшимся поэтом с четко определившейся нравственной позицией, которую изложил в предисловии к своему первому (рукописному) сборнику стихов «Волны и скалы»: «Я особенно люблю темы родины и скитаний, жизни и смерти, любви и удали. Думаю, что стихи сильны и долговечны только тогда, когда они идут через личное, через частное, но при этом нужна масштабность и жизненная характерность настроений, переживаний, размышлений...».

Нового Есенина часто упрекали в пессимистичности (не забывайте - на дворе шестидесятые, пессимизм не ко двору), легкая ирония и печаль всегда присутствовала во всех строках его стихов. У Рубцова свой путь: в отличие от Есенина, пытавшегося уйти от покоя деревенской темы, он все время неотвратимо возвращается к красоте сельской природы, только ее принимая сердцем:

В деревне виднее природа и люди.
Конечно, за всех говорить не берусь!
Виднее над полем при звездном салюте,
На чем подымалась великая Русь.


Первая книжка Рубцова «Лирика» вышла в 1965 году мизерным тиражом в три тысячи экземпляров - сейчас ее не достать, сборник стал библиографической редкостью, тогда же сборник просто затерялся с стотысячных тиражах книг поэтов-современников, конечно, не позволив автору стать всесоюзной знаменитостью.

Сегодня слава истинно народного поэта вольно шагнула в третье тысячелетие, поставив его в один ряд с Фетом, Тютчевым, Есениным. Поэзия Рубцова - настоящее, природное чудо, вспыхнувшее на поэтическом небосводе яркой и вечной звездой.

«Николай Рубцов – тихий голос великого народа, потаенный, глубокий, скрытый. Рубцов – памятник эпохи. Это настоящий народный поэт, русский по непридуманности, по неизобретательности самой поэзии. Какие-то живые куски, оторванные от сердца…». (Георгий Свиридов)

Строки Николая Рубцова:

Улетели листья с тополей —
Повторилась в мире неизбежность...
Не жалей ты листья, не жалей,
А жалей любовь мою и нежность.

***
И после всех моих падений
Мне так легко давались вновь
И детский трепет разлучений,
И детски нежная любовь.

***
Но я пойду! Я знаю наперед,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто все пройдет, когда душа ведет,
И выше счастья в жизни не бывает!

***
Мы сваливать
не вправе
Вину свою на жизнь.
Кто едет,
тот и правит,
Поехал, так держись!

***
И всё-таки мудро:
Гром роковой перенесть,
Чтоб удивительно
Светлое утро
Встретить, как светлую весть!

***
Случайный гость,
Я здесь ищу жилище
И вот пою
Про уголок Руси,
Где желтый куст,
И лодка кверху днищем,
И колесо,
Забытое в грязи...

***
Остановившись в медленном пути,
Смотрю, как день, играя, расцветает.
Но даже здесь... чего-то не хватает...
Недостает того, что не найти.

***
Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни при чем...
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чем.

Книги Николая Рубцова



«Чтобы преуспеть в делах, планировать мало. Нужно уметь импровизировать». 101 год со дня рождения «короля научной фантастики» Айзека Азимова (1920-1992).



Самое начало 1920 года, нищая Смоленщина, которую традиционно не миновала ни одна война... Маленький Исаак Озимов появился на свет в селе Петровичи и вряд ли запомнил свою малую родину - когда ему исполнилось три года, семейство эмигрировало в США.

Всемирно известное имя Айзек Азимов возникло совершенно случайно - отец ошибся при заполнении документов, ну, так тому и быть! Одарённый мальчик уже в 11 лет написал свою первую фантастическую повесть, в 19 - окончил университет, в 29 стал профессором Бостонского университета, где и читал интереснейшие лекции в течение нескольких десятков лет.

Находилось время и для занятий не менее любимым делом - писать фантастические книги, создавая собственную Вселенную с непредсказуемым развитием событий и истории с впечатляющими финалами. Широта интересов учёного писателя простиралась в бесконечность: из-под его пера выходят книги по биохимии, философии, астрономии, зоологии, ядерной физике.

Убежденный атеист Азимов создал замечательный «путеводитель» по Библии (он в ней отлично ориентировался) и открыл читателям миры Байрона, Шекспира, Мильтона.

«Человек-пишущая машинка» писал много и плодотворно: в его литературном багаже почти 500 научно-популярных и художественных книг. Вообще-то такой увлеченности стоит позавидовать - Азимов работал по 16-18 часов в сутки, забывая обо всем на свете, даже из дома почти не выходил. В одном из самых последних интервью фантаст признавался: «В пятидесятых годах, когда дети были маленькими, а я зарабатывал на жизнь преподаванием, я написал 32 книги, в шестидесятых — 70, а в семидесятых, сосредоточив все свое внимание на писательской деятельности, — 109. А вот за последнее десятилетие количество написанных книг перевалило за 200 — я начал, наконец-то, работать всерьез».

Удивительно и то, что все рассказы, повести и романы Айзека Азимова не устаревают во времени, даже те, которые написаны более полувека назад: «Я - робот», «Космические течения», «Конец вечности», «Стальные пещеры» успешно переиздаются во всем мире и не менее успешно находят все новых и новых читателей.

2 января отмечается День научной фантастики - есть и такой праздник! Надо ли объяснять почему организаторы выбрали именно эту дату?

Из книг Айзека Азимова:

  • Нет большего одиночества, чем одиночество человека, заблудившегося в бесконечных извилистых переходах собственного разума, куда никто не может проникнуть и где никто не спасёт.
  • Ничто так не успокаивает и не умиротворяет, как звёздное небо.
  • — Разве психология роботов так сильно отличается от человеческой?
    — Огромная разница. Прежде всего, роботы глубоко порядочны.
  • Жизнь — это цепь потерь. Ты теряешь молодость, родителей, любимых, друзей, удовольствия, здоровье и, наконец, саму жизнь. Ты можешь не принимать этого — и все равно будешь терять.
  • Всегда старайся сначала подумать, а потом лучше промолчи.
  • Если хорошенько подумать, Три Закона роботехники совпадают с основными принципами большинства этических систем, существующих на Земле… попросту говоря, если Байерли исполняет все Законы роботехники, он — или робот, или очень воспитанный человек.
  • Когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание они найдут для нас?


Книги Айзека Азимова



«Умей мечтать, не став рабом мечтания». Ко дню рождения Редьярда Киплинга, английского писателя, поэта и новеллиста, Нобелевского лауреата (1865-1936).



«Особая прелесть историй Киплинга состоит в том, что они читаются не как сказки, которые взрослые рассказывают детям у камина, а как сказки, которые взрослые рассказывали друг другу на заре человечества».

(Г.Честертон)


Киплинг был с нами всегда: может, и «Книгу джунглей» не все читали, но уж многосерийный мультфильм «Маугли» посмотрел каждый, и далеко не один раз! «Акела промахнулся!», «Мы с тобой одной крови», «Вы слышите меня, бандерлоги?» - кричали и до сих пор кричат ребятишки, играя во дворах.

«Расскажите мне о первых шести годах жизни ребёнка, и я расскажу вам всё остальное», ― написал Киплинг в книге-автобиографии «Кое-что о себе для моих друзей, знакомых и незнакомых». Задумайтесь над словами писателя, и вы не найдёте что ему возразить.
Его собственные самые счастливые шесть лет прошли в экзотической и любимой Индии, сказочный мир которой навсегда поселился в сознании ребёнка, определив его дальнейшую судьбу. Писать Редьярд начал очень рано – ему не было и девятнадцати, когда в газете напечатали его первый рассказ «Ворота ста печалей».
Свои самые популярные книги Киплинг написал в Америке – «Книга джунглей» с великолепным Маугли, «Вот так сказки» – книга легенд и мифов о сотворении мира и, наконец, «Вторая книга джунглей» – трилогия стала вершиной его литературного творчества.

К 35 годам Киплинг был автором уже четырех романов, нескольких сборников рассказов и стихов, став без преувеличения одним из самых популярных в мире писателей. Уже в сорок два получает Нобелевскую премию по литературе с формулировкой «За наблюдательность, оригинальность воображения, зрелость идей и замечательный талант повествователя, характеризующий произведения этого всемирно известного автора».

В 1897 году стихотворения Киплинга впервые вышли в России. Александр Куприн восторженно писал в то время о коллеге по перу: «Киплингу невольно веришь во всем, что он рассказывает. Эта правдоподобность, достоверность рассказа и составляет ту тайну очарования, которая приковывает к книгам Киплинга несокрушимыми волнующими узами. Ему знакомы мельчайшие бытовые черты из жизни офицеров, чиновников, солдат, докторов, землемеров, моряков; он знает самые сложные подробности сотен профессий и ремесел; ему известны все тонкости любого спорта; он поражает своими научными и техническими познаниями. Вы готовы поверить, что именно сам Киплинг ловил треску вместе с рыбаками на севере Атлантического океана, и нес службу на маяке, и метался в жестокой индийской лихорадке, и участвовал в кровавых карательных экспедициях, и строил мосты, и вел, как машинист, железнодорожные поезда, и т.д. и т.д. А в этом доверии заключается одна из тайн поразительного обаяния его рассказов и его большой и заслуженной славы».
Сборник «Вот так сказки» вышел в России в 1923 году в переводах Чуковского и Маршака, прочно обосновавшись с тех пор в каждой российской библиотеке (правда, без чудесных авторских рисунков – их заменили иллюстрации талантливых художников Лебедева и Митурича).
За прошедшие с той поры сто лет творения Киплинга нисколько не устарели и не поблекли – они совершенны и по стилю и по содержанию. Провести вечер с любой книгой Киплинга – настоящее душевное отдохновение. Попробуйте убедиться в этом сами.

Строки из стихов Редьярда Киплинга:

Не может человек жить только для себя,
В своих желаниях, поступках он всегда на всех влияет.
Мы на земле большой огромная семья,
А путь широк для тех, кто созидает.

Умей мечтать, не став рабом мечтания,
И мыслить, мысли не обожествив,
Равно встречай успех и поругание,
Не забывая, что их голос лжив.

Запад есть Запад, Восток есть Восток,
и с мест они не пойдут,
пока не предстанет Небо с Землей
на Страшный Господень суд.

Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том.

Так вперед — за цыганской звездой кочевой —
На свиданье с зарей, на восток,
Где, тиха и нежна, розовеет волна,
На рассветный вползая песок.

Книги Редьярда Киплинга



«О, не лети так, жизнь, слегка замедли шаг». 27 декабря родился актёр, режиссёр, писатель и поэт Леонид Филатов (1946-2003).



Что такое Леонид Филатов как явление? В одном из интервью известный режиссёр Карен Шахназаров заметил: «Он несет в себе определенный тип героя, который нужен сегодняшнему дню, который совпадает с желанием зрителя видеть, иметь такого героя». А какие вообще современные герои смотрели и продолжают смотреть на зрителей с экранов кинотеатров и с подмостков сцены? Кто-то очень точно назвал наше время «безгеройным». И вдруг появляется он - интеллигент, интеллектуал с острым, пристальным взглядом, гибкий и ироничный - таким он был во всех ролях, какие удалось сыграть, от героя-любовника до рефлексирующего номенклатурного работника.

Сложно поверить, но звездный путь Леонида Филатова продолжался всего чуть более десяти лет, от «Экипажа», когда он сразу же стал кумиром миллионов, до тяжелой болезни, отрезавшей от его многих свершений...

Очень высокий творческий потенциал, часто не находивший выхода в кино и театре, вылился в потребность писать. Знаменитые пародии в авторском исполнении на самых известных поэтов, смотревших на нас с высоких литературных пьедесталов, - Рождественского, Вознесенского, Михалкова, - вызывали гомерический смех зрителей родного Театра на Таганке:

Можно Лермонтова знать
Плохо,
Можно Фета пролистать
Вкратце,
Можно вовсе не читать
Блока,
Но... всему же есть предел,
Братцы!

По мотивам русской сказки «Поди туда, не знаю куда» на излете советской эпохи Филатов написал пьесу в стихах «Про Федота-стрельца, удалого молодца», тотчас же разлетевшуюся на крылатые фразы, которыми хлестко иллюстрируют события в политике, экономике, культурной и общественной жизни даже тридцать лет спустя. Бессмертная, неустаревающая вещь:

Нам теперь — имей в виду! -
Надо быть с толпой в ладу:
Деспотизм сейчас не в моде,
Демократия в ходу.

Он очень спешил творить, видимо, чувствуя, что Господь отмерил ему совсем короткую линию жизни. Лебединой песней Леонида Филатова и его завещанием нам стал телепроект «Чтобы помнили» - об ушедших и незаслуженно забытых актерах.

...Мы помним. Потому что верим.

Строки из стихов Леонида Филатова:

Мир движется тихонечко по фазе,
Ступеньки перепрыгивать нельзя.
Из тех же, кто из грязи сразу в князи,
Плохие получаются князья!

***

Ах, сколько на земле людишек подлых! Такие уж настали времена!..
Вы подлость преподносите, как подвиг,
И просите за это ордена!

***

И год, как день… И день, как миг.
Мы жмём сквозь беды и невзгоды
И экономим чьи-то годы
За счёт непрожитых своих.

***

Чудеса всегда доверены минутам.
Чудо трудно растянуть на полчаса.
Но минуты мы неряшливо минуем –
И поэтому не верим в чудеса.

***

Ужасный год!… Кого теперь винить?
Погоду ли с ее дождем и градом?
… Жить можно врозь. И даже не звонить.
Но в високосный будь с друзьями рядом.

***

О не лети так, жизнь, слегка замедли шаг.
Другие вон живут, неспешны и подробны.
А я живу — мосты, вокзалы, ипподромы.
Промахивая так, что только свист в ушах.
О не лети так жизнь, я от ветров рябой.
Мне нужно этот мир как следует запомнить.
А если повезет, то даже и заполнить,
Хоть чьи-нибудь глаза, хоть сколь-нибудь собой.

Книги Леонида Филатова



«Смешное и трагическое – две сестры, сопровождающие нас по жизни». Ко дню рождения народного артиста СССР Юрия Никулина (1921-1997).



Уходя в 1939 году в армию, вчерашний школьник Юра Никулин положил в рюкзак две любимые книги — «Бродяги Севера» Джеймса Кервуда и «Цемент» Федора Гладкова. Ему ещё не было восемнадцати...

Семь долгих лет, две войны - Финская и Отечественная, Никулин защищал Ленинград, пережил блокаду, участвовал в освобождении Прибалтики. Демобилизовался только в 1946-м в звании старшего сержанта и тремя медалями на гимнастёрке «За оборону Ленинграда», «За отвагу», «За победу над Германией».

В этой же гимнастёрке Никулин пошёл поступать во ВГИК. «Ведь я способный, - думал я, - имел успех в армии». «Ну, Никулин, ты мировой!" говорили мне часто однополчане после концертов. А на экзаменах не допустили и на третий тур.

Для кино я не годился». И для театральных подмостков талант Никулина не подошёл - не оценили, это бывает.

Но у каждого артиста есть свой коэффициент актерского счастья. В студию клоунады при Московском Государственном цирке на Цветном бульваре Юрия приняли охотно. «В моей жизни не раз определяющую роль играл именно случай. Анализируя прошлое и раздумывая о нем, я прихожу к выводу, что он бывает только у тех, кто ищет, кто хочет, кто ждет появления этого случая и делает все от себя зависящее для того, чтобы исполнить свою мечту, желание», - вспоминал позже артист в своей книге «Почти серьезно».

Настоящая популярность пришла позже - с ролями в кино, среди которых не было ни одной проходной. Даже самая первая роль, на которую Никулина уговорила его жена Татьяна - помните незадачливого пиротехника с взрывающейся хлопушкой в комедии «Девушка с гитарой» - запомнилась зрителям и стала самой смешной в фильме.

«Публика видела во мне Балбеса, и я публике подыгрывал. Я не считал Балбеса отрицательным героем, я его любил: странного, неунывающего, добродушного. Когда предлагали играть предателей или шпионов, я отказывался...»

Никулин был талантлив во всем: его трагические персонажи настолько достоверны, что и персонажами для нас не являются, скорее близкими людьми, живущими рядом: Кузьма Кузьмич из фильма Льва Кулиджанова «Когда деревья были большими», милиционер Глазычев из фильма «Ко мне, Мухтар!», дедушка из «Чучела» Ролана Быкова, Лопатин из фильма Алексея Германа «Двадцать дней без войны»...

Юрий Владимирович, помимо работы в цирке и кино, всю жизнь писал: его книги выходят из печати и сегодня. Замечательные сборники неустаревающих анекдотов дарят нам хорошее настроение, книга «Семь долгих лет» заставляет задуматься о том, какие жизненные обстоятельства делают человека - Человеком. Особенно всем читателям нравится автобиография Никулина «Почти серьёзно» - «Я буду счастлив, если обо мне скажут: "Он был добрый человек". Это не значит, что я всегда добрый. Но доброта — на первом месте».

Из записок Юрия Никулина:

  • В природе ничего не пропадает, кроме исполнившихся надежд.
  • В последнее время я часто вспоминаю слова Карандаша: «Влезть на гору легче, чем потом на ней удержаться».
  • А почему смеются? Потому что верят, если это достойно осмеяния, то всё пройдет, всё наладится. Улыбайтесь почаще!
  • Много доброго можно сделать, если у тебя хорошее настроение.
  • Слышать смех — радость. Вызвать смех — гордость для меня.
  • Если каждый из нас сумеет сделать счастливым другого человека, хотя бы одного, на земле все будут счастливы.
  • Мое любимое занятие - жить.
  • Я всегда радовался, когда вызывал смех у людей. Кто смеётся добрым смехом, заражает добротой и других. После такого смеха иной становится атмосфера: мы забываем многие жизненные неприятности, неудобства.

Книги Юрия Никулина



«История – это роман, который был; роман – это история, которая могла бы быть». 190 лет со дня рождения французского писателя Жюля де Гонкура (1830-1870).



Жюль де Гонкур — один из братьев известного во всем мире тандема творцов романа как особого литературного жанра. Содружество Жюля и Эдмона Гонкуров уникально: братья не расставались всю жизнь, обладали схожим мировоззрением и отношением к жизни, полностью разделяя взгляды друг друга. Все их романы и драмы были ими написаны совместно; братья вели общий журнал-дневник, вызвавший после публикации бурю нападок из-за своей откровенности (Гонкуры предали огласке свои частные беседы с Флобером, Тургеневым, Золя, Герценом и другими литераторами). Протесты не смутили романистов: «Одна из гордых радостей писателя, — если он подлинный художник, — это чувствовать в себе способность обессмертить на свой лад все то, что ему захочется обессмертить. Сколь бы мало он ни значил, он сознает себя как бы творящим божеством», – они и не думали оправдываться перед обществом.

Главное литературное достижение Гонкуров – совершенно новый роман, видение мира, сравнимое разве что с живописью Моне, странные узоры, взрывы красок, необычные их сочетания, множество деталей и моментов, никак не выстраивающихся в единую картину, составленную из небольших главок и сюжетов. Жюль и Эдмон утверждали, что «документальной основой романа должна быть сама жизнь», подвергая скрупулезному анализу современную им действительность и препарируя человеческие страсти. Их «натурализм нервов» не похож ни на одно литературное течение, в то же время являясь ярким продолжением и отражением реализма, романтизма, натурализма и импрессионизма.

Ежегодно в декабре, начиная с 1903 года, в честь Жюля Гонкура присуждается одна из самых престижных и старейших литературных премий – Prix Goncourt (Гонкуровская премия) – за лучший роман, написанный на французском языке. Причем, размер премии весьма скромен и условен: сегодня это всего лишь 10 евро, но издательские тиражи книг авторов, удостоившихся награды, резко взлетают вверх – это всего лишь получение денег из другого источника. Среди лауреатов Гонкуровской премии были и российские писатели – Эльза Триоле (Элла Юрьевна Каган– сестра Лили Брик), Анри Труайя (Лев Тарасов), писатель из Красноярска Андрей Макин.

Основная идея премии – продвижение молодых, никому неизвестных талантливых авторов и их оригинальных произведений. Правда, исключения все же случались: премию в разное время получили маститые Анри Барбюс (1916), Марсель Пруст (1919), Морис Дрюон (1948), Симона де Бовуар (1954).

Жюль де Гонкур, цитаты:

  • Застенчивость – это только нервное явление. Все нервные люди застенчивы. Скромность тут совершенно ни при чем.
  • Искусство нравиться как будто просто. Надо соблюдать только два правила: не говорить другим о себе и постоянно говорить им о них самих.
  • Любопытно, что больше всего раскупают книги, которые меньше всего читаются. Это книги, стоящие напоказ в книжных шкафах у людей не читающих, – книги, так сказать, меблировочные.
  • Маска в конце концов прирастает к лицу. Лицемер кончает тем, что становится человеком чистосердечным.
  • Мастерство романиста – и вообще писателя – состоит не в умении все описывать, а в умении выбирать.
  • Когда неверие становится верой — оно более нелепо, чем религия.
  • В музыке я больше всего люблю женщин, которые ее слушают.

Сочинения великих романистов



«Каждый душевный порыв следует проверять разумом». Ко дню рождения английской писательницы Джейн Остин (1775-1817).



Вальтер Скотт, рецензируя ее роман «Эмма», написал, что главное в произведениях Джейн Остин – «тончайшее прикосновение, благодаря которому даже пошленькие события и характеры становятся интересными от правдивости описаний и чувств».

Откуда такое глубокое знание человеческих чувств и тонкий психологизм в романах Джейн Остин? При почти полном отсутствии каких-либо бурных событий в собственной личной жизни и невозможности наблюдать кипение страстей даже со стороны, писательница прекрасно понимала людей из самых разных сословий - она справедливо считала, что любят и ненавидят одинаково и в богатых дворцах и скромных деревенских домах. И ведь ничего не меняется: недаром романами Остин зачитываются и сегодня, двести лет спустя - ведь истинные чувства не устаревают: «то, что она писала, предназначалось всем и никому, ибо было написано не столько для ее времени, сколь для последующих времен».

Ее писательская деятельность не находила понимания в семье, даже шокировала окружающих - самый конец XVIII века, много ли уважаемых всеми женщин-писателей можно было встретить в обществе? Впоследствии исследователи творчества Остин единодушно признавали, что «едва ли есть на свете хоть один значительный писатель, который жил бы в такой полной безвестности».

Но Джейн писала вопреки всему: в перерывах между шитьем на продажу (семья нуждалась после смерти отца) записывала тексты на обрывках бумаги, пряча записи при появлении в комнате матери или сестры. Она добилась своего, опубликовав четыре романа - да-да, именно те самые, включая известнейший «Гордость и предубеждение», столь часто экранизируемый почти на всех киностудиях мира. Особого восторга они не вызвали, хотя и были замечены в литературных кругах и светских салонах Лондона; при жизни Джейн не досталось даже искорки от той жаркой любви читателей, которая ярко разгорелась лишь к середине XIX века, когда творчество Остин сравнивали с произведениями Шекспира и Сервантеса.

... Семья писательницы добросовестно собрала и сохранила всё написанное Джейн. Три толстых тома стали основой для полного собрания сочинений Остин, выпущенного через сто лет после её смерти.

Цитаты одной из самых остроумных писательниц мира:

  • Порой за счастье нужно бороться даже с самим собой.
  • Женщины придают слишком большое значение единственному восхищенному взгляду. А мужчины стараются их в этом заблуждении поддержать.
  • Предел мечтаний для всякого мужчины — женщина, которая будет услаждать чувства, не слишком при этом обременяя рассудок…
  • Проблема поэзии в том и состоит, что редко кто наслаждается плодами её безнаказанно, и что она впечатляет нас более при том именно состоянии души, когда бы нам менее всего следовало ею упиваться.
  • Дружба является целительным бальзамом для ран от разочарований в любви.
  • Если женщина обладает превосходством, например, пытливым умом, лучше всего держать это в тайне.
  • Пренебрежение здравым смыслом — верный путь к счастью.

Книги Джейн Остин



Памяти народного артиста РСФСР, поэта и писателя Валентина Гафта (1935 - 2020).



Валентин Гафт, известный каждому и неизвестный до конца никому, многогранная, талантливейшая, загадочная личность, актёр, поэт, режиссёр - все от Бога... Каким он был, каким видели его близкие люди, друзья, коллеги?

Сам о себе:

«…Я вообще-то не очень общительный человек, чаще люблю быть один. Это не значит, что я хочу скрыться, уединиться, ни с кем не разговариваю и вечно думаю о своем. Но для того чтобы мне чего-то захотелось, чтобы понять, что такое неодиночество, мне надо побыть одному. Естественным и свободным я ощущаю себя чаще всего, когда никого рядом нет». И еще: «Артист, имеющий успех и идущий в толпу общаться, где его могут пощупать и потрогать, запросто похлопать по плечу, рискует очень многое потерять, а главное, потерять тайну своего воздействия на зрителя. Ведь в обычной повседневно-бытовой жизни он совсем другой…»

Ролан Быков:

«Обожаю Гафта за всё: за любовь к матери-сцене, сыновнюю преданность ей, за стихи, эпиграммы и роли, за драгоценное мерцание граней таланта. Я не объективен к нему и не хочу быть объективным, потому что объективность по отношению к этому человеку — чушь и мелочность души. Его надо любить, и только тогда он понятен и хорош».

Игорь Кваша:

«Он как талантливый человек, как человек, у которого кроме ума очень развита интуиция, очень точно видит и неожиданно вскрывает какие-то вещи, которые, может быть, кому-то видны, а кому-то не видно их вообще. В другом человеке, в людях, в предметах или в явлении».

Эльдар Рязанов:

«Гафт с трепетом относится к своей актерской профессии, в нем нет ни грамма цинизма. Слова «Искусство», «Театр», «Кинематограф» он произносит всегда с большой буквы. Бескорыстное, самоотверженное служение искусству — его призвание, крест. Отдать себя спектаклю или фильму целиком, без остатка — для него как для любого человека дышать. Для Гафта театр — это храм».

Лия Ахеджакова:

«Валя не просто талант, он выдающийся талант. Иногда он бывает абсолютный ребенок, а часто — злой мальчик. А бывает мудрый, глубокий, очень толерантный человек. Он может обидеть, и очень больно, а может защитить грудью, заслонить человека, обласкать. Вообще, как и Фаина Раневская, он — легенда!».

Григорий Горин:

«Гафт» — не фамилия, а диагноз! Особое состояние организма, когда нервы обнажены и гонят через себя кровь, слова, мысли… Я лично болен «Гафтом» еще с юности. Когда я вижу его на сцене, у меня начинает стучать сердце, слезятся глаза, мурашки бегут по коже. От общения с ним кружится голова, всякий разговор — шаг в безумие…».

Валентин Гафт остался с нами навсегда: в ролях, книгах, стихах. Светлая и вечная память...

(Воспоминания из книги В. Гафт «Я постепенно познаю...» М., 1997)

Валентин Гафт. Воспоминания и стихи



«А я - молился. Когда нам плохо - мы ведь не стыдимся Бога».
11 декабря родился Александр Солженицын (1918-2008).



«То, что он был с нами в XX веке, то,
что он пережил самые тяжелые,
самые трагические моменты истории,
это нас поддерживало, спасало,
может быть, мы и сами этого не понимали».

(А.Варламов)


Как сложно иногда писательская судьба переплетается с судьбой личности! Александр Солженицын – яркий тому пример. Как только вышли из печати «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор», «Случай на станции Кречетовка», писатель сразу же «выпал из обоймы». Даже главного редактора журнала «Новый мир» Александра Твардовского, где печатались все эти произведения, освободили от должности. «Есть много способов убить поэта. Твардовского убили тем, что отняли «Новый мир», — вспоминал об этом Солженицын. Далее – только самиздат с планируемым забвением читателей, которое не состоялось: в банке из-под икры, переснятая на 35-миллиметровую пленку, поехала в Париж рукопись «Архипелага ГУЛАГ». В 1970 году Александр Солженицын получил Нобелевскую премию «за нравственную силу, с которой он продолжил традицию русской литературы»; на награждение, естественно, не поехал, справедливо опасаясь, что обратно уже вернуться не сможет. Трансляцию церемонии писатель слушал тайком – на даче своего друга Мстислава Ростроповича. Через четыре года Александр Исаевич был лишен советского гражданства и выслан из СССР «за действия, порочащие звание гражданина СССР».

Солженицына всегда интересовало мнение самых разных людей о собственном творчестве, но на Западе ему как воздуха не хватало живого общения с читательской аудиторией. По возращении из вынужденной ссылки он исколесил всю Россию, выступая с лекциями на заводах, в аудиториях институтов, домах культуры, сельских клубах. «У меня нет готовой лекции, не ждите ее от меня. Я пришел больше слушать вас, чем говорить сам», - так обращался он к слушателям. Вот лишь некоторые ответы писателя, собранные для нас в книге «Прямая линия»: надо думать об общей беде»:

– Как могла наша читающая страна принять культ буржуазности, ее бездуховность?

«Заверяю вас, отнюдь не приняла. Этот культ приняла только самая уязвимая прослойка, которая требует моральной и нравственной защиты».

– Кого в сегодняшней России можно считать героем нашего времени?

«Того, кто не поступается нравственными принципами и сохраняет прямохождение».

– Не утратили ли вы веру в человека?

«Только вера в человека и дает надежду».

– Какова сейчас роль книги в жизни людей?

«На мой взгляд, роль книги колоссальна. Книга – величайшее изобретение, благодаря которому незнакомые люди через огромные расстояния могут основательно обдумывать большие мысли и потом отзываться на них. Но буйно разрослось пустоцветие: сочинять фантазии гораздо легче, чем искать правду жизни».

- Верите ли вы в прогресс человечества?

«Не только не верю, я считаю, что это величайший рационалистический бред. Мы несем такие потери в экологии, в разрушении нравственности, в понижении интеллектуального и культурного уровня, которые не искупаются никакими техническими и социальными успехами».

– Как вы относитесь к религии?

«Человек, который не дошел до веры, даже не знает, какую душевную ценность потерял. Энергия приходит к нам от Бога повседневно».

Книги Александра Солженицына



«Где розы - там и тернии - таков закон судьбы».
10 декабря родился русский поэт Николай Алексеевич Некрасов (1921-1877).



«Не принижая ни на минуту великих алтарей Пушкина и Лермонтова... мы всё же говорим - нет в русской литературе, во всей литературе такого человека, перед которым с любовью и благоговением склонялись бы ниже, чем перед памятью Некрасова!»
(Н.Г.Чернышевский)


«Певец горестей народных», великий русский поэт, поднимающий остросоциальные проблемы, гражданский трибун... Узнаваемое каждым лицо, строго и отстранённо смотрящее на нерадивых учеников с портретов в каждом школьном кабинете литературы.

Каким он был, этот настоящий народный поэт, прозаик и публицист?
Тяжелая атмосфера детства, деспот-отец, из-за долгов служивший в исправниках, вынужденное наблюдение его расправ над крестьянами - эта картина навсегда запечатлелась в душе будущего народного поэта.

Всего пять классов ярославской гимназии, где хуже Николая Некрасова, казалось, никто и не учился, побег от «заботливого» отца в Петербург и вольные хлеба без всякой поддержки семьи. А на что ещё мог надеяться строптивец, не оправдавший никаких родительских надежд?

1840 год. Девятнадцатилетний Некрасов издаёт сборник баллад «Мечты и звуки», страшно горд написанным, ещё на стадии рукописи показывает стихи Жуковскому. Совет от мэтра оказался неожиданным - взять псевдоним, так, на всякий случай, мало ли... Деликатнейший Василий Андреевич! А вот жесткий Виссарион Белинский от романтического сборника камня на камне не оставил. Весь тираж книги был раскуплен... самим автором и им же уничтожен.

Зато предприниматель из Некрасова получился неожиданно замечательный: вместе с Иваном Панаевым он возродил пришедший в упадок журнал «Современник», печатая там произведения Тургенева, Гончарова, Островского, Чернышевского и многих других литераторов. Начинающие и пока неизвестные читающей публике Фёдор Достоевский и Лев Толстой первое боевое крещение получили тоже в модном и популярнейшем «Современнике».

Через двадцать лет журнал под руководством Некрасова был закрыт личным распоряжением императора Александра II. Но журнальное дело уже прочно вошло в кровь поэта, и он стал руководителем легендарных «Отечественных записок». Бизнесмен-реформатор тоже поднял его из руин, увеличив количество подписчиков с 2 до 20 тысяч.

Очень противоречива и сама личность Некрасова: тонко чувствующий чужую боль человек и деспот с близкими, который может оскорбить и унизить, игрок, большой любитель женского общества и…собак. Но несомненный талант, который оказал влияние на всю дальнейшую историю отечественной поэзии. Да и в жизни: попросите любого человека назвать нескольких самых известных ему поэтов. В пятерку названных обязательно попадет Николай Алексеевич Некрасов.

Строки из сочинений Николая Некрасова:

***
Подождите! Прогресс подвигается,
И движенью не видно конца:
Что сегодня постыдным считается,
Удостоится завтра венца.

***
Столица наша чудная
Богата через край,
Житьё в ней нищим трудное,
Миллионерам - рай.

***
Пускай наносит вред врагу
не каждый воин,
но каждый в бой иди.
А бой решит судьба.

***
К народу возбуждать
вниманье сильных мира -
чему достойнее
служить могла бы лира?

***
Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях. Она не должна ни на шаг не отступать от своей цели - возвысить общество до своего идеала, - идеала добра, света и истины.

***
Как гонение на стихи не может убить поэзии, точно так же никакая благосклонность к стихам не создает даровитых поэтов.

***
И погромче нас были витии,
Да не сделали пользы пером…
Дураков не убавим в России,
А на умных тоску наведём.


Книги Николая Алексеевича Некрасова



«Титан по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености».
9 декабря родился Джон Мильтон - английский поэт, политический деятель и мыслитель (1608-1674).



Имя Джона Мильтона для настоящих англичан по значимости - как и имя Александра Пушкина для русских, - эталон национальной культуры и литературы.

Поэту досталось не самое спокойное время для творчества: правление недалекого Карла I привело к началу Епископских войн, а затем и к Английской революции XVII в. Его жизнь напрямую зависела от политической ситуации в стране: начинал Мильтон как памфлетист Карла I, к концу жизни лишился всего, обнищал, да и довершению всех несчастий ослеп. Но в это же время пышным цветом расцвёл его поэтический талант - в поэму «Потерянный рай» Мильтон вложил все: жизненный опыт, наблюдения и знания, создав бессмертный шедевр, образец для подражания потомков, - вспомним хотя бы библейские мотивы Джорджа Байрона.

Чем же являлся «Потерянный рай», законченный в 1667 году, для современников Мильтона? Да, практически революцией в трактовке...Ветхого Завета. Поэт предложил читателям новое, несколько необычное прочтение библейского сюжета о сотворении человека и изгнании его из рая, превратив действие в захватывающее приключение. Здесь и любовная история, и философические размышления о жизни и вере в Бога, красочное описание войн между демонами и ангелами. Сразу же после выхода книга вызвала огромное количество споров, восторженных отзывов и жесткого неприятия. Но не только необычный сюжет привлекал внимание читателей, но и великолепный слог - совершенный белый стих, по значимости стоящий рядом с белым стихом Шекспира:

Вся Ангельская рать - порукой мне:
Мои ли колебания и страх
Развеяли надежды наши? Нет!
Самодержавный Деспот свой Престол
Незыблемым доселе сохранял
Лишь в силу громкой славы вековой,
Привычки косной и благодаря
Обычаю.

Художник Уильям Блейк, иллюстрировавший поэмы Мильтона, сравнивал поэта с «древним бардом, прозревающим прошлое, настоящее и будущее», а современные литературные критики давно признали «Потерянный рай» одним из величайших монументальных произведений, когда-либо созданных в истории человечества.

Из сочинений Джона Мильтона:

  • Тому, кто скрывает темную душу, грязные отсталые мысли, как прогулки под солнцем полудня, являются собственной темницей…
  • Разум — место само по себе. И из Рая может сделать Ад, а из Ада — Рай.
  • Книги — не мёртвые вещи, а существа, содержащие в себе семена жизни. В них — чистейшая энергия и экстракт того живого разума, который их произвел. Убить хорошую книгу значит почти то же самое, что убить человека: кто убивает человека, убивает разумное существо, подобие Божие; тот же, кто уничтожает хорошую книгу, убивает самый разум, убивает образ Божий как бы в зародыше.
  • Верный может иногда отступать от буквы, даже от предписаний Евангелия, во исполнение более возвышенного закона — закона любви.
  • Любовь должна не туманить, а освежать, не помрачать, а осветлять мысли, так как гнездиться она должна в сердце и в рассудке человека, а не служить только забавой для внешних чувств, порождающих одну только страсть.
  • Нация, которая не может управлять собою, но отдает себя в рабство собственным вожделениям, будет порабощена другими хозяевами, которых она не выбирала, и будет служить им не добровольно, а против своей воли.
  • Кто царствует внутри самого себя и управляет своими страстями, желаниями и опасениями, тот более чем царь.
  • Бог каждое утро сеет новые слова в наших сердцах.
  • Божественная философия! Ты не сурова и не суха, как думают глупцы, но музыкальна ты, как лютня Аполлона! Отведав раз твоих плодов, уже вечно можно вкушать на твоем пиру тот сладкий нектар, от которого нет пресыщения.
  • И воссияет правды свет
    В заоблачной дали;
    И людям благо даст Господь,
    И даст земля плоды,
    Что напитают нашу плоть
    В награду за труды;
    И правда будет, как всегда,
    Пред Господом идти,
    Чтоб не свернули никогда
    Мы с правого пути.



Книги Джона Мильтона



«С гордостью почти полвека носил я звание репортера…».
8 декабря родился Владимир Алексеевич Гиляровский – русский писатель и журналист (1855 - 1935).



«Я просто беру людей, события, картины, как их помню, и подаю их в полной неприкосновенности, без всяких соусов и гарниров».
(Владимир Гиляровский)


Можете ли вы назвать любого из современных журналистов, профессионально хотя бы отдаленно напоминающего «короля репортеров» дядю Гиляя? Наши журналисты - «тематические»: колумнисты, спортивные, политические, бизнес-обозреватели, блогеры, а Владимир Гиляровский слыл необыкновенно разносторонней личностью и подвизался буквально во всех областях, имел собственное суждение, казалось, обо всем на свете. И имел на то полное право, так как жизнь изучал не из окна собственного экипажа и кем только не был: бурлаком, театральным и цирковым актером, пожарным, табунщиком, получил Георгиевский крест за храбрость и отвагу в Русско-турецкой войне.

А как Гиляровский умел притягивать к себе людей - и знаменитостей, и совсем простых и неприметных. Дружбой с ним дорожили Чехов и Шаляпин, Репин и Саврасов, Станиславский и Ермолова, Есенин и Блок. Человечность и искреннее сострадание «поразительного московского всезнайки» снискали ему не менее искреннюю любовь «низов общества» - угнетенных рабочих, нищих, бродяг; криминальный элемент тоже высоко чтил Гиляровского. «Я много лет изучал трущобы и часто посещал Хитров рынок, завел там знакомства, меня не стеснялись и звали «газетчиком», - вспоминал бытописатель. В этом «чистом сердцем» человеке «совершенно отсутствует элемент предательства, столь присущий господам газетчикам», - писал о нем Антон Чехов.

Владимир Алексеевич почти всегда принимал личное участие в событиях, о которых писал, нередко подвергаясь смертельной опасности - единственный из всех репортеров смог опубликовать правдивый рассказ о катастрофе на Ходынском поле, где в давке во время коронации Николая II погибло более 1000 человек.

В 1887 году Гиляровский готовил к изданию свою книгу «Трущобные люди». В свет она не вышла: гранки набора рассыпали, а тираж изъяли и сожгли в Сущевской полицейской части Москвы: «Сплошной мрак, ни одного проблеска, никакого оправдания, только обвинение существующего порядка. Такую правду писать нельзя». Книгу напечатали только в 1957 году.

Любопытно, что основные свои художественные произведения Владимир Гиляровский создал уже после Октябрьской революции, которую понял и принял.

В 1926 году вышла самая известная книга мастера «Москва и москвичи», в 1928 - самая любимая автором повесть «Мои скитания», в 1934 - «Друзья и встречи», «Москва газетная».

«Грядущее проходит предо мною… И минувшее проходит предо мной. Уже теперь во многом оно непонятно для молодежи, а скоро исчезнет совсем. И чтобы знали жители новой столицы, каких трудов стоило их отцам выстроить новую жизнь на месте старой, они должны узнать, какова была старая Москва, как и какие люди бытовали в ней. И моя работа делает меня молодым и счастливым — меня, прожившего и живущего на грани двух столетий, на переломе двух миров».

Из сочинений дяди Гиляя:

В России две напасти:
Внизу — власть тьмы,
А наверху — тьма власти.

***
Пусть смерть пугает робкий свет,
А нас бояться не понудит:
Когда живем мы — смерти нет,
А смерть придет — так нас не будет.

***
Потому всё, что прежде в Москве народ был, а теперь – публика.

***
Нашёл – молчи, украл – молчи, потерял — молчи. Помалкивай да слушай; что знаешь, то твоё, а от других может что и умное услышишь. Не спорь зря – пусть другие болтают.

***
Всё было разрешено, или, лучше сказать, ничего не запрещалось.

***
Лондон мне всегда представлялся самым туманным местом в Европе, а Хитров рынок, несомненно, самым туманным местом в Москве.

***
Уж ежели арестовали - значит, хорошая книга.

***
Много талантов погибло от бедности.

***
Простаков в России немало, а обманутый жаловаться постыдится.

***
Было и еще одно занятие у пожарных. Впрочем, не у всех, а только у Сущевской части: они жгли запрещенные цензурой книги.
— Что это дым над Сущевской частью? Уж не пожар ли?
— Не беспокойтесь, ничего, это «Русскую мысль» жгут.

***
Я - москвич! Сколь счастлив тот, кто может произнести это слово, вкладывая в него всего себя. Я - москвич!

***
Западная культура у нас с давних времён прививалась только наружно, через парикмахеров и модных портных.


Книги Владимира Гиляровского



«Лишь у тебя, поэт, крылатый слова звук...».
200 лет со дня рождения Афанасия Фета (1820–1892).



«Поэзия Фета — сама Природа, зеркально глядящая через человеческую душу, поющая снежинками, перекличкою зарниц и птиц, шумом ветра в веющих, вещих узорах листьев, протяжно поющая самым молчанием».
(Константин Бальмонт)


Один из самых замечательных русских поэтов XIX века, «певец природы и любви» Афанасий Афанасьевич Фет... Чайковский называл его поэтом-музыкантом, считая эталоном творчества: «часто Фет напоминает нам Бетховена, но никогда Пушкина, Гёте или Байрона, или Мюссе. Подобно Бетховену, ему дана власть затрагивать такие струны нашей души, которые недоступны художникам, хотя бы и сильным, но ограниченным пределами слова». На стихи Фета Чайковский написал свой самый первый романс «Мой гений, мой ангел, мой друг…», позже - известнейшие романсы «Не отходи от меня», «Я тебе ничего не скажу», «Уноси мое сердце...".

... Фет был совсем молод, когда его стихи привлекли внимание именитых композиторов. На каждом музыкальном вечере, в каждом литературном салоне исполнялся романс Варламова «На заре ты ее не буди», ставший, как заметил Аполлон Григорьев, «песней почти народною», и «Давно ль под волшебные звуки».

Позже романсы на стихи Фета написали Чайковский, Римский-Корсаков, Полина Виардо, которая, хоть и не считала себя композитором, выпустила альбом романсов из двенадцати стихотворений: семь Пушкина и пять Фета. Исполнение ее самой каждого из этих музыкальных произведений вызывало бурю оваций во всех ее выступлениях.

В 1862 году литератор В.П. Боткин написал Афанасию Фету: «Чтобы чем-нибудь порадовать тебя, скажу, что M-me Виардо положила на музыку два твоих стихотворения «Шепот, робкое дыханье»– «Тихая, звездная ночь». Музыка прелестна и, по моему мнению, совершенно переносит в ту сферу чувства, в какой написались эти стихотворения. В этом случае музыка есть великий помощник поэзии, простым чтением не передашь и десятой доли того, что содержится в ином стихотворении…».

Более двухсот великолепных романсов создали русские композиторы на стихи Афанасия Фета, и все они стали вокальной классикой, подчеркивающей вечное взаимопроникновение поэзии и музыки.

«Выразительная, образная и мелодичная – поэзия природы и любви»:

Не жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идёт, и плачет, уходя.

***
Два мира властвуют от века,
два равноправных бытия:
один объемлет человека,
другой — душа и жизнь моя.

***
На заре ты ее не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

***
Но верь весне. Ее промчится гений,
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа.

***
Ночь. Не слышно городского шума.
В небесах звезда — и от нее,
Будто искра, заронилась дума
Тайно в сердце грустное мое.

***
Зреет рожь над жаркой нивой,
И от нивы и до нивы
Гонит ветер прихотливый
Золотые переливы.

***
Я ль несся к бездне полуночной,
Иль сонмы звезд ко мне неслись?
Казалось, будто в длани мощной
Над этой бездной я повис…

***
Но если жизнь —
базар крикливый Бога,
то только смерть —
его бессмертный храм.

***
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней.
Рояль был весь раскрыт, и струны в нём дрожали,
Как и сердца у нас за песнию твоей.

Сочинения Афанасия Фета



«Чем тяжелее подъём, тем прекраснее вид с вершины».
4 декабря родился Ник Вуйчич, мотивационный оратор, спикер и писатель (род.1982).



«У каждого времени свои герои. В детстве
сверхчеловеком я считал безногого летчика
Алексея Маресьева. Потом пришла эпоха героев
выдуманных - суперменов из комиксов. А теперь
у нас есть Ник, который раздвинул
возможности человека до немыслимых пределов».

Игорь Елков, обозреватель «Российской газеты»


Почти каждый из нас в разное время своей жизни в отчаянии задается вопросом: «Господи, за что мне все это?». Причин множество – от поломки машины и сына-двоечника до тяжелой болезни. Ник Вуйчич, которому сегодня исполнилось 48 лет, родился без конечностей – ручки и ножки у ребенка отсутствовали, имелся лишь коротенький отросток на месте одной ноги с несформированными пальчиками. Маленький Ник жил и развивался вопреки всему: его держала на плаву беспримерная любовь родителей. Не раз он обращался к небу с неизбежным сакраментальным вопросом…

Такого примера борьбы с самим собой, пожалуй, не было в нашей истории. В это очень-очень сложно поверить, но Ник Вуйчич победил: отростком недоразвитой ноги научился печатать на компьютере, получил два высших образования. Увлекается спортом: серфинг, рыбалка, плавание, прыжки с вышки. Вуйчич – счастливый муж и отец троих детей. Он поверил в своё особое предназначение: стать ярким примером для разуверившихся в жизни людей, помочь им выбраться из бездонной ямы отчаяния и неверия в собственные силы.

Ник Вуйчич стал ездить в тюрьмы и приюты, выступать в церквях и на бизнес-форумах. В конце каждой встречи традиционно слушатели выстраиваются в длинную очередь, чтобы обнять улыбчивого лектора – говорят, это приносит счастье!

А ещё он стал писать книги – Нику очень хотелось увеличить аудиторию и дотянуться любящим сердцем до каждого читателя.

Любая из его книг - это правдивый и эмоциональный рассказ о себе, о том, как учиться преодолевать трудности, ставить перед собой грандиозные цели и всегда добиваться победы. Прежде всего – над собой, это самое главное!

«Ник Вуйчич – человек невероятной силы духа. Его жизнь – доказательство того, что для человека нет ничего невозможного. На то он и человек!» (Гоша Куценко, актер, режиссер, музыкант).

Из книг Ника Вуйчича:

  • Станьте другом, когда вам нужны друзья. Дарите надежду, когда сами нуждаетесь в ней.
  • В мире много проблем, которые меня не коснулись. Я уверен, что моя жизнь в тысячу раз легче, чем жизнь многих людей.
  • Любви нет дела до того, что ты можешь и чего не можешь, кем являешься и кем не можешь быть. Истинная любовь смотрит прямо в сердце!
  • Считайте отношение к миру пультом дистанционного управления. Если программа, которую вы смотрите, вам не нравится, вы просто хватаете пульт и переключаете телевизор на другую программу. Так же и с отношением к жизни: когда вы недовольны результатом, измените подход, вне зависимости от того, с какой проблемой вы столкнулись.
  • Когда вам захочется предать свою мечту, заставьте себя работать ещё один день, неделю, месяц и ещё один год. Вы поразитесь тому, что произойдёт, если вы не сдадитесь.
  • Сочувствие исцеляет не только того, на кого оно направленно, но и того, кто им делится.
  • Иногда мы позволяем нашим маленьким проблемам перерасти в нечто серьёзное, потому что воспринимаем их слишком серьёзно.
  • Я точно знаю, что Господь ошибок не совершает. Он делает чудеса. И я — одно из таких чудес. Вы тоже.
  • Жалость к себе — самое скучное и бесперспективное занятие.
    Столкнувшись с любыми трудностями, находи в них чистую радость.

Книги Ника Вуйчича



«Замечательно, что Америку открыли, но было бы куда более замечательно, если бы Колумб проплыл мимо».
30 ноября родился Марк Твен - американский писатель, журналист и общественный деятель (1835-1910).



«Марк Твен был первым по-настоящему
американским писателем,
и все мы с тех пор — его наследники».

(Уильям Фолкнер)


Юный помощник лоцмана Сэмюэл Лэнгхорн Клеменс долго учился «читать Миссисипи», ее протоки, каналы и рифы; из навигаторской грамматики и родился впоследствии известный всему миру псевдоним Mark Twain – термин, для обозначения глубины воды в две морские сажени для безопасного прохода судов. Если бы не Гражданская война, уничтожившая частное пароходство, может быть, мы бы так никогда и не узнали одного из лучших писателей Америки.

Марк Твен одинаково хорошо знаком и маленьким и взрослым читателям – «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» мы всегда читаем с удовольствием, возможно потому, что писал-то он их вовсе не для детей. Но по какой-то неведомой причине каноны литературы для юношества Марку Твену удалось определить на долгие годы вперед!

Сам писатель хотел сочинять не только романы и повести эпохи золотой лихорадки; Марк Твен собирал огромные аудитории в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине, Вене, Калькутте, выступая в качестве лектора и отчасти юмориста: феерическая смесь добрых шуок и американского фольклора не оставляла равнодушным ни одного человека.

Твен достиг успеха во многих литературных жанрах: философская фантастика, публицистика, сатира, новеллы, жизненные зарисовки до сих пор актуальны и совершенно ни приедаются - как вы думаете, почему? Неистощимый шутник Твен мог быть саркастичным и въедливым, ироничным и мудрым, но никогда -злым. И смеялся он чаще всего над собой, что во все времена дорогого стоит, а искренность и добродушие писателя просто безграничны! Все его исполненные глубокого смысла высказывания давно разобрали на цитаты, а некоторые из них стали поистине «народными». И неужели это все больше 100 лет назад написано?

  • Хорошие друзья, хорошие книги и спящая совесть — вот идеальная жизнь.
  • Чтобы быть счастливым, надо жить в своем собственном раю! Неужели вы думали, что один и тот же рай может удовлетворить всех людей без исключения?
  • Тот, кто не читает хороших книг, не имеет преимуществ перед человеком, который не умеет читать.
  • Лучше молчать и показаться дураком, чем заговорить и развеять все сомнения.
  • Говори правду, и тогда не придется ничего запоминать.
  • Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо, как мокрое полотенце.
  • Настоящий друг с тобой, когда ты не прав. Когда ты прав, всякий будет с тобой.
  • Избегайте тех, кто старается подорвать вашу веру в себя. Великий человек, наоборот, внушает чувство, что вы можете стать великим.
  • Если вы подберете на улице дворовую собаку и накормите ее — она никогда вас не укусит. В этом и состоит разница между собакой и человеком.
  • Не заблуждайтесь в мысли, что мир вам чем-то обязан — он был до вас и ничего вам не должен.
  • Тот, кто стал пессимистом до сорока пяти лет, знает слишком много; а кто остался оптимистом после сорока пяти, знает слишком мало.
  • Работайте так, словно деньги не имеют для Вас никакого значения. Любите так, словно Вам не угрожает риск быть отвергнутым. Танцуйте так, словно на Вас никто не смотрит.
  • Никто не мог бы жить с человеком, постоянно говорящим правду; слава богу, никому из нас эта опасность не угрожает.

Книги Марка Твена



«Если вы любите мои стихи, преодолейте их яд, прочтите в них о будущем». К 140-летию со дня рождения Александра Блока (1880-1921).



«Сегодня я гений!» - увенчал себя личной славой Александр Блок, только что закончив в январе 1918 года поэму «Двенадцать». Как получилось, что частушечное, пронизанное грубым жаргоном произведение стало поэтическим завещанием одного из самых музыкальных поэтов России? После «Двенадцати» Блок не написал почти ничего - не смог, или все, что хотел, им уже было сказано?

Завораживающий голос поэтики Блока сгорел в огне революции: перед смертью он в бреду просил уничтожить все оставшиеся экземпляры последней поэмы. На «Двенадцати» Блок надорвался», - написал Маяковский в некрологе поэту, выразив общее мнение литературной общественности. Да и не приняла эта общественность эпатажную поэму: от своего протеже отвернулась Зинаида Гиппиус, от участия в вечерах, где поэму заявляли к прочтению, отказывались Анна Ахматова и Федор Сологуб, а Николай Гумилёв - тот и вообще написал, что «Блок вторично распял Христа».

«Трагический тенор эпохи» не изменил своей музе, хотя Октябрьская революция и заставила его переосмыслить звучание собственного страстного и певучего стиха: неземные «Стихи о прекрасной даме» отразились ярким отблеском в пламенных строках «Двенадцати».

Наверное, лучше всего обрисовал мятущуюся душу Александра Блока Владимир Маяковский: «Помню, в первые дни революции проходил я мимо худой, согнутой солдатской фигуры, греющейся у разложенного перед Зимним костра. Меня окликнули. Это был Блок. Спрашиваю: «Нравится?» «Хорошо», — сказал Блок, а потом прибавил: «У меня в деревне библиотеку сожгли». Вот это «хорошо» и это «библиотеку сожгли» было два ощущения революции, фантастически связанные в его поэме «Двенадцать».

Поэма не могла не появиться у Блока - она рождена самим временем. Поэзия была для Блока, как написал тогда Владислав Ходасевич, «первейшим, реальным духовным подвигом, неотделимым от жизни». Серебряный век закончился.

Вечные строки Александра Блока:

***
Ты твердо знаешь: в книгах — сказки, а в жизни — только проза есть.

***
О, я хочу безумно жить:
Все сущее увековечить,
Безличное — вочеловечить,
Несбывшееся — воплотить!

***
Ты и сам иногда не поймёшь,
Отчего так бывает порой,
Что собою ты к людям придёшь,
А уйдёшь от людей - не собой.

***
Несчастна та страна, которая нуждается в героях.

***
Невозможное было возможно,
Но возможное — было мечтой.

***
Твой взгляд — да будет тверд и ясен.
Сотри случайные черты -
И ты увидишь: мир прекрасен.

***
Что же делать, если обманула
Та мечта, как всякая мечта,
И что жизнь безжалостно стегнула
Грубою веревкою кнута?

***
И я любил. И я изведал
Безумный хмель любовных мук,
И пораженья, и победы,
И имя: враг; и слово: друг.

***
Всякое стихотворение — покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звёзды... Из-за них существует стихотворение.

***
Всегда хочу смотреть в глаза людские,
И пить вино, и женщин целовать,
И яростью желаний полнить вечер,
Когда жара мешает днем мечтать,
И песни петь! И слушать в мире ветер!

***
Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя,
И с ненавистью, и с любовью!

Книги Александра Блока



«Кто мудр, испытывать не станет
Ни женщин, друг мой, ни стекла». Ко дню рождения Лопе де Вега (1562-1635) испанского драматурга, поэта и прозаика.



Этот мир, должно быть, стеклянный,
Он надтреснут, и в час урочный
На осколки он разлетится,
Потому что стекло непрочно.

Нам порой говорит рассудок,
Что и мы уцелеем едва ли:
Картой меньше — и мы внакладе,
Картой больше — опять проиграли!
(Лопе де Вега)


Великий Сервантес, творчество которого нам известно гораздо больше, чем творения Лопе де Вега, называл своего современника и соперника по перу «фениксом гениев». Весьма заслуженная характеристика – испанский золотой век культурного возрождения многое потерял бы без неисчерпаемого таланта драматурга и тончайшего лирика, родившегося на грани двух эпох – Возрождения и барокко. В историю этот Аполлон муз вошел и как основатель испанского национального театра, и как рекордсмен по количеству написанного: мыслимое ли дело написать более двух тысяч пьес!

Сама жизнь писателя напоминала его красочные пьесы: множество любовных приключений и браков, калейдоскоп страстей и метаморфоз – даже принятие сана священника не очень-то отразилось на бурном течении его жизненного потока. Состоявшийся как поэт-лирик, несомненную славу Лопе де Вега стяжал именно как создатель пьес, покоряющих нас беспечностью, веселостью и вместе с тем, назанудливой назидательностью и серьезностью. Вспомните замечательную постановку «Учитель танцев» с бесподобным Владимиром Зельдиным или фильм «Собака на сене» - лучше передать смысл и дух испанских пьес просто невозможно!

Можно ли поверить, что творения Лопе де Вега были забыты на долгие двести лет, и только в конце XIX века начали свое триумфальное шествие по миру.

«Вечный предмет наших изучений и восторгов» - эти слова Пушкина, сказанные им о крупнейших драматургах семнадцатого века, в самой полной мере отражают наше признание и почитание искрометного таланта великого Лопе де Вега.

Строки из произведений Лопе де Вега:

Любая книга — умный друг:
Чуть утомит, она смолкает;
Она безмолвно поучает,
С ней назидателен досуг.

***
Любовь — вернейшее родство,
И в мире ближе нет его.

***
Природу трудно изменить,
Но жизнь изменчива, как море.
Сегодня — радость, завтра — горе,
И то и дело рвется нить.

***
Нет! Никогда не умирает тот,
Чья жизнь прошла светло и беспорочно,
Чья память незабвенная живет,
В сердцах людей укоренившись прочно.

***
Книг теперь такая тьма,
Что нужную средь них найдёшь едва ли;
А прочитав толстенные тома,
Знать будешь менее, чем знал вначале.

Книги Лопе де Вега



«Если вы заметили вокруг себя мир, который совсем вам не нравится, вспомните, что вы сделали, чтобы в него попасть».
22 ноября родился российский писатель Виктор Пелевин (1962 г.).



Его уже давно возвели в ранг главного писателя России и гуру современной литературы. С репутацией Пелевин не согласен, говоря, что иерархия в этой области невозможна. «Тексты разных людей имеют разную природу. Сравнивать их на основании того, что они выходят в виде книг, — это все равно что сравнивать пиво, ацетон и коктейль Молотова на основании того, что все эти жидкости разливают в бутылки», - сказал писатель в одном из интервью.

С самого начала писательской карьеры в начале 90-х Пелевина окружал ореол таинственности: нигде не виден, никому не слышен, ни интервью, ни выступлений - этакий современный затворник. Естественно, поползли слухи, что никакого Пелевина не существует, а культовые романы один за другим фабрикует группа талантливых литераторов.

Но в последнее время Виктор Олегович немного «вышел из сумрака», изредка давая интервью популярным СМИ, правда, без личного присутствия. Свой образ жизни считает абсолютно правильным, сравнивая писателя-тусовщика с летающим экскаватором - в принципе, такой симбиоз возможен, но и летать и пахать будет плохо.

Почему фирменный стиль Пелевина - отсутствие всяческих границ между фантазией и реальностью столь привлекателен для читающей публики? А вольное (даже вольнодумное) отношение к российской истории, создание альтернативных поворотов и версий ее развития? Что делает Пелевин с нашей реальностью - фантасмагорию, пародию, фарс? Ведь в его романах и сюжет-то трудно уловить, читатель цепляется за ускользающий хвост психоделического повествования и пытается вместе с автором осмыслить нашу жизнь и собственное место в ней. Это трудно. Да и нужно далеко не каждому...

Феномен разобранного на цитаты Пелевина ещё предстоит разгадать, но писателя уже назвали «лакмусовой бумажкой современности», а на Западе его творчество стоит в одном ряду с произведениями Гоголя, Булгакова, Довлатова. Заслуженно или нет, как всегда, покажет время.

Мысли и суждения героев книг Пелевина:

  • Если история нас чему-нибудь учит, так это тому, что все, пытавшиеся обустроить Россию, кончали тем, что она обустраивала их.
  • В наше время люди узнают, что они думают, по телевизору.
  • Ум — это лошадь, впряжённая в коляску тела…
  • Любовь, в сущности, возникает в одиночестве, когда рядом нет ее объекта, и направлена она не столько на того или ту, кого любишь, сколько на выстроенный умом образ, слабо связанный с оригиналом.
  • Настоящее искусство тем-то и отличается от подделок, что умеет найти путь к самому загрубевшему сердцу и способно на секунду поднять в небеса, в мир полной и ничем не стесненной свободы.
  • Никакого счастья нет, есть только сознание счастья.
  • Прошлое — это локомотив, который тянет за собой будущее. Бывает, что это прошлое вдобавок чужое. Ты едешь спиной вперед и видишь только то, что уже исчезло.
  • Для бегства нужно твердо знать не то, куда бежишь, а откуда.
  • У величайших книг мало читателей, потому что их чтение требует усилия.
  • Чтобы спасти тонущего, недостаточно протянуть руку – надо, чтобы он в ответ подал свою.
  • От частого употребления некоторые цитаты блестят, как перила.
  • Протяжённость человеческой жизни рассчитана таким образом, чтобы люди не успевали сделать серьёзных выводов из происходящего.
  • В детстве счастлив потому, что думаешь так, вспоминая его. Вообще, счастье — это воспоминание.
  • Я раньше много путешествовал и в какой-то момент вдруг понял, что, куда бы я ни направлялся, на самом деле я перемещаюсь только по одному пространству и это пространство – я сам.
  • Всегда рекламируются не вещи, а простое человеческое счастье. Всегда показывают одинаково счастливых людей, только в разных случаях это счастье вызвано разными приобретениями. Поэтому человек идет в магазин не за вещами, а за этим счастьем, а его там не продают.

Книги Виктора Пелевина



«Свобода, ты – самое прекрасное из моих мыслей».
20 ноября родилась русская поэтесса, литературный критик и драматург Зинаида Гиппиус (1869-1945).



«Стихи я всегда пишу, как молюсь, и никогда не посвящаю их в душе никаким земным отношениям, никакому человеку».
(Зинаида Гиппиус)


В сентябре 1914 года Александр Блок пишет строки, ставшие впоследствии знаменитыми, и посвящает их Зинаиде Гиппиус:

Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы — дети страшных лет России-
Забыть не в силах ничего.
Испепеляющие годы!
Безумья ль в вас, надежды ль весть?
От дней войны, от дней свободы-
Кровавый отсвет в лицах есть.


«Сатанесса» и «декадентская Мадонна» - так называли Зинаиду Гиппиус современники - посетители ее литературных салонов. Пояснений не требуется: красавица с демонической внешностью, мужским характером и отчаянной смелостью в словах.

Талант Зинаиды Николаевны проступал отовсюду: тонкий лирический поэт, вдумчивый мемуарист, блестящий прозаик - ее творчеством невозможно не восхищаться, невозможно не преклоняться.

При ее попечительстве родился как поэт Александр Блок, стал известен читающей рублике Осип Мандельштам, первую рецензию на стихи Сергея Есенина написала тоже она - всеведущая «сильфида».

Огромная редкость в любую эпоху - долгая совместная жизнь отмеченных Богом личностей. Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус прожили вместе 52 года, не разлучаясь ни на один день, но никогда она не была просто женой Мережковского, его тенью, оставаясь Центром Русской Литературы - и в Петербурге и в эмиграции. Союз их, сопровождаемый целым сонмом слухов и небылиц, называли в первую очередь духовным, но Мережковский всегда искренне считал, что «Зинаида Николаевна… не другой человек, а я в другом теле».

Парижское литературно-философское общество «Зелёная лампа», созданное Гиппиус, согревало своим тёплым светом русских изгнанников - литераторов и философов - Ивана Бунина, Марка Алданова, Николая Бердяева, Тэффи, Георгия Иванова, Владислава Ходасевича. «Зелёная лампа» стала островком родины для многих потерявшихся на чужбине, «оазисом русской духовности»....

Литературное наследие «декадентской музы и старшего символиста» Зинаиды Гиппиус до сих пор полностью не издано и ждёт своего часа. Но несколько томов стихотворений, рассказы, романы, написанные «в переломную, решающую эпоху русской истории», рядом с нами. Навсегда.

Волшебные строки из стихов Зинаиды Гиппиус:

Если гаснет свет — я ничего не вижу.
Если человек зверь — я его ненавижу.
Если человек хуже зверя — я его убиваю.
Если кончена моя Россия — я умираю.

***
У каждого свои волшебные слова.
Они как будто ничего не значат,
Но вспомнятся, скользнут, мелькнут едва,
И сердце засмеется и заплачет.

***
Он тихо падает, и медленный и властный...
Безмерно счастлив я его победою...
Из всех чудес земли тебя, о снег прекрасный,
Тебя люблю... За что люблю — не ведаю.

***
Господи, дай увидеть!
Молюсь я в часы ночные.
Дай мне еще увидеть
Родную мою Россию.
Как Симеону увидеть
Дал Ты, Господь, Мессию,
Дай мне, дай увидеть
Родную мою Россию.

***
Но знаю, миру нет прощенья,
Печали сердца нет забвенья,
И нет молчанью разрешенья,
И всё навек без измененья
И на земле, и в небесах.

***
Люблю я отчаяние мое безмерное,
Нам радость в последней капле дана.
И только одно здесь я знаю верное:
Надо всякую чашу пить — до дна.

***
Она не погибнет — знайте!
Она не погибнет, Россия.
Они всколосятся, — верьте!
Поля её золотые.
И мы не погибнем — верьте!
Но что нам наше спасенье:
Россия спасется, — знайте!
И близко её воскресенье.

Книги Зинаиды Гиппиус




«Я знак бессмертия себе воздвигнул».
19 ноября родился великий русский учёный и поэт Михаил Ломоносов (1711-1765).



Гениальный энциклопедист, внёсший неоспоримый вклад во многие отрасли естествознания и гуманитарных наук, ярчайший пример «универсального человека», - его жизнь до сих пор поражает воображение некоей былинной сказочностью - как в 18 веке, пусть и названном впоследствии «веком просвещения», мог родиться такой человечище! Физик и профессор химии, геолог, математик, металлург, астроном, филолог, оратор и поэт - ни в одной из ипостасей дилетантом он не был, оставив в каждой области науки ярчайшие открытия мирового значения.

«Ломоносов был великий человек. Между Петром I и Екатериною II он один является самобытным сподвижником просвещения. Он создал первый университет. Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом» – так сказал о Ломоносове Александр Пушкин.

Ломоносов преобразовал отечественное стихосложение; отдыхая от науки, он создавал собственную теорию поэзии - его стих был необыкновенно звучен и певуч. «Стихотворство - моя утеха», - заметил учёный в своей «Российской грамматике». До Ломоносова вирши слагались в основном на церковно-славянском языке, музыкальность и ритмичность в которых напрочь отсутствовала. Опираясь на опыт европейской и античной литературы, изучая стихи великого Тредиаковского, Михаил Васильевич раскрыл всю красоту и силу русского языка:

Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.


Самым причудливым образом в стихах Ломоносова сочетаются тонкий лиризм и ненавязчивое научно-просветительское начало. Попробуйте-ка в рифмованных строчках обосновать собственные открытия и догадки - у Ломоносова это получалось великолепно!

Конечно, сегодня стихи Ломоносова читать и воспринимать довольно сложно, а временами даже и понять невозможно без дополнительных комментариев - настолько они отличаются от современного литературного языка. Но мы никак не можем не заметить благозвучие его поэзии, внимание к русскому языку, бережное отношение к стилю, оборотам и правилам стихосложения.

Явление гения Ломоносова в литературе Константин Аксаков сравнил с явлением Петра Великого в истории: «Ломоносов образовал язык, язык, которым мы пишем и который употребляем, которым будем писать». Сберегли ли мы наследие Ломоносова?

Михаил Васильевич Ломоносов о русском языке:

Те, кто пишут темно, либо невольно выдают свое невежество, либо намеренно скрывают его. Смутно пишут о том, что смутно себе представляют.

Слово дано для того человеку, чтобы свои понятия сообщать другому.

Красота, величие, сила и богатство российского языка явствуют довольно из книг, в прошлые века писанных, когда еще не токмо никаких правил для сочинений наши предки не знали, но и о том едва ли думали, что оные есть или могут быть.

Повелитель многих языков, язык российский не только обширностью мест, где он господствует, но купно собственным своим пространством и довольствием велик перед всеми в Европе.

Без грамматики оратория – глупа, поэзия – косноязычна, философия – безосновательна, история – непонятна, юриспруденция – сомнительна.


Сочинения Михаила Ломоносова и книги о великом учёном



«Я в своих героях растворялся...». Ко дню рождения Эльдара Рязанова, кинорежиссера, кинодраматурга, писателя (1927-2015).



Историк кино Евгений Новицкий назвал Эльдара Рязанова «личностью решительно ренессансного типа». Это правда: начал с документального кино, ушёл в игровое, вёл телепередачи, писал пьесы, рассказы, стихи, был настоящим просветителем.

«Делать комедии о хороших и добрых людях» - как мастерски Эльдар Александрович это умел! Феерическое искристое шампанское - «Карнавальная ночь», «Гусарская баллада»; сатира на грани фола - «Гараж» («Я за машину Родину продал» - а это ведь был 1979 год, возможно ли о таком вслух?); горький смех, от которого хочется плакать - «Старые клячи». И радостный новогодний покой с тихим снегом и стихами Беллы Ахмадулиной - вечная «Ирония судьбы»...

Рязановские фильмы - его внутренний монолог, мимолетный и пристальный взгляд на историю, исповедь и стремление поделиться душевной болью. В фильмы тонкой, но прочной ниточкой вплетались его удивительные стихи - грустные, тёплые, родные. «В искренности, правдивости чувств, обнажении тайников души, умение заглянуть в человеческие глубины, наверное, суть поэзии», - так писал сам Рязанов. И ещё: «Если бы не обыкновенные, простые слова, сложенные в бессмертные книги… то, может, и жить не имело бы смысла…».

Строки из стихов Эльдара Рязанова:

Как много дней, что выброшены зря,
дней, что погибли как-то между прочим.
Их надо вычесть из календаря
и мерить свою жизнь еще короче.

***
Сумерки — такое время века, —
неохота поднимать глаза…
Там эпоха тащится калекой,
человек боится человека
и, что было можно, все нельзя.

***
Не множу я число друзей,
поменьше стало их с годами.
Пусть мало, тем они верней,
есть связь незримая меж нами.
Зато растет число моих врагов,
их умножать владею даром.
Я будоражу вражью кровь
и, стало быть, живу недаром.

***
Живем мы что-то без азарта,
Однообразно, как в раю.
Не бойтесь бросить все на карту
И жизнь переломить свою.

****
Как постепенна смена возраста,
и как расплывчаты приметы.
В усталой и осенней взрослости
бушуют отголоски лета.

***
Где же мои первые следы?
Занесло начальную дорогу,
заметет остаток понемногу
милостью отзывчивой судьбы.
Господи, спасибо за подмогу!

Книги Эльдара Рязанова



«Я счастлива, если мои книги помогли скрасить хотя бы одно мрачное детство». 14 ноября — день рождения шведской писательницы Астрид Линдгрен (1907-2002).



Малыш и Карлсон, Пеппи Длинныйчулок, сыщик Калле Блюмквист - кажется, эти детские герои были рядом с нами всегда. Их родительница - удивительная бунтарка Астрид Линдгрен, любительница футбола и горных лыж, до самой старости лазающая по деревьям и, пожалуй, так и оставшаяся на всю жизнь ребёнком. «Закон Моисеев, слава богу, старухам по деревьям лазить не запрещает», — говаривала хулиганистая сказочница.

Она стала «самой русской» зарубежной писательницей, в 1957 году, спустя всего два года после публикации на родине, «Карлсон, который живет на крыше» ураганом пронёсся по всему Советскому Союзу, завоевав сердца каждого маленького читателя. «Наверное, популярность Карлсона в вашей стране объясняется тем, что в нём есть что-то русское, славянское», - Линдгрен сама удивлялась успеху своего героя именно в России, ведь в США книжки о Карлсоне оказались вообще под запретом из-за того, что якобы учат детей непослушанию и нелюбви к «няням-домоправительницам».

И в пуританской Швеции книжки Линдгрен приживались довольно долго из-за их недостаточной поучительности - писательница всегда вела с детьми разговор по душам, общаясь с ними на одном языке, какие уж тут нравоучения!

При всей кажущейся бесшабашности Астрид Линдгрен была великолепным профессионалом: 24 года проработала в издательстве - при ней маленькое предприятие, находящееся на грани банкротства, стало одним из самых прибыльных и успешных.

Книги Астрид Линдгрен всегда говорят нам, что детским писателем может стать не каждый; нужно совершенно особое мироощущение и обязательно самому оставаться в душе ребёнком, хоть до ста лет проживи!

Астрид Линдгрен о книгах и чтении:

  • Всем людям, кем бы они ни были и как бы сильно их ни любили, всегда не хватает любви. Хорошая книга должна восполнять эту нехватку.
  • Все великое, что случается в этом мире, сначала рождается в чьем-то воображении.
  • Какой должна быть хорошая детская книга? После долгих раздумий я скажу вам: «Она должна быть хорошей».
  • Детство без книг — это не детство. Это как будто вас отгородили от волшебного места, где можно по-настоящему стать счастливым.
  • Ничто не заменит книгу. Книга даёт пищу воображению. Современные дети смотрят фильмы и телевизор, слушают радио, читают комиксы — всё это наверняка интересно, но к фантазии имеет мало отношения.

Книги Астрид Линдгрен



«Драма — это поэзия поведения, роман приключений — поэзия обстоятельств». К 170-летию со дня рождения Роберта Стивенсона (1850-1894).



Интересно, почему многие талантливые литературные произведения рождаются случайно, самым причудливым образом?

Вот и «Остров сокровищ» родился из игры, из смешных рассказиков, которые Стивенсон сочинял для своего пасынка Ллойда Осборна (ему и был посвящен бессмертный роман). Писатель собственноручно начертил карту придуманного им острова Сокровищ, которая и привела его к мысли о подлинном сокровище - написать «забавную историю для мальчиков о пиратах и сражениях».

Роман получился столь захватывающим и живым, образы пиратов капитана Флинта и Джона Сильвера столь запоминающимися, что вот уже почти полтора столетия книжка занимает почетное место в каждой, даже самой небольшой, домашней библиотеке и популярна у читателей всех возрастов.

Но ведь Роберт Льюис Стивенсон был не только талантливым романистом и новеллистом, но и поэтом прекрасным, вспомним хотя бы знаменитую шотландскую балладу «Вересковый мёд»:

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей...

И, хотя сам автор относился к собственному стихосложению как к дилетантству, два его поэтических сборника «Детский сад цветов» и «Подлесок» - настоящие образцы классической английской поэзии.

Стоит заметить, что современники Стивенсона его творчество не особенно признавали, зато в двадцатом веке писатель вознёсся на самый верх литературного Олимпа.

«Его творчество принадлежит к тому же разряду, что «Госпожа Бовари» или «Мертвые души», - написал о Стивенсоне Владимир Набоков. «Его книги - одна из величайших литературных радостей, которые я испытал», - признавался Хорхе Луис Борхес.

«Суди о прожитом дне не по урожаю, который ты собрал, а по тем семенам, что ты посеял», - такого жизненного кредо всегда придерживался великий романтик Роберт Льюис Стивенсон - его «посевы» горделиво проросли пышным цветом почти во всех литературных жанрах.

Мысли Роберта Льюиса Стивенсона:

  • Только начни повторять без конца одно и то же — люди чему угодно поверят.
  • Путь к переменам должен начаться в сердце.
  • Успех произведения зависит не только от того, кто его написал, но и, в неменьшей степени, от врожденного чутья того, кто его прочитал.
  • Мы идём по жизни, как наступающая армия по опустошенной территории: возраст, которого мы достигли, мы оставляем у себя в тылу без всякого прикрытия.
  • Тот, кто живёт в стеклянном доме, не должен бы бросаться камнями в других.
  • Сложность литературы не в том, чтобы писать, а в том, чтобы писать то, что думаешь.
  • Книги могут быть неплохи по-своему, но, тем не менее, это весьма бескровная замена жизни.

Сочинения Роберта Льюиса Стивенсона



«Я боюсь только одного – оказаться недостойным моих мучений». 11 ноября родился Фёдор Михайлович Достоевский, русский писатель, мыслитель, философ и публицист (1821-1881).



«Человек, приобщившийся к миру Достоевского, становится новым человеком, ему раскрываются иные измерения бытия».
(Николай Бердяев)


Его часто называли «психологом пера» за «слияние душ», тонкое сопереживание всем своим героям, именно всем, без деления на положительных и отрицательных, ибо каждый из них - Человек, божье создание. Достоевский не соглашался: «Меня зовут психологом. Неправда. Я лишь реалист в высшем смысле, — то есть изображаю все глубины души человеческой».

… Когда в конце декабря 1859 года Достоевский вернулся в Санкт-Петербург после каторги, его друзья выразили ему искреннее сочувствие: «Пять лет на каторге - с этими вшами, с этими каторжниками, заключенными, в этом унижении, в холоде, голоде с крысами! Как ты это все пережил, ты время потерял драгоценнейшее!» Ответ Фёдора Михайловича был таким: «Я только на каторге познал себя и Бога. И я теперь уверен, что сколько человеку в жизни надо счастья, в такой же мере ему надо и несчастья, потому что он и счастья-то своего не поймет».

Достоевский в полной мере, пройдя через множество испытаний, понимал цену простого человеческого счастья. Его произведения очень часто упрекают в чрезмерной запутанности и усложнённости, что мешает восприятию сюжета читателями, для сравнения подчеркивают ювелирную отточенность творений других, более благополучных в жизни писателей - Ивана Тургенева, например. Но вторая жена Достоевского, Анна Григорьевна Сниткина справедливо заметила: «редко кому приходит в голову припомнить и взвесить те обстоятельства, при которых жили и работали другие писатели, и при которых жил и работал мой муж».

И сегодня с равнодушием Достоевского читать невозможно. Мы спорим с великим романистом, расходимся и сходимся с ним во взглядах, но всегда чувствуем его острое неприятие несправедливости, отвратительно устроенного социального общества, а главное - страстную мечту о гармоническом, светлом будущем для каждого человека. «И в се¬годняшнем мире с его атомными бомбами, в мире, раздираемом расовыми проблемами и разгулом насилия, тревожный набат Достоевского гудит неумолчно, взывая к человечности, гуманизму» (Чингиз Айтматов).

Великие мысли великого писателя:

  • Писатель, произведения которого не имели успеха, легко становится желчным критиком: так слабое и безвкусное вино может стать превосходным уксусом.
  • Перестать читать книги — значит перестать мыслить
  • Ищите любви и копите любовь в сердцах ваших. Любовь столь всесильна, что перерождает и нас самих.
  • Человек, умеющий обнимать — хороший человек.
  • Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!
  • Друг мой, вспомни, что молчать хорошо, безопасно и красиво.
  • Любить человека — значит, видеть его таким, каким его замыслил Бог.
  • Знаете, я не понимаю, как можно проходить мимо дерева и не быть счастливым, что видишь его? Говорить с человеком и не быть счастливым, что любишь его!
  • Случается же так, что живешь, а не знаешь, что под боком там у тебя книжка есть, где вся-то жизнь твоя как по пальцам разложена.
  • Когда я вижу вокруг себя, как люди, не зная, куда девать свое свободное время, изыскивают самые жалкие занятия и развлечения, я разыскиваю книгу и говорю внутренне: этого одного довольно на целую жизнь.


Книги Фёдора Михайловича Достоевского



«У счастья нет завтрашнего дня, у него есть настоящее, — и то не день, а мгновение».
9 ноября – день рождения Ивана Тургенева (1818 – 1883).



«Знание русской жизни, и притом знание не книжное, а опытное, вынесенное из действительности, очищенное и осмысленное силою таланта и размышления, оказывается во всех произведениях Тургенева».
(Дмитрий Писарев)


Вспоминая русских писателей XIX века, каждый из нас в первой же тройке назовёт Ивана Сергеевича Тургенева. Потому что изучали его произведения в школе? Конечно, и это тоже, но ведь писатель, действительно, велик!

В своих романах Тургенев настойчиво пытался обозначить путь процветающей России, идеалистически видя этот путь в избавлении от лени, бескультурья, невежества русского народа. Зачем столь великая (и опасная!) миссия была нужна человеку, о котором Достоевский сказал - «поэт, талант, аристократ, красавец, богач, умен, образован...»? А Виссарион Белинский так вспоминал о своём лучшем друге: «Этот человек необыкновенно умный... Отрадно встретить человека, самобытное и характерное мнение которого, сшибаясь с твоим, извлекает искры».

Всеми силами своей души Тургенев ненавидел крепостное право, даже назвал свой самый известный сборник «Записки охотника» «Аннибаловой клятвой» - пообещал бороться с этим «злобным врагом» до конца жизни. А ведь «Записки...», действительно, стали одним из самых первых произведений русской литературы, в котором сурово и без прикрас обозначилась неприглядность российского крепостничества. Личным вмешательством Николая I сборник запретили издавать впоследствии, а цензора, допустившего «Записки охотника» в печать, жестоко наказали…

Прозой Тургенева восхищались, но, подчас, и жёстко критиковали, и всё же каждую новую публикацию писателя ждали с нетерпением. Его замечательная поэзия часто оказывалась в тени таланта Тургенева-прозаика, но заслуживает самого пристального внимания современных читателей: настолько она многогранна, проста и естественна, полна очарования и свежести.

Это ли не чудо:

Утро туманное, утро седое,
Нивы печальные, снегом покрытые,
Нехотя вспомнишь и время былое,
Вспомнишь и лица, давно позабытые.

Вспомнишь обильные страстные речи,
Взгляды, так жадно, так робко ловимые,
Первые встречи, последние встречи,
Тихого голоса звуки любимые.

Вспомнишь разлуку с улыбкою странной,
Многое вспомнишь родное далекое,
Слушая ропот колес непрестанный,
Глядя задумчиво в небо широкое…

В конце жизни в творчестве Тургенева проза и поэзия сливаются воедино. В эти годы он создает цикл лирических миниатюр – поэтических по духу и прозаических по форме стихотворений в прозе.

Читайте Тургенева, это и пища для ума, и отдохновение для души, и яркий луч, освещающий неровную дорогу жизни.

Иван Тургенев о самом главном:

  • Когда переведутся донкихоты, пускай закроется книга Истории. В ней нечего будет читать.
  • Жизнь только того не обманет, кто не размышляет о ней и, ничего от нее не требуя, принимает спокойно ее немногие дары и спокойно пользуется ими.
  • Кто пожил, да не сделался снисходительным к другим, тот сам не заслуживает снисхождения.
  • Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
  • Счастье — как здоровье: когда его не замечаешь, значит оно есть.
  • У счастья нет завтрашнего дня, у него нет и вчерашнего, оно не помнит прошедшего, не думает о будущем, у него есть настоящее, — и то не день, а мгновение.
  • Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома. Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!
  • Любовь, думал я, сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь.


Сочинения Ивана Сергеевича Тургенева



«Если это бремя досталось мне, значит, оно мне по плечу». 120 лет со дня рождения американской писательницы Маргарет Митчелл (1900-1949).



«Из наших природных страстей труднее всего, может быть, совладать с гордостью».

(Бенджамин Франклин)


1936 год… Никому доселе неизвестная домашняя хозяйка Маргарет Митчелл написала роман. Роман невероятного читательского притяжения, непонятно почему завоевавший сердца многомиллионной аудитории и... вызвавший бурю возмущения в среде «настоящих» литераторов. О чем этот роман, настоящая ли это литература? Профессиональные критики зачислили «Унесённые ветром» в ранг вульгарных творений, недостойных даже более глубокого анализа.

Герберт Уэллс, правда, выразил робкое несогласие с общим мнением: «Боюсь, что эта книга написана лучше, чем иная уважаемая классика», но его просто не услышали. Но как же он оказался прав! Ведь Герберт Уэллс, лучший предсказатель XX века, предвидел не только расщепление атома или грядущую глобализацию: роман получил Пулитцеровскую премию, выдержал более 70 изданий в США, переведён на 37 языков мира и назван «книгой века».

Как очень точно замечено в одном из предисловий к роману, «литература отличается от подделок, между прочим, и тем, что читатель чувствует себя в чужой душе, как в собственной». «Чужая душа» Скарлетт ОХара сделалась настолько близкой и понятной для всех читателей (а точнее - читательниц), что привело в замешательство ее родительницу Маргарет Митчелл: «Я старалась описать далеко не восхитительную женщину, о которой можно сказать мало хорошего, и я старалась выдержать ее характер. Я нахожу нелепым и смешным, что мисс ОХара стала чем-то вроде национальной героини, я думаю, что это очень скверно – для морального и умственного состояния нации, – если нация способна аплодировать и увлекаться женщиной, которая вела себя подобным образом...». Но джинн уже вылетел из бутылки, триумф напористой и не останавливающейся ни перед чем героини уже было не остановить! Правда, со временем автор смягчилась: «Я рада, что вам нравится Скарлетт и что вы считаете ее «решительной и достойной восхищения девушкой».

В чем парадокс непреходящей уже более 80-и лет любви и восхищения героиней романа? Наверное, в том, что в наших душах эта сильная маленькая женщина настойчиво продолжает взращивать ростки надежды и исподволь учит жить вопреки всему, даже когда привычный мир рушится и кажется, что все потеряно. Бороться за своё счастье и благополучие, никогда не сдаваться, а вечные проблемы - ну, что ж? «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра».

Строки из «книги века»:

  • Человек не может двигаться вперед, если душу его разъедает боль воспоминаний.
  • Столько есть всего, о чём надо подумать. Зачем забивать себе голову тем, чего уже не вернёшь, — надо думать о том, что ещё можно изменить.
  • Быть непохожей на других... это грех, который не прощает ни одно общество. Посмей быть непохожим на других – и тебя предадут анафеме!
  • Никто с таким жаром не доказывает свою правдивость, как лжец, свою храбрость – как трус, свою учтивость – как дурно воспитанный человек, свою незапятнанную честь – как подонок.
  • Никогда не упускайте случая испытать нечто новое. Это расширяет кругозор.
  • Жизнь не обязана давать нам то, чего мы ждём. Надо брать то, что она даёт, и быть благодарным уже за то, что это так, а не хуже.


Разные издания книги «Унесённые ветром»



Памяти Михаила Жванецкого (1934-2020).



Ушел из жизни Михаил Жванецкий. Теперь уже можно сказать - великий сатирик двух веков сразу, принятый и понятый двумя эпохами, мастер лаконичной и завершённой формы. Все, о чем он писал и рассказывал со сцены - наша жизнь, сложная, трагическая, смешная, дикая - всегда разная, но моментально узнаваемая. Конечно, не каждому хотелось увидеть в миниатюрах Жванецкого себя, но что делать, как говорится - кушайте на здоровье.

Аналогов его творчеству нет ни на сцене, ни в литературе, Жванецкий уникален, с потрясающей степенью откровенности он всегда давал нам надежду в жизни, говоря, что не все потеряно - в его произведениях нет безысходности и уныния, - «пусть лучше над тобою смеются, чем плачут». Михаил Жванецкий стал поистине народным писателем, этот непридуманный статус гораздо выше любых государственных почестей и наград. Его творчество останется с нами навсегда - на книжных полках, в записях концертов.

И в воспоминаниях...

Из книг, миниатюр и интервью Михаила Жванецкого:

  • В историю трудно войти, но легко вляпаться.
  • Жизнь человека — миг, но сколько неприятностей.
  • Что делает дурак: вместо теории относительности изучает национальность Эйнштейна…
  • Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
  • Мало знать себе цену – надо еще пользоваться спросом.
  • Чтобы спасти тонущего, недостаточно протянуть руку – надо, чтобы он в ответ подал свою.
  • Лучше промолчать и показаться дураком, нежели заговорить и не оставить на этот счет никаких сомнений.
  • Мыслить так трудно, – поэтому большинство людей судит.
  • Все люди братья, но не все по разуму.
  • Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один.
  • Идеалист – это тот, кто, заметив, что роза пахнет лучше капусты, заключает, что и суп из нее будет лучше...
  • О характере человека можно судить по тому, как он ведет себя с теми, кто ничем не может быть ему полезен, а также с теми, кто не может дать ему сдачи.
  • Чтение - единственный способ жить другой жизнью. Сейчас писатели пишут для режиссеров, они ставят, и, если получается хорошо, люди знакомятся с произведением.


Книги Михаила Жванецкого



«Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память». 3 ноября родился Самуил Яковлевич Маршак —поэт, драматург, переводчик, литературный критик (1887-1964).



Что мы вспомним навскидку из творчества Самуила Маршака? Наверняка - «Двенадцать месяцев», «Кошкин дом», «Теремок»; те, кто постарше, вероятно - «Мистер Твистер», «Умные вещи» и «Вот какой рассеянный». А ведь Маршак не сразу стал детским поэтом, в начале XX века Блок и Ахматова называли его «новым Пушкиным» и выделяли как одного из лучших тонких лирических поэтов.

Но он избрал иную литературную стезю: «Читатель мой особенного рода: умеет он под стол ходить пешком...», - кто знает, почему: может, это было единственной возможностью самореализоваться в сложнейшее цензурное время, а, может, просто из-за безграничной любви к детям?

Но Маршак нашёл другую возможность для «недетского» творчества - переводы. Блистательные, волшебные сонеты Шекспира в переложении Маршака известны каждому; за переводы стихов Роберта Бёрнса поэт стал почетным гражданином Шотландии, открыл для российских читателей Уильяма Блейка и Джона Китса - перечислять можно до бесконечности.

Из статьи Маршака: «Перевод стихов — высокое и трудное искусство. Я выдвинул бы два — на вид парадоксальных, но по существу верных — положения: Первое: Перевод стихов невозможен. Второе: Каждый раз это исключение». Конечно, невозможен, если не вложить в перевод собственный талант и собственную душу, не проникнуть изнутри в другую культуру. Почему многие переводы похожи на подробный рифмованный подстрочник, а от переводов Маршака, наверняка, пришли бы в восторг сами авторы:

Не соревнуюсь я с творцами од,
Которые раскрашенным богиням
Дарить способны звёздный небосвод
В убранстве утра бледно-ало-синем.

Маршак всегда говорил: «Переводя, смотрите не только в текст подлинника, но и в окно...». И вовсе не состояние природы имел он ввиду, никто не мог так прочувствовать время и создать его образный портрет, перенося стихи прошлых веков в век настоящий.

Творческая жизнь Маршака сложилась и состоялась: четыре Сталинские премии и одна Ленинская, огромные тиражи книг, статус классика. Зато в 90-е Маршака подвергли «чистке» - повесили ярлык труса и конформиста, из детских книг исчезли строчки о красных флажках и вождях революции. Время жестоко и неумолимо, но имеет одно важное свойство - расставлять в жизни все по своим местам.

А чистые строки Маршака по-прежнему с нами:

***
Все мне детство дарило,
Чем богат этот свет:
Ласку матери милой
И отцовский совет,

Ночь в серебряных звездах,
Летний день золотой
И живительный воздух
В сотни верст высотой.

***
Мы любим в детстве получать подарки,
А в зрелости мы учимся дарить,
Глазами детскими смотреть на праздник яркий
И больше слушать, меньше говорить.

***
Дорого вовремя время.
Времени много и мало.
Долгое время — не время,
Если оно миновало.

***
Вы, что умеете жить настоящим,
В смерть, как бессмертные дети, не верьте.
Миг этот будет всегда предстоящим -
Даже за час, за мгновенье до смерти.

***
Книги, как и люди, не переходят из класса в класс без экзамена. Даже самым знаменитым приходится держать экзамен у каждого нового поколения в каждой стране. И бывает, что книга, мирно и спокойно стоящая на полке, как-то незаметно теряет свою жизненность и остроту... но, к счастью, есть книги, не поддающиеся разоблачающему воздействию времени.

Книги Самуила Яковлевича Маршака



«В прекрасном – правда, в правде – красота...». 225 лет со дня рождения английского поэта Джона Китса (1795-1821).



Юного красавца Джона Китса на портретах почти всегда изображали несколько однообразно: задумчивый взор, устремлённый вдаль, рука под подбородком и обязательно книга: то ли читает, то ли сочиняет... И о чем он задумался?

Один из лучших английских поэтов-романтиков не прожил и 26 лет. «Несколько верных друзей, несколько прекрасных стихотворений, страстная любовь и ранняя смерть» - всего десятью словами обозначил его короткую жизнь один из биографов. Но что значит возраст для истинного поэта? Все свои лучшие творения Джон Китс написал, когда ему было 23 года.

Сегодня для любого англичанина Китс - имя близкое и родное, примерно, как для русского человека - Есенин, для шотландца - Роберт Бёрнс. Англичанин может не знать Шекспира, но пару строк из Китса процитирует всегда.

Китс, хотя и происходил из небогатой семьи, получил хорошее образование в закрытой школе, учился на врача. Но, какое там врачевание! Во время проведения важных операций, работая скальпелем, он сочинял стихи и витал в эмпиреях. Доходная медицина без боя уступила место «бездоходному бумагомаранию».

Но при жизни сочинитель не снискал лавров: из напечатанных трёх томов стихотворений продали всего 200 экземпляров. Журнальные критики не воспринимали его творения всерьёз, считая поэта необразованным выходцем из низов, который просто обязан знать своё, определенное ему, место в жизни.

Прошло совсем немного времени, и в викторианскую эпоху имя Китса стало одним из самых популярных среди всех поэтических имён Великобритании. А вот в Россию настоящий Китс пришёл только в ближе с середине 20 века, в переводах Маршака и Пастернака, поселившись с тех пор навсегда в сердцах истинных ценителей романтической поэзии.

Джон Китс в переводе Иосифа Бродского:

Как выколоть из глаз воспоминанья? –
Они мне болью застилают взгляд…
Терзают ли меня ещё страданья?
О нет! Теперь отчаянье – мой ад.

Отчаянье, - когда устав от пытки,
Ты смерти неизбежность сознаёшь,
И что напрасны все твои попытки, -
Как ни карабкайся, знай, упадёшь.

Тогда, не видя лучшего исхода,
Над бездною немного постояв,
Бросаешься с обрыва прямо в воду,
Последнюю надежду потеряв.

Так бросилась и я с горы мучений
На скалы безысходности немой,
Не выдержав жестокость промедлений,
Что в сотни раз страшней беды любой.

Теперь не так горьки мои страданья, -
Отчаянье смягчает их сейчас.
И до сих пор лишь боль воспоминанья
Мне не под силу выколоть из глаз…

Читаем стихи, поэмы и письма Джона Китса



«Схватить характер вещи — вот задача искусства». 30 октября – 165 лет со дня рождения русского писателя и историка искусств Петра Гнедича (1855-1925).



Как сказал один из современных издателей, «познакомившись с трудом П.П. Гнедича однажды, читатель навсегда останется инфицирован искусством». Какая замечательная «инфекция»! А поражает она ценителей искусства из-за необыкновенного мастерства автора - зная о предмете исследования все, он просто влюблён в его детали и рассказывает об этом с такой увлечённостью, что вот уже 135 лет у книги «История искусств с древнейших времён» нет равнодушных читателей.

Петр Петрович Гнедич - крайне разносторонняя творческая личность, автор очень многих работ по истории искусства, изданных в 1885 году и объединённых в книгу «История искусств с древнейших времен».

Это был первый отечественный труд русского автора в области истории искусств, до сих пор никем не превзойдённый ни по содержанию, ни по глубине исследований, ни по широчайшей доступности и популярности. И сегодня книга нисколько не устарела и по-прежнему привлекает читателя разнообразием сведений, остроумием и легкостью изложения материала, великолепными иллюстрациями, оставаясь одной из лучших энциклопедий архитектуры, скульптуры и живописи.

Из книги Петра Гнедича «История искусств с древнейших времён»:

  • Где же граница натуры, где та черта, перешагнув которую искусство сходит со своего пьедестала и обращается в протокол?..
  • Каждая вещь, каждое существо, каждый предмет имеет свою собственность, свой характер, свое самостоятельное «я», присущее только именно этому предмету. Это и есть сущность, мотив его существования. Уловить эту сущность — двумя-тремя штрихами выразить ее, схватить характер вещи — вот задача искусства.
  • Кроме природы, у артиста нет другого учителя.
  • Создатели были люди, чутко понявшие закон гармонии красоты и идеальной правды.
  • Красота, пропорция есть известный гармонический, чисто математического характера закон, от которого живому существу невозможно отделаться, до того понимание его инстинктивно.


Книги Петра Гнедича



«Пусть книги расскажут, какими мы были…». 29 октября - день рождения ВЛКСМ.



Так нам сердце велело,
Завещали друзья…
Комсомольское слово -
Комсомольское дело –
Комсомольская совесть моя!

(Лев Ошанин)


29 октября отмечается день рождения Всесоюзного Ленинского коммунистического союза молодежи. Сегодня не каждый вспомнит и расшифрует аббревиатуру ВЛКСМ - крупнейшей в мире организации молодых коммунистов.

27 сентября 1991 года XXII чрезвычайный съезд ВЛКСМ объявил, что историческая роль комсомола исчерпана и заявил о его самороспуске. Но объявить оказалось проще, чем забыть - забыть о первых рабфаковцах, великих молодежных стройках, о трёх тысячах комсомольцев- Героях Советского Союза, первых «тысячниках» - молодых рабочих, выполняющих нормы выработки на 1000 процентов. Какие бы испытания не выпадали на долю нашей страны, комсомол никогда не оставался в стороне: несколько поколений прошли эту школу, а это ни много ни мало - 160 миллионов человек!

Ушла и теряются понемногу в дымке времени события большой истории ВЛКСМ. Остались книги: «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Молодая гвардия» Александра Фадеева, «А зори здесь тихие» Бориса Васильева, «И это все о нем» Виля Липатова и многие-многие другие романы и повести. И ведь интересно: их до сих пор издают и читают! Наши продавцы провели небольшое исследование - а кто покупает книги о комсомольцах? Бабушки и дедушки, желающие вспомнить свою молодость, преподаватели, может быть, историки? Да, конечно, и они тоже, но такие книги можно увидеть в руках и совсем молодых ребят! Оказывается, им тоже интересно читать и о силе духа, и о борьбе, и о настоящих людях, отдающих жизнь за правду, верящих в светлое будущее всего человечества. Отсутствие подлинных идеалов - это же настоящая беда нашего времени. Стоит оглянуться вокруг - неужели прошло время героев, оборвалась связь поколений, ярких поступков, великих дел?

Лучшие книги о комсомоле и комсомольцах



«Каждую ночь я провожу чуть больше часа за книгой». Биллу Гейтсу - 65.



Один из самых всемирно известных книголюбов - основатель Microsoft Билл Гейтс читает не менее одной книги в неделю (когда только успевает?), с удовольствием делится мнением о прочитанном и даже даёт рекомендации своим подписчикам в сети - что просто почитать, какие книги обязательны для более глубокого изучения, чтобы добиться успехов в саморазвитии и образовании.

«Чтение книг – мой любимый способ изучить новую тему, – пишет Гейтс в своем блоге. – И даже когда мое расписание выходит из-под контроля и на меня наваливается куча дел, я уделяю много времени этому занятию». У него есть даже три непреложных принципа касательно чтения: делать пометки на полях, прочитывать книгу до конца (правда, основа этого - очень тщательный выбор текстов), уделять книгам не менее часа в день.

Чаще всего Гейтс рекомендует книги профессора Вацлава Смила, специалиста в области энергетики, экономики и истории - в его книгах даётся очень подробное объяснение, как энергия формировала наше общество на протяжении всей истории его развития. Энергетика и государственная политика - парадокс? Совсем нет.

Существует целая классификация книжных рекомендаций от Билла Гейтса, достаточно обширная, охватывающая множество областей науки, техники, истории, экономики, психологии (книги Вацлава Смила выделены в отдельный раздел!). И, естественно, хорошие подборки non-fiction литературы и беллетристики.

Многие книги являются бестселлерами и в России, вот совсем малая часть из огромного списка:

Гейтс подробно объясняет читателям, чем интересно то или иное издание, например, биография Леонардо да Винчи Уолтера Айзексона рекомендована потому, что автору лучше других исследователей удалось собрать воедино все фрагменты жизни великого художника и ученого. А вот книги о достижении успеха в бизнесе и цифровых технологиях Гейтс рекомендует очень нечасто.

Книг русских авторов в «великом книжном списке» не замечено. Интересно, читает ли предприниматель русских классиков?

Что почитать об истории успеха Билла Гейтса



«Силуэты лиц не имеют». 140 лет со дня рождения Андрея Белого (1880-1934).



Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) — крупнейший русский писатель-экспериментатор начала XX века, теоретик мистического символизма, создавший собственную науку о стихе и художественном образе. Какое парадоксальное сочетание философского и бытового, абстракции и реализма, воздушная поэтика, невероятные символы и образы:

Ты одинок. И правишь бег
Лишь ты один — могуч и молод —
В косматый дым, в атласный снег
Приять вершин священный холод.
В горах натянутый ручей
Своей струею серебристой
Поет — тебе: и ты — ничей —
На нас глядишь из тучи мглистой.

И какое трудное время ему досталось! Первая Мировая, поток революций, слом старого мира, невзгоды… Но Андрей Белый никогда не прекращал творить. Творчество поэта-символиста долго не признавалось в советской культуре, но, тем не менее, первой литературной премией в Советском Союзе, не подчинённой цензуре, стала учреждённая премия имени Андрея Белого.

Самый известный роман писателя, который необходимо прочесть каждому - «Петербург», который Владимир Набоков поставил в один ряд с «Улиссом» Джеймса Джойса.

Из сочинений Андрея Белого:

  • Петербургские улицы обладают несомненнейшим свойством: превращают в тени прохожих; тени же петербургские улицы превращают в людей.
  • ...Европа — «юнеет»: Европа — «мулатится», собираясь «онегриться»; пока ещё что только милые негритёнки — апаши шалят себе в древнем Париже; и то ли ещё мы увидим — в текущем столетии…
  • Петербургская улица осенью проницает весь организм: леденит костный мозг и щекочет дрогнувший позвоночник; но как скоро с нее попадешь ты в теплое помещение, петербургская улица в жилах течет лихорадкой.
  • Много есть на западе книг; много на Руси несказанных слов. Россия есть то, о что разбивается книга, распыляется знание, да и самая сжигается жизнь.
  • Жизнь в безвременье мчится
    пересохшим ключом:
    все земное нам снится
    утомительным сном.
  • Рыдай, буревая стихия,
    В столбах громового огня!
    Россия, Россия, Россия, —
    Безумствуй, сжигая меня!
    В твои роковые разрухи,
    В глухие твои глубины, —
    Струят крылорукие духи
    Свои светозарные сны.


Книги Андрея Белого



«Чтобы рисовать, ты должен закрыть глаза и петь». Ко дню рождения испанского художника Пабло Пикассо (1881-1973).



Слава Пикассо достойна Книги рекордов Гиннеса: в 2009 году журнал The Times назвал Пабло Пикассо лучшим художником за последние 100 лет, профессионалы живописи считают его работы самыми дорогими. И ещё один суперрекорд - самая длительная карьера художника: Пикассо творил на протяжении 80 лет, успешно опробуя разные течения и переходя от классицизма и натурализма к кубизму и сюрреализму.

Художественное наследие Пикассо составляет от 14 до 80 тысяч самых различных произведений искусства - картины, гравюры, скульптуры, керамика - продуктивный основатель современного авангарда заработал за свою жизнь более миллиарда долларов.

В Россию испанского художника «привёл» купец Сергей Щукин. В 1905 году они случайно познакомились на Монмартре, где юный Пикассо рисовал шаржи для заработка. Щукин купил две картины за огромные для нищего художника деньги - целых сто франков!

Неизвестно, сразу ли Щукин оценил талант Пикассо, или сначала просто хотел помочь начинающему живописцу, но картины его скупал регулярно, в итоге собрав пятьдесят одно полотно. Это самая большая коллекция работ Пабло Пикассо в мире, сегодня страстные полотна художника можно увидеть в Эрмитаже и Музее изобразительных искусств имени Пушкина.

Парадоксальные мысли Пабло Пикассо:

  • Бог - такой же художник, как другие художники.
  • Все пытаются понять живопись. Почему они не пытаются понять пение птиц?
  • Все, что ты можешь вообразить - реально.
  • Если хочешь сохранить глянец на крыльях бабочки, не касайся их руками.
  • Художник рисует не то, что видит, а то, что чувствует.
  • Искусство смывает пыль повседневности с души.
  • Каждый ребенок - художник. Трудность в том, чтобы остаться художником, выйдя из детского возраста.
  • Краски как черты лица,следуют за изменением эмоций.
  • Когда вдохновение приходит ко мне, оно застает меня за работой.
  • Кто видит человеческое лицо правильно: фотограф, зеркало или художник?
  • Начинающего художника понимают лишь несколько человек. Знаменитого - еще меньше.
  • Надо потратить много времени, чтобы стать наконец молодым.
  • Нам нужно рисовать то, что на лице, или что внутри его или за ним?
  • Некоторые художники изображают солнце желтым пятном, другие же превращают желтое пятно в солнце.
  • Почему две краски, расположенные рядом, поют? Может ли кто-то объяснить это? Нет. Поэтому никто никогда не сможет научить рисовать.
  • У юности нет возраста.
  • Художник- вместилище эмоций, которые приходят отовсюду: с небес, от земли, от шуршания бумаги, от мимолетных форм, от паутины.
  • Чтобы рисовать, ты должен закрыть глаза и петь.
  • Я отдыхаю, когда работаю, и устаю, когда бездельничаю или принимаю гостей.
  • Я всегда делаю то, что не умею. Иначе как я смогу научиться?
  • Я избражаю предметы так, как я думаю о них, а не так, какими я их вижу.


Книги о Пабло Пикассо



«В этом мире я только подкидыш». 24 октября – день рождения Венедикта Ерофеева (1938-1990).



Венедикт Ерофеев — весьма яркое и неоднозначное явление в русской прозе. С малопривлекательной внешней стороной своей часто беспутной жизни, он всегда оставался творческим человеком, тонко чувствующим людей Художником. Своё бессмертное произведение «Москва-Петушки» он, как и Гоголь «Мертвые души», тоже назвал поэмой, создал собственную вселенную, в центре которой «человек как место встречи всех планов бытия». Эту философскую притчу впервые напечатал журнал «Трезвость и культура» в 1988 году, спустя 18 лет после ее написания автором. Но эти 18 лет поэма не лежала «под сукном», она жила своей жизнью: сперва ее прочитала «вся Москва», потом провинция, потом – весь мир. Ее герой Веничка стал поистине народным, а автор – классиком русской литературы. Книгу критики окрестили постмодернистской поэмой в прозе, а вот для советской интеллигенции она стала воистину культовой, ее истово изучали, повторяя про себя ерофеевские «перлы», восхищаясь образностью языка и парадоксальностью мысли «доброго человека с чистым сердцем».

«Веня наплодил уйму легенд, «дез» и апокрифов о себе, пестовал их и множил. Не завидую тем, кто возьмется за подлинное, немифологизированное жизнеописание Венедикта Васильевича Ерофеева. Отделить истинность от театрализации жизни непросто. Каков он настоящий, видимо, до конца не знает никто». – написал о Ерофееве Анатолий Иванов.

Светлые мысли Венички Ерофеева:

  • Надо чтить, повторяю, потемки чужой души, надо смотреть в них, пусть даже там и нет ничего, пусть там дрянь одна - все равно: смотри и чти, смотри и не плюй...
  • "Человек не должен быть одинок" - таково мое мнение. Человек должен отдавать себя людям, даже если его и брать не хотят.
  • Мое завтра светло. Да. Наше завтра светлее, чем наше вчера и наше сегодня. Но кто поручится, что наше послезавтра не будет хуже нашего позавчера?
  • Надо привыкнуть смело, в глаза людям, говорить о своих достоинствах. Кому же, как не нам самим, знать, до какой степени мы хороши?
  • Я все могу понять, если захочу простить… У меня душа, как у троянского коня пузо, многое вместит. Я все прощу, если захочу понять.
  • Не всякая простота - святая. И не всякая комедия - божественная...


Книги Венедикта Ерофеева



Вечная детская классика. 100 лет со дня рождения детского писателя Джанни Родари (1920-1980).



Джанни Родари был очень счастливым человеком, поскольку всю жизнь занимался любимым делом: дарил детям всего мира радость, учил верить в чудеса, познавать окружающий мир и преобразовывать его, делая светлее и чище.

У писателя удивительная литературная судьба: широкую известность он приобрел сперва в СССР и странах соцлагеря, а уже потом – на Родине, в Италии. В этом нет ничего удивительного: Родари – убежденный коммунист, с 1948 года – журналист партийной газеты «Унита» («Единство»), редактор детского журнала «Пионер».

В 1967 году Родари признан лучшим писателем Италии, затем почти сразу получает высочайшую награду в детской литературе — премию Ганса Христиана Андерсена. Как детский писатель он приобрел всемирную известность, но, удивительное дело, – на английском языке книг Родари днем с огнем не найти.

Если бы Родари написал только одного «Чиполлино», то всемирная литературная слава была бы ему уже обеспечена. Одна из самых главных сказок, которую знают все дети России; ее героев назовут сразу же: Чиполлино, кум Тыква, Синьор Помидор, графини Вишни, принц Лимон… Почему эта сказка, написанная в далеком 1951 году, до сих пор актуальна?

Многие книги, которые родители читают детям, и детскими-то назвать сложно, столько в них жизненной мудрости, философских размышлений и вполне взрослых выводов. Вспомните хотя бы «Маленького принца» Экзюпери, «Винни-Пуха» Милна, «Алису» Льюиса Кэррола. И поставьте рядом все-все-все произведения Джанни Родари – не стоит ли их почитать умным взрослым людям?

Из книг Джанни Родари:

  • Когда у тебя большое горе, мелких неприятностей уже не замечаешь.
  • Принц устроил большой праздник. — Моим подданным необходимы развлечения, — решил принц Лимон, — тогда им некогда будет думать о своих бедах и нуждах.
  • Нет на свете счастливее старика, который может хоть что-нибудь подарить ребенку.
  • Дети любят решать задачи, которые им не по плечу. Для них это единственная возможность расти.
  • Думать — это тоже полезное дело. Может быть, даже самое полезное из всех других. По-моему, каждый человек должен полчаса в день думать. Это можно делать всюду — сидя за столом, гуляя по лесу, в одиночестве или в компании.
  • Он хотел выдать себя за хитреца, хотел скрыть свое доброе сердце. Кто знает, почему люди с добрым сердцем всегда стараются скрыть это от других?
  • Детям необходимы порядок и успокоение, мир не должен слишком часто сходить с рельсов, на которые ребенок с таким трудом его водружает.
  • Некоторые сокровища открываются только тем людям, которые первыми проходят по нехоженым путям.
  • Какой толк плакать, если этого все равно никто не видит?
  • Слеза капризного ребенка весит меньше ветра. Слеза голодного мальчика — тяжелее всей Земли!
  • Надо верить, что на свете нет ничего невозможного, и никогда не следует терять надежду на осуществление своей мечты.


Книги Джанни Родари



«Если человек не потерял способности ждать счастья — он счастлив». К 150-летию со дня рождения русского писателя и поэта Ивана Бунина (1870-1953).



29 ноября 1933 читатели «Литературной газеты» обнаружили в свежем номере заметку «И.Бунин — нобелевский лауреат». Автор статьи сообщал, что «в противовес кандидатуре Горького белогвардейский Олимп выдвинул и всячески отстаивал кандидатуру матёрого волка контрреволюции Бунина, чьё творчество, насыщенное мотивами смерти, распада, обречённости в обстановке катастрофического мирового кризиса, пришлось, очевидно, ко двору шведских академических старцев».

Сам же «белогвардеец Бунин» в предусмотренной протоколом премии речи сказал: «Впервые со времени учреждения Нобелевской премии вы присудили её изгнаннику. Господа члены Академии, позвольте мне, оставив в стороне меня лично и мои произведения, сказать вам, сколь прекрасен ваш жест сам по себе. В мире должны существовать области полнейшей независимости. Несомненно, вокруг этого стола находятся представители всяческих мнений, всяческих философских и религиозных верований. Но есть нечто незыблемое, всех нас объединяющее: свобода мысли и совести, то, чему мы обязаны цивилизацией. Для писателя эта свобода необходима особенно, — она для него догмат, аксиома».

Ювелир слова и прозаик-живописец Иван Алексеевич Бунин заслуженно стал первым русским нобелевским лауреатом, какие бы разноречивые мнения не высказывались, да и сейчас высказываются время от времени. Например, Дмитрий Быков убежден, что «Максим Горький, несомненно, был наиболее достоин премии, об этом писала даже Марина Цветаева, не любившая Горького», но заметившая, что «Горький — эпоха, а Бунин — конец эпохи».

Проживающий в крайней бедности Бунин часть полагающейся ему премии раздал нуждающимся писателям-эмигрантам. Вот такой «конец эпохи»…

В его произведениях – осязаемое родство с печальными и светлыми полотнами Михаила Врубеля и Виктора Васнецова, а, прежде всего, неиссякаемая любовь как свойство человеческой души и самого человеческого существования. Бунин очень бережно перенес традиции русской литературы девятнадцатого века в век двадцатый, где они с великим трудом приживались в горнилах бушующих войн и сметающих все на своем пути революций. Поэтому нет ничего удивительного, что писатель заработал ярлык «старомодного пейзажиста». Зато, по словам Максимилиана Волошина, с точки зрения живописи его поэтические «полотна» достигли «конечных точек совершенства».

О своем писательском ремесле сам Бунин говорил, что, начиная писать о чём бы то ни было, прежде всего, он должен «найти звук»: «Как скоро я его нашёл, всё остальное даётся само собой...». Непревзойденное звучание прозы и поэзии Бунина навечно вернулось в Россию, и его творчество по праву вознесено на самую высшую точку литературного олимпа.

Из сочинений И.А.Бунина:

  • Всякая любовь — счастье, даже если она не разделена.
  • Я изнемогаю от того, что на мир я смотрю только своими глазами и никак не могу взглянуть на него как-нибудь иначе.
  • Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать…
  • Какая радость — существовать! Только видеть, хотя бы видеть лишь один этот дым и этот свет. Если бы у меня не было рук и ног и я бы только мог сидеть на лавочке и смотреть на заходящее солнце, то я был бы счастлив этим. Одно нужно только — видеть и дышать.
  • Революции не делаются в белых перчатках…» Что ж возмущаться, что контрреволюции делаются в ежовых рукавицах?“
  • Человеческое счастье в том, чтобы ничего не желать для себя. Душа успокаивается и начинает находить хорошее там, где совсем этого не ожидала.“
  • Какая мука наше писательское ремесло… А какая мука найти звук, мелодию рассказа — звук, который определяет всё последующее!
  • Мир — бездна бездн. И каждый атом в нем
    Проникнут Богом — жизнью, красотою.
    Живя и умирая, мы живем
    Единою, всемирною Душою.
  • Позабыв про горе и страданья,
    Верю я, что кроме суеты,
    На Земле есть мир очарованья,
    Чудный мир любви и красоты!


Книги Ивана Бунина



«Я не волшебник. Я только учусь. Но ради тех, кого люблю, я способен на любые чудеса». 21 октября родился российский писатель-сказочник, драматург и сценарист Евгений Шварц (1896 - 1958).



Кто написал «Золушку» или «Снежную королеву» мы отлично знаем: конечно же, Шарль Перро и Ганс-Христиан Андерсен. Но, постойте, откуда в 17 веке взялись такие заявления: «Эх, жалко - королевство маловато, разгуляться негде! Ну ничего! Я поссорюсь с соседями!». Мы ведь давно уже перестали отделять традиционный сказочный сюжет от ироничного повествования Евгения Шварца. В самую незамысловатую сказку Шварц мастерски вплетал глубокую философскую притчу и целое море неразрешимых вопросов о противостоянии добра и зла, о верности и предательстве, храбрости и трусливой сущности отдельных «героев».

Евгений Шварц - известнейший драматург, сценарист, написавший сценарии известных каждому (и это не преувеличение!) фильмов «Золушка», «Марья-искусница», «Снежная королева», «Доктор Айболит». С детства мы знакомы со сказками «Рассеянный волшебник», «Сказка о потерянном времени», «Два брата», «Новые приключения Кота в сапогах» - все они тоже воплощены на экране и не менее восхитительны, чем первоисточник.

При своей жизни Евгению Львовичу очень редко удавалось видеть свои драматические произведения на сцене. Ещё бы: вроде бы вполне безобидные сказочные сюжеты, но что-то в них такое проскальзывало: «С тех пор как его величество объявил, что наша нация есть высшая в мире, нам приказано начисто забыть иностранные языки» - это вообще о ком, что за намеки? Пьесу «Голый король» при жизни автора так ни разу и не поставили, «Тень» запретили через два месяца, а удивительная пьеса «Дракон» закончилась показом всего двух спектаклей: «О славный наш освободитель! Ровно год назад окаянный, антипатичный, нечуткий, противный сукин сын дракон был уничтожен вами». Подозрительно что-то, не нужно нам таких постановок!

Зато сегодня сказки и пьесы Шварца заслуженно попали в золотой фонд отечественной литературы: даже сейчас в них мы узнаём себя, своё непростое время; но, читая их, неизменно верим в обыкновенно чудо и неизбежное добро. Как же это трудно, а без сказок Шварца, наверное, и вообще невозможно сохранить свою «легкую душу». Но они с нами – навсегда.

Из книг Евгения Шварца:

  • Первый признак талантливого человека: он радуется чужому успеху. Он понимает, что каждая удача не отнимает, а дарит.
  • Очень вредно не ездить на бал, когда ты этого заслуживаешь.
  • Именно свои влюбленным кажутся особенно чужими.
  • В каждом человеке есть что-то живое. Надо его за живое задеть — и все тут.
  • Сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь.
  • Сытость в острой форме внезапно овладевает даже достойными людьми. Человек честным путем заработал много денег. И вдруг у него появляется зловещий симптом: особый, беспокойный, голодный взгляд обеспеченного человека. Тут ему и конец. Отныне он бесплоден, слеп и жесток.
  • И в трагических концах есть свое величие. Они заставляют задуматься оставшихся в живых.
  • Любите, любите друг друга, да и всех нас заодно, не остывайте, не отступайте — и вы будете так счастливы, что это просто чудо!


Книги Евгения Шварца



«Я не хочу быть понятным, я хочу быть понятым». К юбилею Никиты Сергеевича Михалкова (род.1945)



Никита Сергеевич Михалков - легендарная личность нашего времени: режиссер, актер, сценарист и продюсер, крупный общественный деятель. Во всех ипостасях - неповторим и исключительно талантлив.

Ни одна из его работ не проходит незамеченной: долго обсуждается критиками, зрителями и... читателями. Да, Михалков ещё и книги пишет, тоже яркие и запоминающиеся. Неважно, что это: автобиографии «Публичное одиночество» и «Территория моей любви» или размышления о России и русском мире в книге «Бесогон» - везде автор предельно открыт и честен. Настоящего читателя не обманешь - лукавство и заигрывание он сразу почувствует и накажет автора непрочтением. Книги Михалкова востребованы: выдерживая по несколько изданий, на полках никогда не залёживаются. А сам Михалков себя писателем категорически не считает, поскольку уверен что такое звание «может носить не тот, кто выпускает книги, а тот, кто делает «настоящее». «Настоящее искусство – это то, что хочется услышать, увидеть или прочесть ещё раз».

В одном из интервью Никита Сергеевич заметил, что выпускаемые сегодня в большом количестве мемуары - лишь способ подогреть интерес к собственной личности, авторы просто обнажаются перед читателем, «вываливая в открытое пространство абсолютно всё». Михалкову ближе великий Чехов, который был уверен, что «огромная пошлость – обнажать тайные движения души. Публичное обнажение самого сокровенного оборачивается огромным опустошением, выкачивает внутреннюю, душевную суть. Внутренняя жизнь должна быть питательным полем, скрытой субстанцией, которая принадлежит только тебе и Богу». Поэтому Никита Михалков всегда рассказывает нам «обо всём публичном, но далеко не обо всём личном».

Дорогой Никита Сергеевич! Здоровья Вам и долгих творческих лет! Ждём новых интересных фильмов и книг!

Михалков о жизни и о себе:

  • Гармония - это когда то, что хочешь, совпадает с тем, что можешь.
  • Никогда не суди о своей жизни по жизни тех, кто живёт лучше тебя. Суди по жизни тех, кто живёт хуже... их всегда больше, и у тебя отпадут проблемы.
  • Писать роман или картину можно «в стол», но кино «для себя» — вещь, может быть, и заманчивая, но малоперспективная.
  • Очень просто быть лучше другого, и очень трудно — лучше себя самого.
  • Человек должен быть готов к тому кресту, который он на себя взвалил. Мне очень точно мама говорила: бойся тех, для кого власть - это места. А иди за теми, для кого власть — это крест.
  • Кто верит в случай, тот не верит в Бога.
  • Если слава тебя меняет, значит, идёт не впрок, мешает и разрушает как личность.


Книги Никиты Сергеевича Михалкова



19 октября родился Александр Галич, поэт, сценарист, драматург, прозаик, автор и исполнитель собственных песен (1918-1977).



«Стихи Александра Галича оказались счастливее его самого: они легально вернулись на родину.
Да будет благословенна память об этом удивительном поэте, изгнаннике и страдальце».
(Булат Окуджава)


Александр Галич — это целая эпоха, эпоха свободы и ярких молодых глаз, с надеждой смотрящих в будущее… Предвидя перемены, поэт стал настоящим мессией для молодежи, а его стихи – учебником жизни для нескольких поколений.

В 1946 году Александр Гинзбург впервые под псевдонимом «Галич», написал в соавторстве с драматургом Константином Исаевым пьесу «Вас вызывает Таймыр». Наверное, помните одноименный фильм, его часто повторяют по телевидению – пьеса ставилась во многих театрах по всей стране и даже за границей. Ростислав Плятт писал в те годы, что «зритель жаждет смешного в искусстве во всех его видах — от беззлобного юмора и до самого резкого сатирического обличения». Галич очень много и продуктивно работал, но сквозь частое сито цензуры проходили крохи: пьесы часто возвращали с требованием переписать «в соответствии с требованиями эпохи». Автор пытался «соответствовать» – по его сценариям сняли фильм «Верные друзья» (седьмое место в прокате 1954 года), задушевную военную драму «На семи ветрах», картину «Сердце бьется вновь».

Какой всесоюзный успех! Галич становится настоящим классиком. Зазвучали литавры: в 1955 году Галич был принят в Союз писателей, в 1958-м – в Союз кинематографистов. Он вполне мог вписаться в общий поток, всего его работы отличались замечательным качеством, но…

В том же 1958-м молодые никому неизвестные мхатовские студийцы Евгений Евстигнеев, Олег Ефремов, Олег Табаков, Игорь Кваша начали репетировать трагическую пьесу Галича «Матросская тишина», желая открыть этой постановкой новый театр. Пьесу «закрыли» прямо перед премьерой, опять же по цензурным соображениям.

«В общем, я понял, что так дело не пойдет и что ничего в драматургии по-настоящему я сделать не смогу. И я решил, что надо поискать… И тогда я просто вернулся к стихам, которые я писал в детстве и в юности, потом на долгие годы перестал их писать» – и он, действительно, вернулся к поэзии, проблемной, с темами репрессий, войны, смены поколений; поднимал и еврейский вопрос. Стоит ли удивляться, что «открытой аудитории» Галич не получил, исполняя свои сочинения под гитару на подпольных квартирниках.

…Самый громкий скандал прозвучал в 1968 году на фестивале бардовской песни в Новосибирске, где поэт исполнил песни «Памяти Пастернака», «Промолчи». После этого Галича «вычеркнули» и с подмостков, и с экранов, исключив из Союза писателей, затем — из Союза кинематографистов, фактически лишив средств к существованию.

В 1974 году – эмиграция. В 1977 – смерть. Галич и свое посмертное звучание предсказал:

Под утро, когда устанут
Влюбленность, и грусть, и зависть,
И гости опохмелятся
И выпьют воды со льдом,
Скажет хозяйка: - Хотите
Послушать старую запись? -
И мой глуховатый голос
Войдет в незнакомый дом.
И гость какой-нибудь скажет:
— От шуточек этих зябко,
И автор напрасно думает,
Что сам ему черт не брат!
— Ну, что вы, Иван Петрович, —
Ответит ему хозяйка, —
Боятся автору нечего,
Он умер лет сто назад…

Книги Александра Галича



«Человеку всегда хочется поделиться тайной. И чем тайна удивительнее и заветней, тем больше хочется её рассказать».
18 октября родился русский советский писатель-фантаст, драматург, сценарист и литературовед, историк и востоковед Кир Булычев (1934-2003).



Немногие читатели знают, что Кир Булычёв – это литературный псевдоним доктора исторических наук Игоря Всеволодовича Можейко. Будущий учёный с детства увлекался фантастикой и приключениями, зачитываясь произведениями Александра Беляева, Луи Буссенара, Пьера Бенуа и Ивана Ефремова.

Первые фантастические рассказы он написал в свободное от науки время еще в 60-х годах для своей маленькой дочери Алисы, - даже не написал, а просто записал те истории, которые экспромтом сочинял дочке перед сном, чтобы она поскорее засыпала.

Булычев почти 40 лет сочинял все новые и новые приключения Алисы, которую полюбили все без исключения дети уже не одного поколения. Надо сказать, что Игорю Можейко долго приходилось скрываться под псевдонимом, чтобы не попасться на таком «неподобающем» занятии, как сочинение фантастики. Существует легенда, что в институте Востоковедения, где он трудился, узнавание все же произошло благодаря обычному доносительству - тогдашнему руководителю института Евгению Примакову обо всем сообщили «добрые люди»:

- С работой справляется? - спросил Евгений Максимович.
- Справляется, - ответили ему.
- Ну, и пусть занимается, - вынес свой вердикт Евгений Максимович.

В общем, Кир Булычев легализовался. Но и под своим настоящим именем учёный написал несколько сотен научных работ по истории, востоковедению и литературоведению. Как переводчик он познакомил советских читателей с произведениями выдающихся зарубежных авторов, таких как Айзек Азимов, Хорхе Луис Борхес, Грэм Грин, Артур Кларк, Жорж Сименон и многих- многих других.

Ну, и конечно же, Кир Булычёв написал более 80 фантастических произведений для детей, хотя рассказы и повести об Алисе Селезневой - настоящая вершина его творчества!

Еще в 1977 году повесть о любознательной школьнице из 21 века «Сто лет тому вперед» экранизировали под названием «Гостья из будущего» - один из самых популярных детских фильмов и сегодня собирает у экрана детей всех возрастов, любящих приключения.

Кир Булычев создал прекрасный светлый фантастический мир, интересный и без космических сражений, так популярных сейчас. Ведь мир настоящего человека намного безбрежней и увлекательней, не правда ли?

Из книг Кира Булычева:

  • Если человека не знаешь, по голосу его возраст угадать трудно. Голоса часто старятся раньше владельцев. Или долго остаются молодыми.
  • Большинство моих знакомых интеллигенты, и поэтому они ни черта не понимают в жизни.
  • Человека надо принимать таким, какой он есть. Иначе растеряешь друзей.
  • Как и положено в интеллигентных спорах в нашей стране, до истины никто еще ни разу не докопался, ибо суть российского спора состоит не в достижении истины, а в доказательстве своей правоты.
  • Ждать всегда плохо, особенно когда не знаешь, чем кончится ожидание, но почему-то мы всегда чего-то ждем. Даже жить некогда.
  • Где появляется человек, природа превращается в окружающую среду.


Книги Кира Булычева



«Книги, которые называют аморальными, — это книги, которые демонстрируют миру его позор». Ко дню рождения английского писателя Оскара Уайльда (1854-1900).



«Трудно представить себе мир без Уайльдовских фраз».
(Хорхе Луис Борхес)


«Портрет Дориана Грея». Вы никогда не задумывались, насколько современен единственный роман непревзойденного Оскара Уайльда?

Скандальная книга мастера, написанная в 1890 году, не стареет и неподвластна течению времени, почти как ее герой. Какая актуальная и притягательная сегодня тема - вечная красота и молодость! Чем только не пожертвовали бы некоторые известные нам персоны, чтобы сохранить юность и свежесть. И ничего, что служение культу вечной молодости ведёт к потере собственной личности - да разве это важно для многих? Но почему тонкий эстет и чувствительный романтик Грей, в котором изначально заложено доброе и светлое начало, становится хладнокровным преступником? Маска молодости жестока...

«Принц Парадокс» - таким титулом наградили Уайльда современные ему читатели - написал роман всего за три недели, вызвав огромный скандал в обществе. В чем только не обвиняли автора: в оскорблении общественной морали, претенциозности и развращенности.

А ведь явных грехов за новым Фаустом - Дорианом Греем почти нет, лишь в конце романа он пускается во все тяжкие, вплоть до убийства. «Каждый человек видит в Дориане Грее свои собственные грехи. В чём состоят грехи Дориана Грея, не знает никто. Тот, кто находит их, привнёс их сам», - писал Оскар Уайльд своему редактору.

По мнению Ф. С. Фицджеральда, «Портрет Дориана Грея» «в общем-то, лишь несколько возвышенная сказка, которая полезна подросткам лет семнадцати, потому что побуждает их кое о чём серьёзно подумать». Так ли это? Почему так магнетически притягателен исполненный противоречий роман для читателей любого возраста?

«Уайльд был, как он сам утверждал, "символом искусства и культуры своего века". Охватывая как видимый, так и невидимый мир, он покорял их оба своими необычайными суждениями. Он не из тех писателей, что теряют значимость в новом веке. Уайльд один из нас. Его остроумие - обновляющее вещество, столь же действенное ныне, как и столетие назад».(Ричард Эллман)

Что говорили герои романа «Портрет Дориана Грея»:

  • Когда мы счастливы, мы всегда добры; но когда мы добры, мы не всегда счастливы.
  • Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.
  • Каждый из нас носит в себе и ад, и небо.
  • Мы живем в такое время, когда абсолютно бесполезные вещи являются единственно необходимыми.
  • Порок всегда накладывает свою печать на лицо человека. Его не скроешь.
  • Ты любишь всех, а любить всех – значит не любить никого. Тебе все одинаково безразличны.
  • А улыбался он потому, что молодость весела без причин, — в этом ее главное очарование.
  • Трагедия старости не в том, что человек стареет, а в том, что он душой остается молодым.
  • О любви писать выгодно, на нее большой спрос. В наше время разбитое сердце выдерживает множество изданий.
  • Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и всё.


Книги Оскара Уайльда



«Я рожден, чтоб целый мир был зритель торжества иль гибели моей...». 15 октября родился русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов (1814-1841).



Как его только не называют наши современники: и «соседом по Олимпу» рядом с Пушкиным, и второй по значимости поэтической величиной – и опять после Пушкина… После?

Начало 1837 года – убит Пушкин. Листочки со стихотворением 22-летнего Михаила Лермонтова «На смерть поэта» десятками тысяч расходились по рукам, производя в обществе настоящую бурю, стихотворение учили наизусть и пересказывали ближним. Молодой гусар, изливший «горечь сердечную на бумагу», жестоко поплатился за свой триумф – арест, суд, ссылка на Кавказ…

«Какие силы были у этого человека… Каждое его слово было словом человека власть имеющего… Вот в ком было это вечное, сильное искание истины. Если бы этот мальчик остался жив, не нужны были бы ни я, ни Достоевский…» — так откровенно сказал о Лермонтове Лев Толстой.

Ему было всего двадцать шесть, когда он был убит у подножия горы Машук – не прославленный пока великий русский поэт и национальный гений Михаил Юрьевич Лермонтов.

Он ведь совсем мало печатался при жизни, был очень строг и придирчив к каждому слову, каждой строфе – десять лет ушло на составление небольшого сборника стихов. Такая короткая жизнь, но все же он успел стать и поэтом, и прозаиком, и драматургом, и художником.

Александр Блок, составляя рецензию на книгу о жизни и творчестве Лермонтова, сочувствуя автору, сетовал: «Почвы для исследования Лермонтова нет - биография нищенская. Остаётся "провидеть" Лермонтова». Да, биографию поэта можно кратко изложить всего на одной страничке, но его творчество предоставляет огромный простор для исследования личности Михаила Лермонтова – настолько просты и возвышенны его стихи, тонко обрисованы характеры героев, естественны и оригинальны живописные полотна.

Литературный критик Иван Панаев заметил наиболее точно: «Как писатель он поражает прежде всего умом смелым, тонким и пытливым... Он дал нам такие произведения, которые обнаруживали в нем громадные задатки для будущего. Он не мог обмануть надежд, возбужденных им. И, если бы не смерть, так рано прекратившая его деятельность, он, может быть, занял бы первое место в истории русской литературы».

Нам остается только, затаив дух, восхищаться его ранним гением: не каждому дано даже в более солидном возрасте прочувствовать и отразить насущные потребности духовной жизни общества, стать символом своего времени.

Из сочинений Михаила Лермонтова:

Я молод; но кипят на сердце звуки,
И Байрона достигнуть я б хотел:
У нас одна душа, одни и те же муки; -
О если б одинаков был удел!..

***

Никакая книга не может выучить быть счастливым. О, если б счастие была наука! дело другое!

***

Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно… потому что весело тебе.

***

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье — все готовы:
Никто не хочет грусть делить.

***

Когда судьба тебя захочет обмануть
И мир печалить сердце станет —
Ты не забудь на этот лист взглянуть
И думай: тот, чья ныне страждет грудь,

Не опечалит, не обманет. ***

Язык и золото — вот наш кинжал и яд.

***

Я стал читать, учиться — науки также надоели; я видел, что ни слава, ни счастье от них не зависят нисколько, потому что самые счастливые люди — невежды, а слава — удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким.

***

Уважение имеет границы, а любовь — никаких.

***

В толпе друг друга мы узнали
Сошлись и разойдемся вновь.
Была без радости любовь,
Разлука будет без печали.

***

Легко народом править, если он
Одною общей страстью увлечен.
***

И плоды любви нужно выращивать.
***

А что такое счастье? Насыщенная гордость.

Книги Михаила Лермонтова



«Голова моя — темный фонарь с перебитыми стеклами...». К 140-летию со дня рождения Саши Черного, поэта Серебряного века, прозаика, сатирика, журналиста (1880-1932).



В конце 1905 года весьма вольнолюбивый сатирический журнал «Зритель» опубликовал стихотворение «Чепуха», подписанное никому не известным автором Сашей Чёрным. Язвительный «Саша» прошелся рифмой по известным в России личностям: в стихотворение попали министр внутренних дел Петр Дурново, генерал Николай Линевич, председатель Совета министров Сергей Витте, губернатор Петербурга Трепов и другие важные чиновники. Цензура в то время не дремала: весь тираж был изъят, а журнал прекратил свое существование.

Трепов — мягче сатаны,
Дурново — с талантом,
Нам свободы не нужны,
А рейтузы с кантом.
Витте родиной живет
И себя не любит.
Вся страна с надеждой ждет,
Кто ее погубит…

Но сатирика было уже не остановить: год спустя по тем же причинам изъяли из распространения первый сборник произведений Чёрного — «Разные мотивы», содержащего сатирические стихи и гражданскую лирику, а автору пришлось уехать в Германию, чтобы избежать возможного ареста.

Звездным часом Саши Черного стали публикации в журнале «Сатирикон», где его имя стояло рядом с именами Аркадия Аверченко и Надежды Тэффи. Но вот удивительно: невзирая на истинно народную популярность, поэт, по воспоминаниям Корнея Чуковского, «казалось, очутился среди этих людей поневоле и был бы рад уйти от них подальше. Он не участвовал в их шумных разговорах и, когда они шутили, не смеялся. Он чувствовал себя в «Сатириконе» чужаком и, помню, не раз говорил, что хочет уйти из журнала». На гребне своей популярности он и ушел…

Воевал добровольцем на фронтах Первой мировой, ничего не писал, только в 1922 году, уже в эмиграции, появился сборник стихов с циклом «Война». Саша Черный очень любил писать для детей: «Хотелось бы все-таки для детей еще что-нибудь состряпать: они тут совсем отвыкают от русского языка, детских книг мало, а для них писать еще и можно и нужно». Детских стихов он написал великое множество: «Дневник фокса Микки», «Несерьёзные рассказы», «Кошачья санатория», «Библейские сказки». Собачьи мемуары быстро стали классикой жанра, приобрели любовь не только детишек, но и взрослых читателей: как было не восхищаться наблюдениями милейшего, наивного и незадачливого Микки, рассказывающего о своей жизни и жизни людей?

Саша Черный и сегодня остается одним из самых известных детских писателей, - так ярко чувствовал он ребячий характер, всегда находя верный тон и интонацию в общении с маленьким читателем. Александр Куприн в своих воспоминаниях заметил: «Саша Черный – один. И в этом-то заключается прелесть его оригинальной личности и поклонникам-друзьям действительно дорого свободное, меткое и красивое слово, облекающее в причудливые, капризные, прелестные, сжатые формы – и гнев, и скорбь, и задумчивую печаль, и глубокую нежность, и своеобразное, какое-то интимное безыскусственное языческое понимание чудес природы: детей, зверей, цветов».

Из сочинений Саши Чёрного:

Никогда не обижай живое существо, пусть это букашка или бабочка. Люби и уважай их жизнь, они созданы, как и ты сам, для жизни и радости.

***

Кто не глух, тот сам расслышит,
Сам расслышит вновь и вновь,
Что под ненавистью дышит
Оскорбленная любовь.

***

А вопросы... Вопросы не знают ответа -
Налетят, разожгут и умчатся, как корь.
Соломон нам оставил два мудрых совета:
Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

***

Не думай о прошлом, потому что оно прошло. Не думай о будущем, потому что оно еще не наступило.

***

Никогда не спорь, ибо все одинаково верят в свои заблуждения.

***

«Выше лба уши не растут» — ослы каждый день доказывают противное.

***

Есть ум скептический, критический, практический, иронический и т. д. Глупость – только одна.

***

О, я продал бы книги свои и жилет
(Весною они не нужны).

Книги Саши Чёрного



«Не нужно иметь веру, чтобы молиться; нужно молиться, чтобы обрести веру». 135 лет со дня рождения французского писателя, лауреата Нобелевской премии Франсуа Мориака (1885-1970).



«За глубокое духовное прозрение и художественную силу, с которой он в своих романах отразил драму человеческой жизни» – с такой формулировкой была присуждена Франсуа Мориаку Нобелевская премия по литературе в 1952 году. В своем выступлении при получении высокой награды Мориак заметил, что лишь надежда в мире ужаса, этой «мистерии зла», может спасти человека, а не лживые мифы, по которым живет мир».

Признанный классик французской литературы, мастер социально-психологического семейно-бытового романа, часто называемый критиками (да и читателями) жестоким романистом. Жестоким из-за того, что в его произведениях не пропущено ни одного человеческого порока, которого он бы не коснулся, не раскрыл, не показал в ужасающей мерзости – корыстолюбие, лицемерие, жадность, безразличие, аморальность поступков…

«Мне ведомы драмы сердец замкнутых, тесно связанные с грязной человеческой плотью», – написал Мориак в предисловии к роману «Тереза Дескейру». Цель романиста – показать человека в его естественной среде, с присущими ему поступками, пусть и неприглядными. Но, тем не менее, герои Мориака – личности неординарные, обреченные на непонимание в обществе, со сложной жизнью, ставшей «дорогой в никуда», с отношениями, похожими на «клубок змей».

«Неужели мне никогда не удастся вывести на сцену людей, излучающих добродетель, открытых сердцем?» – вопрошал сам себя писатель. Но он искренне любил каждого из своих персонажей, это всегда можно почувствовать, читая его произведения «Конец ночи», «Дорога к морю», «Пустыня любви», «Клубок змей» или тот же роман «Тереза Дескейру», который современники называли лучшим романом с начала столетия.

Наверное, сложно будет найти другого такого писателя, который бы так страстно не любил города – ни большие, ни малые. Мориак черпал свои сюжеты исключительно в провинциальной Франции - «Провинция — земля вдохновения, источник любого конфликта. Сдерживаемые барьерами религии, социальной иерархии, страсти скапливаются в сердцах. Провинция все еще верит в добро и в зло: она сохраняет чувства возмущения и отвращения». А вот город, по мнению Мориака – символ полного отсутствия духовности и связи человека с Богом.

Неудивительно, что для Мориака как знатока человеческих душ, оказалось близким творчество великих русских писателей XIX века – Толстого, Гоголя, Достоевского. В одном из интервью 1969 года писатель сказал: «Как бы мы ни любили Стендаля или Флобера —мы чувствуем, что Толстой и Достоевский превосходят их по глубине. Оба русских писателя еще знают некий секрет, который другие не знают или уже не знают».

По предложению Франсуа Мориака Нобелевская премия по литературе 1970 была присуждена А. И. Солженицыну.

Из книг Франсуа Мориака:

  • Строительство воздушных замков ничего не стоит, но их разрушение обходится очень дорого.
  • Наша жизнь измеряется усилиями, которых она стоила нам.
  • Читатель требует, чтобы мы его обманули.
  • Талант писателя в том и состоит, чтобы сделать близким для всех тот тесный мир, в котором мы родились, где мы научились любить и страдать.
  • Часто правильной дорогой оказывается та, на которую трудней всего вступить.
  • Человек бывает несчастен только по своей вине.
  • Любить — значит видеть чудо, невидимое для других.
  • Не смерть отнимает у нас любимых, она как раз сохраняет их во всем обаянии молодости, это жизнь разрушает любовь.
  • Сейчас у нас осень, гроздья, осыпанные дождевыми каплями, блещущими между ягодами, уже не нальются сладкими соками, - все отнял у них дождливый август. Не вернуть им потерянного. Поздно! Но для человека, может быть, никогда не бывает поздно. Я твержу себе, что для человека никогда не поздно.

Сочинения Франсуа Мориака



«Не отрекайтесь от мечты!». Ко дню рождения российского писателя, геолога и географа Владимира Афанасьевича Обручева (1863-1956).



В детстве отец подарил маленькому Володе книгу «Таинственный остров» Жюля Верна со словами: «Вырастешь, сделайся путешественником и напиши такие же хорошие книжки». Это пожелание (или пророчество) в полной мере исполнилось много лет спустя.

Именем Владимира Обручева названы множество географических объектов – горный хребет в Туве, горная гряда, оазис в Антарктиде, минеральный источник, имеется даже минерал «обручевит». А в Москве, в Юго-Западном округе есть район «Обручевский», названный также в его честь.

В историю литературы имя ученого вошло прежде всего благодаря романам «Плутония» (1924) и «Земля Санникова» (1926), в которых фантастический сюжет соседствует с научно вполне достоверными описаниями всех изображаемых автором событий. «Хороший научно-фантастический роман должен быть правдоподобен», – этого постулата всегда придерживался писатель, рассказывая нам об экспедиции группы ученых в недра Земли, в сокрытую от любопытных исследователей страну Плутония, населенную доисторическими животными, и о путешествии отважных искателей приключений к не менее загадочной Земле Санникова – острову в самом сердце Северного Ледовитого океана.

Интересно, что в предисловии к роману «Плутония» Обручев написал, что он знает только два романа, в которых сделаны попытки в художественной форме дать широкому кругу читателей представление о прежних формах жизни: роман Жюля Верна «Путешествие к центру Земли» и роман Конан-Дойля о труднодоступном плато в Южной Америке, который произвёл на него столь малое впечатление, что он не запомнил его название. Конечно же, это был «Затерянный мир». Автор как профессиональный геолог и географ тут же заметил ряд ошибочных «открытий», сделанных в этих романах, так в 1924 году и появилась «Плутония». Конечно, когда за дело берётся эксперт, успех любого дела обеспечен!

А вот сюжет «Земли Санникова» сложился после работы Обручева в геолого-географической экспедиции в Якутии. От местных жителей ученый услышал легенду о таинственной и недосягаемой земле в Северном Ледовитом океане, где осело давным-давно исчезнувшее с Большой Земли племя онкилонов...

Научная фантастика Владимира Обручева — это совершенно невероятные приключения, но в то же время уникальный рассказ о прошлом нашей планеты.

Знаменитый ученый с мировым именем, внесший огромный вклад в геологию, палеонтологию, географию, первый штатный геолог Сибири, выдающийся популяризатор науки! Как же повезло нам всем, кто всей душой любит фантастику, что многогранный талант Владимира Обручева так ярко проявился и засверкал драгоценным камнем ещё и в Большой Литературе. «Цель фантастики — поучать, развлекая» - писал Обручев, и, наверное, именно поэтому его книжками зачитывались и будут зачитываться дети всех поколений!

Из книг Владимира Афанасьевича Обручева:

  • Дерзайте! Беритесь за большие дела, если вы беретесь всерьез. Способности, как и мускулы, растут при тренировке. Большие открытия не всякому по плечу, но кто не решается пробовать, наверняка ничего не откроет.
  • Будьте настойчивы, упорны, но не упрямы. Не цепляйтесь за свои выводы. Помните, что на свете есть много умных людей, которые могут заметить у вас ошибки, и если они правы, не стесняйтесь согласиться с ними.
  • Будьте принципиальны. Нам нужна истина и только истина. Не старайтесь угодить приятелям, примирить своих учителей, никого не обидеть. На этом пути вы найдете, может быть, спокойствие и даже благополучие, но никакой пользы не принесете.
  • Не рассчитывайте на легкую победу, на открытие с налета, на осенившую идею. Все, что лежало под рукой, давно уже подобрано и проверено, то, что легко приходит в голову, давно пришло в голову и обсуждалось. Только на новых фактах, на новых наблюдениях можно строить новые достижения.
  • Неудачи неизбежны у исследователя, ищущего свою дорогу.
  • Факты — это кирпичи, из которых слагается человеческий опыт.
  • Любите трудиться. Самое большое наслаждение и удовлетворение приносит человеку труд. Добывайте право сказать: я делаю нужное дело, моей работы ждут, я приношу пользу.

Книги Владимира Афанасьевича Обручева



«Истина не познается расчетами, лишь язык сердца знает, где живет великая Правда, которая, несмотря ни на что, ведет человечество к восхождению». 9 октября родился художник, писатель, путешественник и философ Николай Константинович Рерих (1874-1947).



«Рерихом нельзя не восхищаться, мимо его драгоценных полотен нельзя пройти без волнения» – восторгался творчеством мастера писатель Леонид Андреев. Действительно, художественные полотна Бенуа нельзя сравнить ни с чем – ускользающие отрывки прошедшего сна, «мир неземных откровений», воспоминания о будущем… Даже несведущие в искусстве люди молча останавливаются у его картин и молча отходят, в немом преклонении перед истинным гением.

Человек таких разносторонних талантов рождается раз в тысячелетие. Воспитанник Академии художеств и Петербургского университета, Рерих с юности изучал историю, обряды древних славян, участвовал в археологических экспедициях. Все древние находки, к которым ему удалось прикоснуться, легли в основу его картин, воссоздавая в воображении художника прошедшие эпохи: «длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Паруса своею пестротою наводят страх на врагов», – таково представление Рериха подготовки славян к битве с иноземцами.

Но прежде всего, в любой своей творческой ипостаси, Николай Константинович оставался философом, даже в его нерифмованных, а лишь ритмически выдержанных белых стихах прослеживается философское обращение к людям, пробуждающее в сердце духовный огонь и напряженную работу мысли:

Как увидим Твой лик?
Всепроникающий лик,
глубже чувств и ума.
Неощутимый, неслышный,
незримый. Призываю:
сердце, мудрость и труд.


Шамбала. Поискам этой загадочной страны, столетиями манящей к себе искателей приключений, Рерих посвятил значительную часть своей жизни – хотя его экспедиции в Центральную Азию носили научный характер, но таинственный мир удивительной страны постоянно появлялся на его полотнах и в литературных произведениях. «Помимо историков, пишется другая история мира», — провидел Рерих, размышляя о едином для всех людей планеты прошлом и будущем. Почти сто лет назад написал Николай Константинович следующие слова: «последняя война среди людей будет войной за истину. Эта война будет в каждом отдельном человеке. Война — с собственным невежеством, агрессией, раздражением. И только коренное преобразование каждого отдельного человека может стать началом мирной жизни всех людей».

В 1928 году Рерих подготовил свой знаменитый Пакт – первый международный акт об охране культурных ценностей, за что был дважды номинирован на Нобелевскую премию мира. В рамках Пакта Рерих как художник создал отличительный знак защиты объектов культуры – «Знамя Мира» — белое полотнище, на котором изображены три круга — прошлые, настоящие и будущие достижения человечества в кольце Вечности. Сегодня в честь подписания Пакта Рериха 15 апреля весь мир отмечает Международный день культуры.

Мысли Николая Рериха:

  • Есть пути, которые должны быть пройдены с чистыми руками и своею волею.
  • Записывайте не то, что прочтут из книг, а то, что расскажут, ибо эти мысли живут. Не по книге, но по мысли будете судить о жизни.
  • Радость есть особая мудрость.
  • Всё я делаю лишь для себя, а живу для людей.
  • Завещание может быть кратко: «Пылайте сердцами и творите любовью». Сколько добра принесете, приобщая вновь подходящих к миру Красоты. «Пойдёмте вместе туда, где нет границ и конца. Где можно каждое благое мерцание превратить в сияние радуги благословения мирам».
  • Нетерпение пассажиров не может ускорить курьерский поезд. Новое обстоятельство порождает новые полеты. Не торопитесь — придет все.
  • Давно сказано: «Вера без дел мертва». Будда указал три пути: долгий – путь знания, короче – путь веры, самый краткий – путь действия.
  • Истинная валюта есть валюта духовных ценностей. Источниками этих ценностей несомненно остаются книги, на разных языках приносящие единый язык духа. Если мы мыслим о Культуре, это уже значит - мы мыслим и о Красоте, и о книге, как о создании прекрасном.
  • Люди так называемого двадцатого века гордились своими достижениями. Они были горды своей цивилизацией, забыв, что когда-то цивилизация Атлантиды была не менее великолепной, но погибла без остатка из-за неразумия человеческого. Да, многое было забыто в той высокомерной эпохе. Может быть даже нарочно - кто знает…
  • Основные свойства сознания человеческого почти не изменились в течение последних тысячелетий. Ум ушел вперед, создал чудеса техники, а сердце человека застыло на уровне каменного века - оно осталось каменным.
  • Читая легенды, молодежь учится мечтать. Это великое качество, ибо оно наполняет сердца лучшими, мощными огнями. Этими огнями сердца молодежь познает, как различить, где истина.

Книги Николая Рериха



«Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь». 8 октября родилась Марина Ивановна Цветаева (1892–1941) — русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица.



«Все дело в том, чтобы мы любили,
чтобы у нас билось сердце —
хотя бы разбивалось вдребезги!
Я всегда разбивалась вдребезги, и все мои стихи —
те самые серебряные сердечные дребезги».

(Марина Цветаева)


Каждый год, отдаляющий нас от событий жизни Марины Цветаевой, самым непредсказуемым образом делает ее все более и более близкой, современной и своевременной. Наверное, потому, что все ее яркое творчество – искренняя повесть «о времени и о себе». «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед...», – предсказала свой триумф двадцатилетняя Марина. Время Цветаевой – время Есенина, Блока, Ахматовой, Бальмонта, Маяковского, Мандельштама – какие непохожие личности, непохожие стихи и судьбы! И даже среди этих великих поэтов Цветаева немного наособицу: «Какие стихи Вы пишете, Марина... Вы возмутительно большой поэт», - писал Марине Цветаевой Борис Пастернак.

Она не признавала никаких литературных школ и течений, только человеческие чувства и всегда оставалась внутренне свободной.

А ведь темы ее стихов, поэм, прозы все так же неизменны и самобытны, как и столетия назад: любовь, родина, поэзия, жизнь… Сильная, свободолюбивая, уверенная женщина, прошедшая горнило революций, нищету и череду черных чересполосиц, пережившая множество личных драм и трагедий, всегда замечала, что писать стихи – это все равно что «вскрыть жилы», из которых неостановимо и невосстановимо хлещут «жизнь» и «стих». «Равенство дара души и слова – вот поэт».

В первые послереволюционные годы Константин Бальмонт вспоминал о необыкновенной чуткости и доброте Марины Цветаевой: «…добрая и безрассудная. У нее в доме несколько картофелин. Она все их приносит мне и заставляет съесть». Казалось, что она не замечала бурь, свирепствовавших над ее головой, уносящих множество жизней, в том числе, и близких для поэтессы людей – и, конечно же, это не так. Тончайший камертон ее души выстраивал гармонию звучания ее стихов, в которых она так талантливо выразила все величие своей жестокой эпохи.

Из книг Марины Цветаевой:

  • Не могу — хоть убейте — чтобы человек думал, что мне что-нибудь от него нужно. Мне каждый нужен, ибо я ненасытна. Но другие, чаще всего, даже не голодны, отсюда это вечно-напряженное внимание: нужна ли я?
  • Единственный, кто не знаком с печалью – Бог.
  • Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшее — душу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.
  • Я ведь знаю, что я — в последний раз живу.
  • Если взять будущих нас, то дети становятся старше, чем мы, мудрее. Из-за этого – непонимание.
  • Тот кто обходится без людей — без того и люди обходятся.
  • Голова до прелести пуста, Оттого что сердце — слишком полно!
  • Спасибо тем, кто меня любил, ибо они дали мне прелесть любить других, и спасибо тем, кто меня не любил, ибо они дали мне прелесть любить себя.
  • Два на миру у меня врага, Два близнеца, неразрывно-слитых: Голод голодных - и сытость сытых!
  • Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.
  • Книги мне дали больше, чем люди. Воспоминание о человеке всегда бледнеет перед воспоминанием о книге.

Сочинения Марины Цветаевой, воспоминания и мемуары



«Как ни велик океан, даже былинка может его пересечь — дай срок». 6 октября родился норвежский археолог, путешественник и писатель Тур Хейердал (1914-2002).



В 1999 г. соотечественники назвали Тура Хейердала самым знаменитым норвежцем XX века – ведь только он смог получить одиннадцать почетных степеней европейских и американских университетов, организовав научные экспедиции практически во все уголки земного шара.

Его самое известное 101-дневное путешествие в Полинезию в 1946 году на самодельном плоту «Кон-Тики» явилось доказательством того, что и на таких «утлых суденышках» предки полинезийцев переплывали Тихий океан, написанную впоследствии книгу «Путешествие на Кон-Тики» перевели на 66 языков, а снятый Хейердалом документальный фильм о мореплавании получил заслуженный «Оскар».

Позже неутомимый путешественник задался целью выяснить, можно ли было в древности пересечь Атлантику и добраться из Африки до Южной Америки. По древнеегипетским чертежам сконструировали папирусную лодку «Ра» и организовали две экспедиции, которые в 1969-1970 годах подтвердили смелую гипотезу норвежского ученого.

Успехом увенчалась и задумка Хейердала о многонациональном составе экипажа: этот мудрый организатор собрал на «Ра» представителей нескольких рас, национальностей, конфессий и политических убеждений. Преследовал он лишь одну цель: доказать, что совершенно разные люди, объединенные для решения общей задачи, могут очень плодотворно сотрудничать и дружить между собой. Неизменным участником экспедиций на «Ра» и «Тигрисе» (тростниковая лодка, построенная для очередного исследования древних морских маршрутов) был русский врач Юрий Сенкевич, впоследствии рассказавшим о совместном проекте в цикле программ «Клуб путешественников» и возведшим Тура Хейердала в ранг национального героя России – столь популярной личности в мире географии просто не было в СССР!

Ученый как истинный гражданин мира всегда стремился привлечь внимание сильных мира сего к межнациональным проблемам: загрязнению окружающей среды, войнам и общемировым конфликтам. Весной 1978 года команда «Тигриса» сожгла лодку, протестуя против военных учений. Тур Хейердал обратился с письмом к Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму и всем людям доброй воли с призывом подумать о судьбе нашей планеты, которая может сгореть точно так же, как маленький хрупкий «Тигрис». «Наша планета больше камышовых бунтов, которые пронесли нас через моря, и всё же достаточно мала, чтобы подвергнуться такому же риску, если живущие на ней люди не осознают неотложной необходимости в разумном сотрудничестве, чтобы нас и нашу общую цивилизацию не постигла участь тонущего корабля», – было написано в обращении.

Побывал Хейердал и в России – искал доказательства того, что норвежцы обосновались на Скандинавском полуострове, приплыв туда с … Азовского побережья. Об экспедиции написана любопытнейшая книга «В поисках Одина. По следам нашего прошлого».

Всего же норвежским ученым издано 14 популярных книг, все они переведены на русский язык, постоянно переиздаются и пользуются неизменным успехом у любителей путешествий всех возрастов. Тур Хейердал прожил интереснейшую жизнь, полную приключений и доказал, что в нашем мире нет ничего невозможного для смелых и отчаянных первооткрывателей!

Из книг Тура Хейердала:

  • У меня накопилось о чем поразмыслить, а лучше всего думается в одиночестве под звездами.
  • Люди современного большого города ослеплены уличным освещением, они лишились звездного неба.
  • Ученые изучили в телескопы звезды и разглядели через микроскопы молекулы, но нигде не обнаружили ни рая, ни ада. Поэтому никакая наука не скажет, в чем разница между добром и злом.
  • Научиться писать легко, изобрести письменность трудно. Трудно додуматься до того, что слово можно выразить немым символом и закрепить во времени.
  • Каждый, кто приезжает на Таити, пишет книгу о своем путешествии. Чтобы книгу покупали, в ней непременно надо расписывать рай. А иначе кто станет ее читать?
  • Один из самых полезных уроков, которые мне преподала жизнь, заключается в том, что человек остается человеком, будь он норвежец, полинезиец, американец, итальянец или русский, когда и где бы он ни жил — в каменном или атомном веке, под пальмами или у кромки ледника. Добро и зло, отвага и страх, ум и глупость не признают географических границ, они есть в каждом человеке... Все мы люди, об этом надо помнить и стремиться к дружбе, взаимопониманию и сотрудничеству, чтобы человечество могло выжить на нашей маленькой планете, исправляя все, что было испорчено в веках из-за недостатка знаний и уважения к ближнему.
  • Без крестьянина и рыбака рухнет все современное общество с его торговыми кварталами, электрическими проводами и трубами. Крестьянин и рыбак - благороднейшее сословие нашего общества, они делятся от своих щедрот с теми, кто носится с бумагами и отвертками, пытаясь вслепую сконструировать более совершенный мир.

Книги Тура Хейердала



Писатели - лучшие учителя!



Коллекция книг — тот же университет.
(Томас Карлейль)


Разве можно в этом сомневаться: мы всегда учимся у хороших писателей - жить, любить, радоваться и грустить, сочувствовать и сопереживать, словом - всему!

Но в День учителя обязательно стоит вспомнить тех, кто помимо литературного творчества занимался и другим творчеством, не менее важным - преподавательским.

Прекрасным учителем-наставником был великий баснописец Иван Андреевич Крылов. Великолепно образованный писатель преподавал детям князя Голицына иностранные языки, основы русской словесности, давал уроки игры на музыкальных инструментах.

Василий Андреевич Жуковский профессионально воспитывал наследника престола, будущего царя Александра II. Почему профессионально? На педагогов, конечно же, в начале 19 века специально не обучали, но Жуковский самостоятельно изучил новейшие швейцарские педагогические теории, собрал огромную библиотеку, приглашал известнейших учёных для проведения уроков, даже организовал для Александра образовательное путешествие по разным уголкам России.

Лев Николаевич Толстой открыл 26 сельских школ и также самостоятельно изучал, каким образом выстроены образовательные системы в других странах. Из всего изученного писатель составил собственные, очень любопытные новаторские методики: давал детям полную свободу, не муштровал, в любое время разрешал уходить с уроков домой. Но деревенские ребятишки не уходили! Увлечённые заданиями, засиживались допоздна, зачитывая и обсуждая собственные сочинения. Стоит вспомнить и четырёхтомную «Азбуку», которую писатель издал в 1872 году - она писалась как пособие для учеников и для учителей одновременно.

А вот Иннокентий Федорович Анненский почти всю жизнь проработал педагогом: не мог позволить себе заниматься только литературой - гонораров просто не хватало на жизнь. Окончив университет, преподавал в гимназии Гуревича, затем стал директором в Императорской Царскосельской гимназии. Его учеником (к сожалению, нерадивым) был Николай Гумилёв, которого добрейший Иннокентий Фёдорович не выгнал из гимназии за плохие отметки, позволив остаться на второй год.

Русский писатель и фольклорист Павел Петрович Бажов в духовных училищах Екатеринбурга и Камышлова преподавал русский язык; интеллигентного учителя ученики просто обожали, помогали ему собирать фольклорный материал, записывали на каникулах народные сказки и предания. Сразу после революции Бажов организовывал учительские курсы и массовые школы по ликвидации неграмотности.

А как не вспомнить детских писателей-учителей Януша Корчака, Сельму Лагерлеф, Юрия Коваля, Джоан Роулинг, Александра Волкова или Артура Гиваргизова? Кто знает, получились бы такие замечательные книжки у писателей, если бы они не были также и прекрасными педагогами?

Все для педагогов и учащихся



«Живите так, как вас ведёт звезда». 125 лет со дня рождения Сергея Есенина (1895-1925)



В самом начале 1913 года 17-летний Есенин поступил на службу в типографию «Товарищество И. Д. Сытина». Грандиозное по тем временам предприятие ошеломило деревенского юношу: в типографии трудилось полторы тысячи рабочих и печаталось четверть всей издательской продукции дореволюционной России. Да и хозяин ее, Иван Дмитриевич Сытин слыл уникальной личностью, главной целью жизни предпринимателя стало просветительство: сеть его книжных магазинов простиралась от Варшавы до самых дальних уголков Восточной Сибири, он издал около полумиллиарда книг под общим девизом «Очень дешево, очень изящно, очень доступно по содержанию». «Первым гражданином земли Русской» заслуженно называли Сытина соотечественники.

Наверное, мы бы не узнали того Есенина, образ которого сложился в памяти поколений, если бы не работа в этом огромном просветительском центре. Скромный помощник корректора впитывал в себя «книжный дух», читал только что отпечатанные произведения классиков и современников, - а ведь Сытин плохих книг не выпускал: только лучшие авторы, лучшие иллюстраторы, лучшие оформители. Из воспоминаний тогдашних коллег Есенина: «Страсть как любил Сергей типографское дело, изучал шрифты, печатные машины, охоч был и до хорошей бумаги...».

Из-за стремления больше узнать о литературе и импульсивности характера в корректуре, где требуется внимательность и усидчивость, будущий поэт высот не достиг. Его наставница Мария Мешкова вспоминает: «Откровенно говоря, я им порой была не очень-то довольна. Как сейчас помню, шло у нас собрание сочинений Сенкевича. Я считывала с Есениным один из томов. Он буквально не давал мне править корректуру, торопил: скорей, скорей! Все хотел узнать, что же будет дальше с героями».

Но самым главным событием стало то, что именно в Сытинской типографии Есенин впервые увидел собственные напечатанные стихи! Первая известная публикация поэта - стихотворение «Береза» опубликовали в детском журнале «Мирок»:

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

Неизвестно, как сложилась бы судьба талантливого, но очень увлекающегося юноши, если бы не работа в таком знаковом книжном месте. Но поэт состоялся! Гонорар - три рубля - Есенин отдал отцу, стремясь расположить того к принятию своего литературного будущего. Как же хотел Александр Никитич видеть сына учителем, считая, что стихотворство - занятие пустое и несерьезное.

... По прошествии всего лишь нескольких лет с той поры русскую поэзию уже невозможно было представить без стихов Сергея Есенина, в которых «течёт вечно молодая кровь вечно живой поэзии». Его напевные и пронзительные строки неподдельно искренни и естественны, как дыхание, - «Сергей Есенин не столько человек, сколько орган, созданный природой исключительно для поэзии» - лучше Максима Горького не скажешь...

Сборники стихов Сергея Есенина и книги о жизни и творчестве поэта



«Воистину все прекрасное не проходит бесследно...» Поздравляем с юбилеем народную артистку СССР Веру Кузьминичну Васильеву!



Вера Васильева - великая народная актриса, целая эпоха в театральной и киношной жизни, близкая и понятная для каждого из нас, невероятным обаянием и простотой покорившая миллионы сердец.

Ей исполнилось 95, но она по-прежнему яркая, с тем же блеском в глазах, распахнутых навстречу жизни - это просто невероятно! В своей перегруженной съемками и спектаклями жизни Вера Васильева и книги успевает писать: рассказывая о себе, оценивая свои мысли и чувства, она постоянно благодарит судьбу, за все-все - и за большую любовь, и за потери, за радостные и горькие встречи...

Книг актрисой написано несколько: «Продолжение души», «Золушка с Чистых прудов» и самая последняя - «Жизнь, похожая на сказку». Говорящие названия, правда?

Она ведь очень непростой человек: как настоящая актриса очень разная. «Я не знаю, кого я люблю больше: лучезарную, русскую, всеми обожаемую Верочку Васильеву или скрытую в ней одинокую, нервную, не уверенную в себе неизвестную актрису, которую, по-моему, любит, но боится она сама».

Роли для неё - это и есть сама жизнь, поэтому так много чувств и размышлений в книгах о театре и кино; о тех актерах, с кем рядом играла и играет на сцене - Александре Ширвиндте, Андрее Миронове, Георгии Менглете, Андрее Папанове - целой космической актерской плеяде. О каждом у Веры Кузьминичне нашлись добрые слова, наверное, иначе и быть не может: она видит в окружающих только добрые и светлые черты, открытую душу.

Ее жизнь, наверное, действительно, похожа на сказку о Золушке, и главная мысль, которой актриса хочет поделиться с читателем - «чтобы люди поверили: пока жив человек, судьба может послать ему все».

Здоровья Вам, Вера Кузьминична, чтобы хватило на долгие годы и замечательные роли!

Из книг Веры Кузьминичны Васильевой:

  • Человек не знает, каким он может быть. Почему и роли-то интересно играть: когда играешь другого человека, в самой себе открываешь те черты, о которых даже не подозреваешь. И это очень интересно.
  • Если женщину никто не любит, она перестаёт сама в себя верить. Становится или заносчивой - не любите - ну и наплевать, я вас всех тоже не люблю. Всё равно это не самые дивные качества. А когда женщину любят, то она становится самодостаточной, ни на что не сердится, она знает, что любима, а значит, хороша.
  • Сама жизнь подсказывает, что безумное, страстное стремление быть молодой вечно — нереально. Поэтому надо себя как-то более реально воспринимать.

Книги Веры Васильевой



«Чем шире цель, тем легче в нее попасть».
1 октября родился российский учёный, писатель и переводчик Лев Николаевич Гумилёв (1912-1992).



Примерно тридцать лет назад труды Льва Гумилева приобрели огромную известность, о его пассионарной теории этногенеза говорили не только ученые, - процессы становления этноса обсуждали все, кому в той или иной мере была интересна наша история, наше общее будущее. А ведь Гумилеву было уже далеко за семьдесят, почему же всенародное признание стало столь отложенным во времени?

... Лев Николаевич - подлинный энциклопедист, всегда работая на грани нескольких наук - философии, истории, географии, психологии, этнографии, он создавал масштабные научные полотна, - но его труды писались им не для научных книгохранилищ, а для широкого круга «подготовленных читателей». Именно из-за отсутствия академичности работы Гумилева считались несколько легковесными, его прозвали «условным историком», и учёный даже не смог защитить докторскую диссертацию, а его научные статьи просто не публиковались.

Не произвел впечатления и был раскритикован и главный труд Льва Гумилева - «Этногенез и биосфера Земли». Историк выразил спорное мнение, что русские – это потомки татар, принявших крещение, а Русь – прямое продолжение Орды, да и вред от нашествия татаро-монголов сильно преувеличен историками. Поэтому и основное население России - русско-тюрко-монгольское братство, о чем ведется речь в книге писателя «От Руси до России» и в монографии «Древняя Русь и Великая степь».

Единственный сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева всегда видел будущее России в объединении творческих усилий всех народов и народностей, проживающих на Евразийском пространстве. «Я считаю, что творческий вклад в культуру моих родителей я продолжил в своей области, оригинально, не подражательно, и очень счастлив, что жизнь моя прошла не бесполезно для нашей советской культуры», - так описал Лев Гумилёв свою многогранную деятельность на благо России.

Только после перестройки, когда имена его великих родителей возродились из пепла, Льву Николаевичу удалось доказать нужность и важность своего творчества, а после проведения цикла лекций на Ленинградском телевидении он очень быстро стал одним из самых известных ученых-популяризаторов науки, залы на его лекциях всегда были переполнены.

Теории Гумилева и до сих пор вызывают споры и получают самые разные оценки современников. Но, в любом случае, с ними стоит очень вдумчиво ознакомиться и понять, что история наша не одномерна, и любой постулат может быть подвергнут сомнению для поиска истины.

Из книг Льва Гумилева:

  • Изучать иной опыт можно и должно, но стоит помнить, что это именно чужой опыт.
  • Дискуссии же — дело длительное, дорогое и бесперспективное: всех не переспоришь. Кроме того, всегда предпочтительнее не спорить, а действовать.
  • Именно память делит время на прошлое, настоящее и будущее, из которых реально только прошлое.
  • Войны выигрывают те народы, которые могут спать на голой земле. Русские и татары — могут, а немцы — нет. Немцы воюют по часам, и только, когда кофе попьют, а мы — всегда.
  • Нынешняя интеллигенция — это такая духовная секта. Что характерно: ничего не знают, ничего не умеют, но обо всем судят и совершенно не приемлют инакомыслия.
  • Россия - самобытная страна, органически соединившая в себе элементы Востока и Запада.

Книги Льва Гумилева



«Главная трагедия в жизни - прекращение борьбы». 29 сентября родился русский советский писатель Николай Островский (1904-1936)



В 2015 г. на Международном радио Китая был проведен социологический опрос — какие русские писатели популярны среди китайской молодёжи. «Пьедестал почета» выглядел следующим образом — третье место занял Лев Николаевич Толстой, второе — Антон Павлович Чехов, первое — Николай Алексеевич Островский...

А в сегодняшней России Николай Островский почти забыт. Его имя вспомнят лишь по созвучию с именем великого русского драматурга, не более того. Легендарный герой, беззаветно отдавший революции всего себя до конца, глубокий инвалид, слепой и полностью обездвиженный, испытывающий нестерпимые боли во всем теле, упорно писал, добиваясь общественного и читательского признания.

А ведь Николай Островский вовсе не был профессиональным автором: откуда возьмется писательское умение у истового борца за справедливость, революционера, пролетарского рабочего-кочегара? Правда, кочегар по памяти цитировал Брюсова, ночью читал Майн Рида, Жюль Верна, «Спартака» Джованьоли и «Овода» Войнич. И родился талант: его книга на долгие годы стала настоящей иконой и учебником жизни для молодёжи.

Им восхищались и собратья по перу: Ромен Роллан писал Островскому: «Если в Вашей жизни и были мрачные дни, сама она явится источником света для многих тысяч людей. Вы останетесь для мира благотворным, возвышающим примером победы духа над предательством индивидуальной судьбы». Нобелевский лауреат Андре Жид называл его современным Иисусом Христом, «который сам написал революционное Евангелие».

Не так давно у народного артиста СССР Василия Ланового, сыгравшего в 1956 году роль Павки Корчагина, спросили о его теперешнем отношении к своему герою. Василий Семенович ответил так: «Теперь я уважаю его в тысячу раз больше. И хочу, чтобы ваши дети хотя бы во что-нибудь верили так, как мой Павка верил в свою идею. Библейскую идею, кстати…».

Из книг и записок Николая Островского:

  • Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой.
  • Главная трагедия в жизни – прекращение борьбы.
  • Я органически, злобно ненавижу людей, которые под беспощадными ударами жизни начинают выть и кидаться в истерику по углам.
  • Воспитывая других, мы воспитываем прежде всего и самих себя.
  • Труд – это благороднейший исцелитель от всех недугов. Нет ничего радостнее труда.
  • Дружба – это прежде всего искренность, это критика ошибок товарища. Друзья должны первыми дать жесткую критику для того, чтобы товарищ мог исправить свою ошибку.
  • Критика – это правильное кровообращение, без нее неизбежны застой и болезненные явления.

Книги Николая Островского



Ко дню рождения Владимира Войновича (1932 — 2018) — русского писателя, поэта и драматурга



«В жизни всему уделяется место,
Рядом с добром уживается зло».
(Владимир Войнович)


А ведь его судьба могла сложиться совсем иначе, возьми он в расчёт свой очевидный талант поэта-песенника. В исторический день первого полёта в космос Юрия Гагарина песня «Четырнадцать минут до старта» прозвучала как гимн советской космонавтики:

Я верю, друзья, караваны ракет
Помчат нас вперёд от звезды до звезды.
На пыльных тропинках далёких планет
Останутся наши следы.

Да, эти стихи написал 28-летний Владимир Войнович, за что сразу же был принят в Союз писателей. Небывало удачный старт для молодого автора! Только за год работы на радио Войнович написал 40 песен, и даже Никита Хрущев цитировал «караваны ракет» с трибуны мавзолея.

Но в 1963 году появился сатирический роман-анекдот «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» - пародия на масслит о героических военных подвигах. Это сейчас трилогию о забавном и несуразном Иване Чонкине ставят в один ряд с «Похождениями бравого солдата Швейка» и «Василием Теркиным», а в начале 60-х при попытке напечатать роман Войнович получил полный и безоговорочный отказ от главреда «Нового мира» Александра Твардовского. «Он, кстати, утверждал, что опубликовать можно все (тогда, в советское время!) — лишь бы это художественно было, а тут вдруг понял, что нельзя, и говорить стал, что это нехудожественно», — вспоминал Войнович.

Чонкин «ушёл в народ» в самиздате, а автора в 1974 году исключили из Союза писателей, семью годами позже лишили и советского гражданства.
В эмиграции Владимир Николаевич много писал: вышли роман-антиутопия «Москва 2042» (1986), повесть «Шапка» (1987), пьесы, рассказы, сказки и стихи. А самое главное – в Париже в 1975-м был впервые опубликован роман «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина».

В 1990 году Войнович вернулся в «обновлённую молодую Россию».

Сегодня повести и романы писателя переведены на более чем 30 иностранных языков. Диссидент, не побоявшийся встать на защиту Александра Солженицына и Андрея Сахарова, Юрия Даниэля и Андрея Синявского, отказавшийся от карьеры придворного поэта-песенника, вступивший в политическую конфронтацию с властью, может вызывать к себе очень разное отношение. История и время все расставят по своим местам. Но, что совершенно не вызывает сомнений, Войнович - один из самых интересных писателей второй половины XX века, заслуженный классик русской литературы.

Из книг и статей Владимира Войновича:

  • В закрытом обществе писатель был гораздо нужнее, чем теперь. Только через литературу можно было узнать сколько-то правды и найти ответы на вопросы. Теперь человек ищет ответы в церкви, у психолога, сексолога, адвоката. Писатель был всем. В открытом обществе это не нужно.
  • Не доверяйте другим того, что вы должны сделать сами, и не беритесь за то, что могут сделать другие.
  • Когда человек спорит, он же не истину хочет доказать, он хочет доказать, что он умнее тебя.
  • Митинг — это такое мероприятие, когда собирается много народу и одни говорят то, что не думают, а другие думают то, что не говорят.
  • Релаксировать полезно для здоровья. А рефлексировать, как это делаем мы, вредно.
  • Как показывает исторический опыт, именно абсурдные или даже, сказать точнее, идиотские идеи как раз легче всего овладевают умами масс.
  • Искусство не отражает жизнь, а преображает.
  • Любить свою страну могут люди и хорошие и плохие, а вот кичиться этим чувством, торговать им и отрицать его наличие у других – этим занимаются обычно или дураки, или отпетые негодяи.

Книги Владимира Войновича



«Я благодарю судьбу, что она дала мне интересную жизнь». 85 лет со дня рождения художника Виктора Чижикова



Детские книжки с его рисунками есть почти в каждой семье — «Айболит», «В стране невыученных уроков», «Приключения Васи Куролесова» «Дядя Федор, пес и кот», «Волшебник Изумрудного города», все и не перечислить!

А сам Чижиков очень любил книги Чуковского, Михалкова, Усачева, Волкова. Догадываетесь, почему? Потому что в их сказках множество зверей. Виктор Александрович их замечательно «очеловечивал», у каждого мишки, кота, лисы или поросёнка имелся характер и обязательная «чижиковская» улыбка. Вы только посмотрите на его рисованных персонажей! Они ведь все не только улыбаются, они ещё и щурятся на яркое солнышко – такой радостный мир создал художник!

Все, кто знал Виктора Александровича, говорили, что у него «веселые руки». И легендарная издательская фраза о художнике: «Что — грустная книжка? Дайте Чижикову. Он усмешнит». И усмешнял, делал из самых невеселых книжек яркие озорные истории.

Коты. Вечное пристрастие художника – он рисовал их всегда и везде, в разной технике, на картоне, холстах, бумаге, тетрадных листочках. Поэт Андрей Усачёв написал к каждому коту по стишку – получилась очень философская книга «Полное собрание котов». Вот, например, перед нами кот-библиофил:

Лампа. Ночь. Библиотека.
Пушкин. Лермонтов. Шекспир.
Вальтер Скотт. Толстой. Сенека...
Как прекрасен этот мир!
Тихо-тихо, словно мышки
Забрались под переплет,
Шелестят страницы книжки...
Задремал ученый кот.
Под уютным светом лампы
Грея лапы с животом...
До чего же, право, славно
Быть читающим котом!

Чижиков получил и мировую известность, когда придумал медведя Мишу, талисман Олимпиады-80 в Москве. Художник в одном из интервью рассказывал о знаменитом мишке так: «Мой медведь ни перед кем не заискивает, у него спокойный и приветливый взгляд, в нём есть «русскость». Он стоит очень просто, не кланяется, мол, будьте добры к нам, вот хлеб-соль, а словно говорит: «Вот я такой, нравлюсь – приезжайте».

И сам Чижиков был точно таким же – скромным, спокойным и приветливым к людям. Его милые персонажи не стареют, они всегда рядом и говорят нам: «Жизнь прекрасна, улыбнитесь ей - и она обязательно улыбнётся вам»!

Лучшие книжки с иллюстрациями Виктора Чижикова



«Уметь писать — то же, что уметь плавать под водой, не задыхаясь». 24 сентября родился Фрэнсис Скотт Фицджеральд (1896 —1940) — классик американской литературы «эпохи джаза»



«Его талант был таким естественным,
как узор из пыльцы на крыльях бабочки».
(Эрнест Хемингуэй)


Откуда взялось само обозначение времени 20-х годов XX столетия – «эпоха джаза», или, точнее – «века джаза»? Это придумал он, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, который вполне заслуживает роли ведущего исполнителя в оркестровом звучании времени между Великой войной и Великой депрессией… «Когда говорят о джазе, имеют в виду состояние нервной взвинченности, примерно такое, какое воцаряется в больших городах при приближении к ним линии фронта», – вспоминал автор в автобиографическом эссе.

«Потерянное поколение», безумная и яркая жизнь, ведущая в никуда, – и Фицджеральд как джазовый импровизатор, иронично, с лиризмом и юмором рассказывающей о вечной любви и об опустошающем душу блеске золота.

Произведший фурор роман «По ту сторону рая» – по отзывам современников «оригинальный по форме, чрезвычайно изысканный по манере письма и великолепный по содержанию», стал не только настоящим «манифестом поколения», но и началом противоречивой жизни писателя, совмещающего напряженную литературную жизнь с бесшабашными кутежами…

«Великий Гэтсби» – несомненно, вершина его творчества, роман о крушении американской мечты и настоящей человеческой трагедии, стал еще одним символом легендарной эпохи, блистательной и беспощадной. Если бы 29-летний писатель не написал больше ничего в своей короткой жизни, то «Великий Гэтсби» уже обеспечил бы ему всемирное признание и известность.

Но позже появился не менее великолепный роман «Ночь нежна», который писатель называл самым любимым своим произведением, множество рассказов и сценариев, которые Фицджеральд чаще всего писал, чтобы поддерживать широкий и красивый образ жизни.

С середины пятидесятых творчество Фицджеральда вознеслось на новую волну популярности: его роман «Великий Гэтсби» стал программным для изучающих историю американской литературы, а в 1998 году роман оказался на второй позиции в списке 100 лучших англоязычных романов ХХ века.

Из книг Фрэнсиса Скотта Фицджеральда:

  • Никакая ощутимая, реальная прелесть не может сравниться с тем, что способен накопить человек в глубинах своей фантазии.
  • Каждый может начать с чистого листа. Кто угодно. Нужно лишь принять решение стать чуточку лучше — это на удивление просто и на удивление действенно.
  • — Мне всегда казалось: все, что случается до восемнадцати лет, это пустяки. – Так оно и есть. И то, что случается после, — тоже.
  • Жизнь движется вперёд, опираясь на компромиссы.
  • Никому не дано проникнуть во все закоулки чужой души.
  • Нет больших достоинств, чем мужество, честность, учтивость и природное влечение к добру.
  • Чутье к основным нравственным ценностям отпущено природой не всем в одинаковой мере.
  • Мы словно лодки пытаемся пробиться в настоящее, но нас безжалостно относит в прошлое…
  • Каждый писатель должен бы писать свою книгу так, будто в тот день, когда он её закончит, ему отрубят голову.
  • Нужно, чтобы было что сказать, и нужно умение сказать это интересно.
  • Если тебе вдруг захочется осудить кого-то, вспомни, что не все люди на свете обладают теми преимуществами, которыми обладал ты.
  • Так легко быть любимым — и так трудно любить.
  • Крепче всего запирают ворота, которые никуда не ведут. Потому, наверно, что пустота слишком неприглядна.

Книги Фрэнсиса Фицджеральда



Визитная карточка русской лексики. 120 лет со дня рождения Сергея Ивановича Ожегова, историка русского литературного языка, педагога (1900-1964)



«Разница между правильным и почти правильным словом такая же,
как между молнией и мерцанием светлячка».
(Марк Твен)


Каждому грамотному человеку, чтобы говорить и писать правильно, понимать значения новых и старых слов, нужен авторитетный ориентир – это мы только думаем, что все знаем о русском языке, сложном и не сразу раскрывающим все свои особенности и нюансы.

И такой ориентир у нас есть: однотомный ожеговский «Словарь русского языка» стоит на книжной полке почти в каждом доме, и книга давно живет собственной, наполненной событиями жизнью. А вот что мы знаем о ее авторе – Сергее Ивановиче Ожегове, кроме того, что с гордостью называем ученого «человек-словарь»?

Пожалуй, никто из самых известных современных лингвистов не сделал так много для родной речи: Ожегов редактировал справочники «Русское литературное произношение и ударение», «Правильность русской речи», консультировал дикторов на радио и телевидении. Зато его собственную фамилию мало кто произносит правильно, часто думая, что она происходит от слова «ожог» – Ожогов, хотя на самом деле фамилия образовалась от уральского названия кочерги – «ожег» – Ожегов (с ударением на первом слоге). Это нужно обязательно запомнить из уважения к ученому, обретшему поистине всенародную любовь и известному далеко за пределами специальной науки о языке.

Идею создания однотомного «Словаря русского языка» Ожегову подсказал его друг, выдающийся реформатор русской орфографии Дмитрий Николаевич Ушаков. Первое издание «тезауруса» вышло в 1949 году и сразу же стало популярным, с этого времени имя Сергея Ожегова упоминалось исключительно в одном ряду с именами Владимира Даля и Дмитрия Ушакова. Автор получал целые мешки писем с просьбами объяснить то или иное слово, их происхождение и значение. И Ожегов находил время помочь каждому! Ожегов также стал инициатором создания Справочной службы русского языка при одноименном институте, – служба отвечала на запросы организаций и частных лиц в части правильности русской речи.

Практически до конца своей жизни Ожегов работал над словарем, внося правки и доработки, совершенствуя его структуру.

Позже Корней Чуковский написал: «Испытывая сильнейший напор и со стороны защитников штампованной, засоренной речи, и со стороны упрямых ретроградов-пуристов, Сергей Иванович Ожегов не уступил никому. И это вполне закономерно, ибо главное свойство его обаятельной личности — мудрая уравновешенность, спокойная, светлая вера в науку и в русский народ, который отметет от своего языка все фальшивое, наносное, уродливое».

А профессор А. А. Реформатский так вспоминал об С. И. Ожегове: «Он великолепно знал русскую старину, русскую историю и этнографию. Знал и хорошо чувствовал русские пословицы и поговорки, поверья и обычаи. Прекрасный знаток русской литературы, как классической, так и современной, он никогда не расставался с книгой!».

В настоящее время классический «Толковый словарь русского языка» – настоящий бестселлер, практически единственный труд, в котором последовательно, от одного издания к другому, отражаются изменения в общественно-политической, научной и культурной жизни России.

Толковые словари Ожегова



«Книги — это невероятное волшебство, которое можно носить с собой». 21 сентября 1947 года родился Стивен Кинг



О нем всегда говорят и пишут с неким восторгом. Король ужасов! Мастер проникновения в самые страшные уголки нашей души! Эстет тьмы! Заслуженный мастер саспенса! Это все он – Стивен Кинг, один из самых успешных современных писателей. Продано 350 миллионов его книг, по которым снято несколько десятков фильмов и сериалов.

Прижизненный успех – ведь это не про писателей, их талант чаще всего признают спустя десятилетия… Слава Стивена Кинга тоже долго блуждала в потемках: есть даже вполне правдоподобная история о гвозде, на который будущий мистик нанизывал отказы от издателей и обломившийся под тяжестью «груза». Отправной точкой к всемирному признанию стал роман «Кэрри», весьма нелюбимый автором, выброшенный в виде рукописи в мусорное ведро и спасенный оттуда доблестной женой Табитой (не все беды от женщин!).

Он очень дисциплинирован и от этого продуктивен: 2000 слов – это ежедневная норма, которая неукоснительно выполняется. «Нет ничего другого, что я хотел бы делать. Я действительно не могу себе представить, что буду заниматься чем-то другим, и я не могу представить себе, что не буду заниматься тем, чем занимаюсь», – откровенничает Кинг. Дает рекомендации и о том, как стать известным: «читать и писать от четырёх до шести часов в день. Если вы не можете найти для этого время, вы можете не ждать, что станете хорошим писателем».

В 2002 году, как раз к своему 55-летию, Кинг объявил об окончании своей творческой карьеры. Ну, конечно! Никто и не поверил, что маститый писатель начнет теперь «воспитывать внуков и дрессировать щенков». Вселенная Стивена Кинга не имеет границ, видимо, из-за того, что почти все его герои – самые обычные люди, попадающие в самые необычные ситуации.

И совершенно правильно заметил Дмитрий Быков: «Его противник — это такое мировое беспричинное хтоническое зло. И он этому злу в своей жизни много и сильно надавал по морде. Если бы не было таких книг, как «Мизери», «Мертвая зона» с потрясающим и бессмертным Грегом Стилсоном, таких книг, как «Revival», я абсолютно убежден — мир был бы хуже».

Равных Кингу нет и не будет, в своем жанре он – лучший, настоящий волшебник Книги. Согласны?

  • Хорошие книги не раскрывают все свои секреты сразу.
  • Дети, литература — это правда, завернутая в выдумку, а правда этой книги довольно проста: магия существует.
  • Книги – идеальное развлечение: ни рекламы, ни батарей, ни часов удовольствия за каждый потраченный доллар.
  • Описание начинается в писательском воображении, а заканчивается — в читательском.
  • Книга должна быть как неисследованные земли. Приступай к ней без карты. Исследуй ее и составь собственную карту.
  • Я вовсе не противник книг, где описываются необычные люди в обычных ситуациях. Но как читателя и писателя меня гораздо больше интересуют обычные люди в необычных ситуациях.

Книги Стивена Кинга



Чтобы не было войны

В столичном парке «Музеон» прошел поэтический концерт «Эх, дороги…» Площадку в рамках фестиваля «Добрые люди» организовал книжный магазин «Библио-Глобус». Сам вечер посвятили Победе во Второй мировой войне. Поэт, председатель Русского литературного общества, руководитель литературных клубов «Библио-Глобуса» Александр Чистяков представил своих друзей. Большинство их сборников продаются в этом магазине.

При входе в парк гостей встречали громкоговорители с сообщениями, что «массовые мероприятия запрещены». Но атмосфера на площадке царила теплая – сказывались погода и настроение всех присутствующих. Каждый, вероятно, ощущал радость от того, что больше не нужно сидеть дома из-за самоизоляции.

Мероприятие открывала и закрывала группа «Твердь легенд» под руководством поэта Александра Тихонова. Выступали мастера и лауреаты фестиваля «Мцыри». После выступили мастера фестиваля «Мцыри» – Татьяна Аксенова и Георгий Бойко со стихами, посвященными разным событиям и героям Великой отечественной войны. Юлия Мамочева, обратилась от лица ветеранов к потомкам, которые не ценят подвиги героев. Именно теме Великой Отечественной, а не Второй Мировой посвящало свои поэтические строки большинство поэтов.

А вот музыкальная группа «Каникулы Гегеля» выступила с песнями о вечных ценностях глазами современного человека. «Чем больше добрых людей в нашем мире, тем меньше шансов повторить печальные события этой войны», – сказал лидер группы поэт и кинорежиссер Александр И. Строев.

Своих молодых собратьев по перу представлял руководитель студии «Кашалот» Николай Калиниченко. «Дай бог, чтобы более чудовищного события на этой земле не состоялось, – сказал он.– Но это уже случилось, и мы должны помнить это и отражать в своих рассуждениях».

Скоро в книжном магазине «Библио-Глобус» будут продавать уже второй сборник «Созвездие кита», со стихами студийцев и «мастодонтов» современной поэзии: Вадима Степанцова, Максима Замшева, Андрея Щербака-Жукова и др.

Во второй половине концерта выступали лауреаты молодежных поэтических фестивалей – «Филатов-Феста» и «Мцыри». Различие между ними – возрастная планка. Вначале молодые авторы приходят на первый, а затем с полученным опытом идут на второй конкурс. Сегодня эти мероприятия –творческие фестивали-лифты нашей страны.

Совсем невоенной лирикой запомнилось выступление члена Союза литераторов России Петра Кифы. «Сложно писать стихи о войне тем людям, которые на ней не были, а тем, которые на ней были – наверное, ещн сложнее», – высказался он. Авторчитал только о любви, поскольку считает, что во время военных действий именно такие стихи поднимают боевой дух.

Эту же тему продолжила София Алтер. В своих утонченных строчках она передала, что главный моральный настрой для солдат в то время заключался в тех людях, которые ждали их дома.

А завершился вечер часовым концертом группы «Твердь легенд» с песнями о любви, о настоящих и книжных героях.

Мероприятие прошло на «ура». Каждый, кто в тот день присутствовал на нем, еще раз для себя понял: мы должны благодарить наших предков за то, что они отстояли это право – писать стихи и песни о любви на русском языке.


По материалам «Литературной газеты»



Борис ЕСЕНЬКИН: Наши авторы не защищены

Рассматривая всё происходящее сегодня, невольно возвращаешься к истокам разных эпох, но заметно, что в каждой из них существует некий ведущий класс общества. Именно через этот класс осуществляется конкуренция, через него происходит исторический прогресс.

В древнем обществе этот класс представлен одним единственным человеком или одной семьёй фараона, императора… в общем – монарха. Логичным является то, что власть монарха абсолютна: он присваивает себе ресурсы всей страны, он всем распоряжается…

В феодальную эпоху конкуренция идёт через обширный класс феодалов. Они – хозяева общества. Они вырабатывают и поддерживают мораль, задают стереотипы поведения раннего капитализма. Общество движется корыстью промышленников, купцов и банкиров – это ведущий класс, и именно он присваивает себе все плоды конкурентных преимуществ той или иной страны.

Современный капитализм: конкуренция происходит уже не через собственников, а через менеджеров (произошла так называемая управленческая революция). Ответственность за ведение бизнеса перешла от владельца к наёмным управляющим. Благодаря менеджерам и привлечённым специалистам требуется бескомпромиссная борьба менеджерских решений. Поэтому именно менеджеры являются ведущим классом общества, через них идёт конкуренция. Этот класс и присваивает себе непропорционально большую долю общественного пирога.

Российский рынок на пороге нового этапа развития, когда фигура топ-менеджера окажется в центре общественной жизни. Менеджеры всё больше и больше выходят на передний план, заслоняя собственника. В России от менеджеров всё больше и больше зависит экономическое и социальное положение государства: рабочие места, налоги, валютная выручка, страна в целом, социальная обстановка… Как быть и кто виноват? Очень важно сейчас понять, как войти в этот век – век преобразований, инакомыслия и усмирить себя в этой неопределённости в осмыслении и творении…

Анализируя происходящие события, сталкиваешься с несовершенством законодательства, которое, к сожалению, не отрабатывает ясность и не утверждает нормативные документы, позволяющие регулировать самые элементарные взаимоотношения собственника (автора) и целой цепочки инстанций. Существует множество различных сопровождающих документов, которые в какой-то мере могут что-то констатировать, но общего понятия, что это его собственность – такой фиксации нет, есть только условно, а по сути – это целая карусель по доказательству права собственности. Мы говорим о незащищённости автора… По факту авторское право не защищено.

Ведь это просто: создать единую площадку (это, кстати, предлагает и Союз писателей России).

Всё это настораживает – а как же частная собственность на интеллект, изображения?! Что-то происходит (интеллектуальная собственность охраняется законом – ст. 44 п. 1 Конституции Российской Федерации), что-то накладывает отрицательный отпечаток.

Пространное толкование вызывает неуважение к российской конституции. Всё это приводит к отсутствию правового регулирования и возникновению рисков судебных разбирательств и накладывает определённый отпечаток на реализацию книжной и другой печатной продукции. Несмотря на продекламированную государством поддержку печатной индустрии чиновник не спешит, ограничиваясь только моральной поддержкой и словестными интервенциями, что неудивительно, с учётом общего ухудшения макроэкономической ситуации в стране. Так что мы находимся на перевалочной базе, чтобы осмыслить и найти себя в этом зачумлённом мире. Нужно брать за основу Закон о культуре, который до сих пор дорабатывается, и проследить все этапы в осмыслении и выработке определённых позиций, чтобы всем миром сформировать некую аксиому в понимании, что такое культурные ценности. Вероятно, каждая отрасль, в той или иной мере, будет претендовать на вхождение и фиксацию себя как гуманитарного среза, выстраданного обществом. Это не соревнование – это наше прошлое, настоящее и будущее для следующих поколений. В настоящее время это одна из первоочередных задач, которая позволит нам продемонстрировать важность обсуждения и принятия закона о культурных ценностях матушки-России, и чтобы мы ощутили насколько важен писатель и всё, что связано с писателем, издателем и книгораспространителем, а также построением коммуникационного инструмента, обобщающего все печатные, цифровые и другие информационные потоки российской печатной индустрии.

Хотелось бы обратить внимание на то, что всё, что связано с книжным делом, информацией, полиграфией, книгораспространением и чтением находится в удручающем положении. Есть действующие Указы и Распоряжения Правительства, касающиеся культуры и печатной индустрии России. О значении деятельности в сфере культуры в плане восстановления экономики России говорил и Президент Владимир Путин на online-встрече с деятелями культуры, прошедшей 6 июня 2020 года в День рождения Пушкина.

Книга является не только главным хранителем культурного наследия прошлого, но и проводником культуры в настоящее и будущее. Мы должны на века сохранять культурные ценности, помогая писателям и издателям, которые, не щадя живота своего, со времён первопечатника Ивана Фёдорова, оставляли глубокий след в нашем культурологическом базисе. Сегодня мы задаёмся вопросом – как будет прослеживаться наша история, куда мы двигаемся в эпохе цифровизации: к почитанию нашего культурного наследия, или выметаем всё прошлое?… Или мы, наконец, осознаем, что достижения предков являются той платформой, на которой российская культура, прошедшая через различные испытания, осталась нашим базисом для сохранения и передачи следующему поколению основ интеллектуального наследия матушки-России!

Целесообразно было бы создать Координационный совет печатной индустрии России для реализации представленных направлений развития информационно-коммуникационного взаимодействия и выработать мнение по обозначенным задачам. Совет сможет уделять особое внимание формированию единых подходов сотрудничества на основе международных электронных форматов и стандартов обмена данными с целью создания единой информационно-товарной площадки авторских произведений и издательской продукции на базе Российской книжной палаты и Национальных книжных палат стран – участников СНГ.

Это позволит повысить статус Книги как международного культурного и социального феномена и придаст новый импульс интернациональной культурной жизни.

Надеюсь, что в это достаточно необычное время мы найдём выверенную аксиому, и Россия вернёт себе статус самой читающей страны в мире.

Борис ЕСЕНЬКИН, генеральный директор ООО Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС»




Борис Есенькин: Дорогу осилит идущий...

Рассматривая все происходящее с разных точек зрения и теоретических выводов, а также практического волеизъявления и разного рода высказываний на данный период нашего жития, возникает парадигма в неосязаемости данных подвижек, своего рода зачатков чего-то, что не осветлено, и туманной завесы, что не позволяет сориентироваться, так как все разобщено и «бултыхается» в какой-то ауре, которая не имеет названия, а расшифровывать что-либо практически невозможно, так как многое для граждан недосягаемо.

«Дорогу осилит идущий»… в этой притче заложен глубокий философский трактат.

Рассматривая всю панегирику нашего головного мозга, приходишь к выводу, что творческий потенциал у нас огромен, но, к большому сожалению, мы так «напичканы» разными преобразованиями, что личности бывает трудно ориентироваться в этой мозговой неразберихе. Мы живем в век самопознания, наполненный страстью и знаниями, объединяющими философию и нейронауку, восприятие, память, принятие решений, социальный и эмоциональный интеллект, участвующий во всех этих процессах, который формирует нашу реальность в осознании, как обрести баланс между внешним материальным благополучием и внутренней сбалансированной и счастливой жизнью.

Самое главное для нас – верить в себя. Без этой уверенности в своих ресурсах, своем интеллекте нам никогда не достичь желаемых результатов. Эмоциональная система мозга тесно связана с личными контактами, что позволяет переварить огромный поток информации, а когда мы физически взаимодействуем с персоналом, то в этом взаимодействии мы находим верное решение на данный момент. Эмоции подпитывают наши ценности, и они же, в свою очередь, направляют и побуждают к действиям. Насколько мы осознаем собственные эмоции, самосознание у всех развито по-разному, и это может быть следствием в принятии ошибочных решений.

Эта связь работает и в обратном направлении – через эмоции, что отражается на лице, а мозг воспринимает эту физиологическую реакцию как информацию к действию. В настоящее время, мы получаем информацию отрывочно, без расшифровки – иносказательно. Разумеется, после неприятного события, остается осадок неосознанности, раздраженности, что надолго откладывается в памяти. Получается, если мы расстраиваемся, то и окружающие тоже… И все это ведет к расторжению общинности и диалога.

Сегодня в большинстве стран гражданское общество осознает свои права и возможности, благодаря активности различных общественных организаций, и человек, защищающий свои права на достойную жизнь, часто чувствует себя одиноким перед лицом государства, работодателем и сильными мира сего. Современное российское государство – преемник Древней Руси, Московского царства, Российской империи и советской эпохи. Это тысячелетняя история – суровая и великая. Сегодня Россия, как и все страны мира, ищет свое место в формирующемся глобальном мире. Процесс разбалансированности наталкивается на разные иллюзорные размышления. По сути – это переходной этап развития и смены «панциря» от тоталитаризма и несвободы к демократии. Так что фундаментально мы едины, но необходима шлифовка на всех государственных устоях России.

Устойчивость государственной конструкции, перспективы развития страны в конечном счете зависят от прочности политических институтов и доверия общества к ним. Иначе – инерция, застой, апатия. Нерешенных проблем в российской экономике много, и о них надо говорить открыто. Замедлились темпы роста – это все складывается на уровне жизни общества. Нужен поиск новых подходов, чтобы экономика росла быстрее, и чтобы она работала не на показатели, а на общество, чтобы результаты ощущал каждый гражданин России.

Сегодня общество готово к диалогу и формированию гражданского общества. Я убежден, что у России есть все необходимые возможности и ресурсы – это не только природные богатства, но, прежде всего, и человеческий капитал: талантливый народ, отстоявший независимость страны, и он открыт к диалогу и сотрудничеству.

Есенькин Борис Семенович, к.ф.н., д.э.н., заслуженный работник культуры РФ, президент ООО Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС», президент НП «Гильдия книжников» (Москва, Россия)

Источник: http://distpress.ru/mneniya-ekspertov-intervyu/290976-boris-esenkin-dorogu-osilit-idushchij.html?tmpl=component&print=1&layout=default&page=




«Лучший детектив — случай». 130 лет со дня рождения английской писательницы, мастера детектива Агата Кристи (1890–1976).



6 августа 1975 года на первой странице газеты «Нью-Йорк Таймс» появился некролог: «Умер Эркюль Пуаро, известный бельгийский детектив». Главный герой 33 романов, 54 рассказов, 1 пьесы, и великого множества поставленных по ним фильмов, телесериалов, театральных и радиопостановок почил в бозе. Единственный вымышленный персонаж, удостоенный некролога за всю историю важного новостного издания.

Кто же знаменит и известен больше? Старина Эркюль или его родительница Агата Кристи - самая издаваемая писательница мира, количество выпущенных книг которой уступает только Библии и сочинениям Шекспира?

События, происходящие в ее долгой, полной приключениями жизни, могли послужить сюжетом увлекательного романа; свою автобиографию Кристи писала целых пятнадцать лет - ей было о чем порассказать читателю!

Юная Агата Миллер готовилась стать оперной певицей и композитором и не стала исключительно из-за патологической боязни публичного появления на сцене. Трудилась сестрой милосердия в годы Первой мировой, потом повышение - фармацевт по экзотическим ядам (вот откуда столько историй с отравлениями в ее детективах!). Потом решила писать. А почему бы и нет? В лаборатории, среди пробирок и колбочек, и родился ее главный герой со странным и одновременно пафосным именем - Эркюль Пуаро, в дословном переводе - Геракл Лук-порей. Стоит ли тут вспоминать такие малозначимые события, как поездки на археологические раскопки, полеты на аэроплане, сёрфинг и кругосветки?

Кстати, первый роман отвергли пять недальновидных издателей, и только Джон Лейн из The Bodley Head согласился напечатать «Загадочное происшествие в Стайлз».

И понеслось! Кроме Эркюля Пуаро появились милейшая и мудрая мисс Марпл, менее знаменитые полковник Рейс, Паркер Пайн, суперинтендант Баттл и пара детективов-любителей Бересфордов. Объединяет все произведения Королевы детектива только одно - полная невозможность оторваться от них до последней страницы.

Из книг Агаты Кристи:

  • Счастливые люди успеха не добиваются: они настолько в ладу с самими собой, что их просто ничто другое не интересует.
  • Секрет успеха в том, чтобы начать.
  • Какие минуты были самыми важными в твоей жизни, узнаешь, когда уже поздно.
  • Делать вид, что ты что-то знаешь, труднее, чем это узнать.
  • Сюжеты своих детективных романов я нахожу за мытьем посуды. Это такое дурацкое занятие, что поневоле приходит мысль об убийстве.
  • Человеческая природа везде одинакова.
  • Свобода стоит того, чтобы за неё бороться.
  • Никогда не думайте, что вы лучше разбираетесь в том, что нужно другим людям.
  • Жизнь во время путешествия — это мечта в чистом виде.
  • Разговоры изобретены для того, чтобы мешать людям думать.
  • Нет большей ошибки в жизни, чем увидеть или услышать шедевры искусства в неподходящий момент. Для многих и многих Шекспир пропал из-за того, что они изучали его в школе.

Книги Агаты Кристи



«Среди звезд нас ждет неизвестное!». 12 сентября родился польский писатель-фантаст Станислав Лем(1921—2006).



Он стал мировым классиком еще при жизни: его книги переведены на несколько десятков языков и выпущены общим тиражом в 30 миллионов экземпляров.

Представьте себе, что вы никогда не читали Лема и впервые взяли в руки объемистый томик его сочинений. О чем это все? Да, понятно, это классическая фантастика, но ведь Лем, красочно описывая наше достаточно темное будущее, прежде всего пишет о человеческих взаимоотношениях, взаимопонимании, нашей стойкости и одновременно уязвимости перед лицом природы. И об одиночестве. Впрочем, каждый находит у автора то, что ему близко и понятно.

Как энциклопедически образованный человек, Лем был экспертом во многих сферах: в кибернетике и биологии, физике и астрономии, психологии и философии. Он ведь даже художественную литературу читать перестал, чтобы хватило времени на изучение новейших разработок по всем революционным научным направлениям. Но, вместе с тем, писатель умел «выпускать своих героев на волю» (или не мог удержать): «Я, когда начинаю новую вещь, не знаю, что будет дальше. Иногда как будто должен получиться небольшой рассказ, как вдруг тебя понесет, и ты с удивлением наблюдаешь, что рассказ растет и растет». «Солярис» - несомненная вершина творчества польского фантаста. Роман написан почти 60 лет назад, и до сих пор мы задаём себе вопрос – что же такое мыслящий океан Солярис? Для чего он преобразовывает человеческие чувства и воспоминания и придаёт им материальную форму? Ответ можно найти, лишь заглянув в самые потаенные уголки собственного сердца.

И, о чем бы не писал Станислав Лем, какое бы невероятное будущее нам не показывал, на вершине всей многоуровневой художественной композиции все равно оказывается Человек. Многое, о чем повествовал фантаст более полувека назад, потихоньку сбывается: проблема взаимоотношений человека с искусственным интеллектом, создание мирового киберпространства, социальная инженерия – что еще ждет нас «по Станиславу Лему»?

Из книг Станислава Лема:

  • Мир нужно изменять, иначе он неконтролируемым образом начнет изменять нас.
  • Люди не хотят жить вечно, люди просто не хотят умирать.
  • Суть старости в том, что приобретаешь опыт, которым нельзя воспользоваться.
  • Нужно быть собой. Всегда собой, изо всех сил собой, и тем больше, чем трудней: не примеривать чужие судьбы.
  • Массовая культура — обезболивающее средство, анальгетик, а не наркотик.
  • Человечество — это сумма наших дефектов, недостатков, нашего несовершенства, это то, чем мы хотим быть, а не удается, не можем, не умеем, это просто дыра между идеалами и реализацией...
  • Если компьютер создан для регулирования жизни общества, то кто будет регулировать компьютер?
  • Люди почему-то страдают о том, что после смерти их не будет. Но почему же они не страдают о том, что их не было до рождения?
  • Я никогда не читал, чтобы убить время. Для меня нет ничего дороже времени.

Книги Станислава Лема



«Пока есть жизнь, есть и счастье». 9 сентября родился русский писатель Лев Николаевич Толстой (1828 -1910)



С 1918 по 1986 год - самый издаваемый писатель в нашей стране. Да и за рубежом Толстой - непререкаемый литературный авторитет, правда Нобелевку он так и не получил, хотя номинировался на престижную международную премию четыре года подряд.

Признан всеми - от неискушенного читателя, сперва посмотревшего фильмы-экранизации «по Толстому», а затем взявшего в руки увесистые томики, до маститых критиков. «Вы читаете его, потому что просто не можете остановиться… его творчество отличает могучая, хищная сила, оригинальность и общечеловеческий смысл», — писал о нем Владимир Набоков.

А современники писателя? Все то же: просвещенный император Александр III отзывался о Толстом с почтением - «мой Толстой», а когда писателя отлучили от церкви, ему была оказана широкомасштабная народная моральная поддержка: шествия протеста в Москве, Киеве, Петербурге и других крупных городах; в Ясную Поляну мешками шли письма от читателей и почитателей великого таланта. Жизнь Льва Николаевича можно с полным на то основанием назвать борьбой: с собственными пороками, официальной Церковью, идеями власти и государства. Он был невероятно самокритичен: тот самый редкий случай, когда «в чужом глазу соринку видим, а в своём бревна не замечаем» - не про него. Такого богатого и объемного литературного и философского наследия нам, пожалуй никто не оставил: полное собрание сочинений Толстого составляет 90 томов.

Всю свою долгую жизнь писатель посвятил поиску смысла жизни и всеобщего мира и счастья; в итоге нашёл недостижимое в простом и кратком слове «добро».

Великие строки величайшей личности:

  • Уважение выдумали для того, чтобы скрывать пустое место, где должна быть любовь.
  • Если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствие — награду, оно тоже не добро. Стало быть, добро вне цепи причин и следствий.
  • Я знаю в жизни только два действительные несчастья: угрызение совести и болезнь. И счастие есть только отсутствие этих двух зол.
  • Лови минуты счастия, заставляй себя любить, влюбляйся сам! Только это одно настоящее на свете — остальное все вздор.
  • Делай, что должно, а там будь что будет.
  • В судьбе нет случайностей; человек скорее создает, нежели встречает свою судьбу.
  • Поступайте так, как будто вы один в этом мире, и люди никогда не узнают о вашем поступке.
  • У меня нет всего, что я люблю. Но я люблю все, что у меня есть.
  • Без любви жить легче. Но без нее нет смысла.
  • Каждый хочет изменить человечество, но никто не задумывается о том, как изменить себя.

Книги Льва Толстого



«И я умею даже там смеяться, где слабый духом выл бы от тоски!». 7 сентября родился поэт Эдуард Асадов (1923-2004)



Почему его стихи читают и любят? Интерес к творчеству Асадова не угасает уже более 60 лет, хотя так называемая профессиональная литературная общественность не признавала и не признает в нем настоящего поэта, пренебрежительно называя его «поэтом для кухарок». Но жизнь все расставляет по своим местам, четко определяя критерии творчества Поэта с большой буквы, каждая строка которого пропитана любовью и добротой к людям, верой в счастье и справедливость. Читая стихи Асадова, каждый, не до конца очерствевший душой человек, становится чище, благороднее, поднимается над собой и своими, казалось бы, неразрешимыми проблемами.

Проблемы ведь бывают разными…

Молодой черноглазый красавец, армянин с истинно русской душой, пылкой и поэтической. Таким был Эдуард до того трагического майского дня 1944 года, когда жизнь двадцатилетнего юноши оказалась поделенной на две половины – до разрыва снаряда и после. Он совершил подвиг, доставляя снаряды по полностью разрушенной военной дороге, получив впоследствии высокое звание Героя Советского Союза. Эдуард полностью ослеп, с тех пор он всегда появлялся на публике с черной полумаской на лице. Какова должна быть воля к жизни, чтобы писать такие светлые стихи о любви, о природе, о человеческом благородстве! Только любовь способна удержать человека на краю, не дать сорваться в пропасть и дать новые цели в жизни. Только в любовь всегда верил Эдуард Асадов, передавая свою истовую веру нам, благодарным читателям.

Строки из стихотворений Эдуарда Асадова:

Плохой ли, хорошей рождается птица,
Ей всё равно суждено летать.
С человеком так же не случится,
Человеком мало родиться,
Им ещё надо стать.
***

Когда мне встречается в людях дурное,
То долгое время я верить стараюсь,
Что это скорее всего напускное,
Что это случайность. И я ошибаюсь.
***

Как легко обидеть человека!
Взял и бросил фразу злее перца.
А потом порой не хватит века,
Чтоб вернуть обиженное сердце!
***

Ведь может быть тело дворняги,
А сердце — чистейшей породы!
***

А вы смиряли строгую гордыню,
Пытаясь одолеть свои пути?
А вы любили так, что даже имя
Вам больно было вслух произнести?
***

Есть о правде и стихи, и повести.
В жизни ж часто всё наоборот:
Чем у человека больше совести,
Тем бедней на свете он живёт.
***

Красоту увидеть в некрасивом,
Разглядеть в ручьях разливы рек!
Кто умеет в буднях быть счастливым,
Тот и впрямь счастливый человек!

Книги Эдуарда Асадова



«Мало быть честным перед другими, надо быть честным перед самим собою». 150 лет со дня рождения русского писателя Александра Ивановича Куприна (1870-1938).



Жизнь Александра Ивановича Куприна более всего похожа на роман-приключение: мальчик прошел через сиротский дом, затем казарменное положение продлилось в Кадетском корпусе и Александровском юнкерском училище. «...Бешеная кровь татарских князей, неудержимых и неукротимых его предков с материнской стороны, толкавшая его на резкие и необдуманные поступки», – это ведь с юного Куприна срисовано, но невзирая на очень «военный» и воинственный характер, служить дальше Александр не захотел. В своей автобиографии писатель рассказал о том, кем ему довелось поработать, расставшись с военным мундиром: псаломщик, актер, кузнец, репортер, столяр, строитель и … зубной техник. Он и в монахи хотел постричься, был такой эпизод в жизни Куприна. И удивительное стремление попробовать себя во всем – как в спорте (подниматься на воздушном шаре, летать на самолете, опускаться на морское дно водолазом), так и в неумеренных кутежах с цыганскими плясками…

Слава настигла Куприна в 1905 году с выходом «Поединка», сделав его кумиром революционной интеллигенции, с восторгом воспринявших жесткие нападки автора на русскую армию – пьяные офицеры, забитая, невежественная солдатская масса – но, без всякого сомнения, мастерски написанная повесть. Его ровесник и ближайший друг Иван Бунин, крайне редко кого-либо хваливший и скептически относящийся к писателям своей эпохи, все-таки обозначил Куприна «писателем милостью Божией». Современники называют его талант щедрым, стихийным, щедрым и жизнелюбивым; таким был и сам писатель.

После событий 1917 года «буревестник революции» Горький смог представить Куприна Ленину, который не обнаружил в нем «четкой идейной позиции», и писатель вынужденно эмигрировал в «русскую литературную столицу» – Париж, наравне с Дмитрием Мережковским, Иваном Буниным, Алексеем Толстым, Алексеем Ремизовым, Надеждой Тэффи… Но не писалось! Все персонажи Куприна срисовывались с русской натуры, герои брались из реальной жизни. А какие в Париже герои? «Прекрасный народ, - обобщил Куприн восприятие французской действительности, - но не говорит по-русски, и в лавочке и в пивной - всюду не по-нашему... А значит это вот что - поживешь, поживешь, да и писать перестанешь».

Газета «Правда» от 1 июня 1937 года: «31 мая в Москву прибыл вернувшийся из эмиграции на родину известный русский дореволюционный писатель Александр Иванович Куприн. На Белорусском вокзале А.И. Куприна встречали представители писательской общественности и советской печати». «Реалист по письму» приехал на родину умирать…

Саша Чёрный: «Александр Иванович Куприн - одно из самых близких и дорогих нам имен в современной русской литературе. Меняются литературные течения, ветшают формы, но простота, глубина и ясность, которыми дышат все художественные страницы Куприна, давно поставили его за пределы капризной моды и отвели ему прочное, излюбленное место в сознании читателей. Дорог нам и с каждым днем все дороже - и самый мир купринской музы».

Из книг А.И.Куприна:

  • Разлука для любви то же, что ветер для огня: маленькую любовь она тушит, а большую раздувает ещё сильнее.
  • Не в силе, не в ловкости, не в уме, не в таланте, не в творчестве выражается индивидуальность. Но в любви!
  • Мне кажется, можно смело представить мощную будущность тому народу, в среде которого выработалось уважение к ребенку.
  • Русский язык в умелых руках и в опытных устах – красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен.
  • Смело ныряйте в жизнь, она вас не обманет. Она похожа на огромное здание с тысячами комнат, в которых свет, пение, чудные картины, умные, изящные люди, смех, танцы, любовь - все, что есть великого и грозного в искусстве. А вы в этом дворце до сих пор видели один только темный, тесный чуланчик, весь в сору и в паутине, - и вы боитесь выйти из него.
  • Судьба бежит, бежит, и горе тому, кто по лени или по глупости отстал от ее волшебного бега. Догнать ее нельзя.
  • Никогда не отчаивайтесь. Иногда все складывается так плохо, хоть вешайся, а — глядь — завтра жизнь круто переменилась.

Книги Александра Куприна



"Страна не пожалеет обо мне, Но обо мне товарищи заплачут". 6 сентября родился поэт, кинорежиссёр, сценарист Геннадий Шпаликов (1937-1974)



В 2009 году перед главным входом во ВГИК появился памятник: три студента, три грандиозных таланта, три великих судьбы: Василий Шукшин, Андрей Тарковский и Геннадий Шпаликов. Режиссёр Сергей Сольвьёв сказал так: «Эти люди никогда не были профессорами ВГИКа, не были руководителями ВГИКа и членами ученых советов, но они в полной мере определили художественное лицо отечественной и мировой кинематографии второй половины 20 века».

Геннадий Шпаликов. Его литературное наследие состоит из рассказов, сценариев и всего из сотни стихов, многие из которых мы знаем наизусть, чаще всего даже не задумываясь об их авторстве: «Я к вам травою прорасту», «Я шагаю по Москве», «Рио-Рита». Последние - сразу же начинаем напевать, светлея душой. При жизни не вышло ни одной его книги - это как раз неудивительно, Шпаликов был «неудобным» человеком, всегда отстаивающим свои взгляды и истово критикующим цензуру в литературе и кинематографии шестидесятых.

Сценарист фильмов, равных по воплощению мастерам итальянского неореализма - «Застава Ильича», «Я родом из детства». Как режиссёр Шпаликов тоже состоялся: его фильм «Долгая счастливая жизнь» потряс Микеланджело Антониони (а его сложно было чем-либо удивить) авторским выражением «некоммуникабельности чувств».

Фильм на все времена, снятый по сценарию Геннадия Шпаликова, - «Я шагаю по Москве». Умытая летними дождями, спокойная, поэтическая Москва, где все люди добры и отзывчивы, стремятся помочь друг другу, открыто и радостно смотрят в новый день. Могло ли быть такое на самом деле? Могло, именно так все и было, - скажет каждый из нас. Лучше всего общенародное впечатление о картине выразил Михаил Ромм: «Вспоминаешь её — и хочется улыбаться. Картина начинается с улыбки и кончается ею. Она улыбается всеми своими кадрами…».

Бывает все на свете хорошо,-
В чем дело, сразу не поймешь,-
А просто летний дождь прошел,
Нормальный летний дождь.

Мелькнет в толпе знакомое лицо,
Веселые глаза,
А в них бежит Садовое кольцо,
А в них блестит Садовое кольцо,
И летняя гроза.

А я иду, шагаю по Москве,
И я пройти еще смогу
Соленый Тихий океан,
И тундру, и тайгу.

Над лодкой белый парус распущу,
Пока не знаю, с кем,
Но если я по дому загрущу,
Под снегом я фиалку отыщу
И вспомню о Москве.

Книги Геннадия Шпаликова






2021 OOO Торговый Дом «БИБЛИО-ГЛОБУС»

телефон: 8(495) 781-1900;
e-mail: mail@biblio-globus.ru

Адрес: Мясницкая ул., д. 6/3, стр. 1.
Проезд до станций метро: "Лубянка",
"Кузнецкий мост", "Китай-город".

карта проезда

Часы работы:

Будни: 9.00 - 21.00
Выходные: 10.00 - 21.00
Без перерыва.

карта магазина
Справки о наличии книг:
8(495) 781-1900

Интернет-магазин:
www.bgshop.ru